ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джанин вздрогнула.

В это время шофер затормозил у красного сигнала светофора.

Ни Малик, ни Джанин не заметили Кермана, который тоже остановился у светофора в своей «симке», неподалеку от них. Керман их заметил. Он замер, затаив дыхание, когда заметил Джанин, а затем перевел глаза на Малика. Он узнал «кадиллак». Светофор показал зеленый, и потоки машин вновь пришли в движение. Не имея возможности обогнать машину, он сел на «хвост» «кадиллаку». Керман старался не терять из виду машину. Наконец «кадиллак» свернул к отелю и Керман, остановившись у обочины шоссе, увидел, как Джанин вышла из машины, а «кадиллак» уже ехал обратно навстречу Керману. Он посмотрел на Малика в упор, тот же удостоил его лишь беглым взглядом.

Кто он – датчанин, швед?.. Нет, ни то, ни другое. Он прежде встречал много скандинавов и теперь почти был уверен, что этот светловолосый гигант не скандинав. Керман взбежал по ступенькам отеля и открыл дверь в тот момент, когда Джанин с ключами отходила от конторки портье.

– Здравствуй, – сказал Керман, подходя к ней.

Джанин обомлела и побледнела. Она пыталась выдавить улыбку, но это была лишь слабая гримаса.

– Откуда ты выскочил? – спросила она.

– Именно выскочил. Нам надо поговорить. Пойдет в бар.

Она пошла за ним, совершенно растерянная. Видел ли он ее с Маликом?

Должно быть, видел. Неужели он ее подозревает? Она знала, что побледнела при виде его, и знала, что Керман не упустит такой детали.

Керман заказал пиво, а Джанин чашку кофе. Даже выбор напитка был неудачен. Джанин нужно было бы подкрепиться.

– С кем ты ехала в «кадиллаке»?

Она уже немного справилась и сыграла в удивление.

– Мой дорогой Джек, что за порывистость? Я ожидала автобус, а человек из вежливости подвез меня.

– Значит, из вежливости?

Керман подождал, пока официант ставил перед ними напитки.

– Он назвал себя?

Лицо Джанин напряглось.

– Ты разговариваешь со мной, как будто ведешь допрос.

Я не люблю этого.

Керман улыбнулся.

– Мне показалось, что я его раньше видел. Он – швед, да?

Джанин задумчиво посмотрела на него. Надо отмести его подозрения.

– Как будто швед. Фамилия его Пергман, он здесь на несколько дней по делу.

Керман отпил пиво. Она, конечно, лгала. Она была достаточно опытна, чтобы уметь отличить скандинава от чеха.

– А может быть, он чех? – спросил он.

– Мне этого не показалось… но это вполне возможно.

– Он тебя о чем-нибудь спрашивал?

– Несколько самых обычных вопросов, нравится ли мне здесь… долго ли собираюсь здесь оставаться… вот и все.

Керман рассмеялся.

– Моя дурацкая привычка подозревать. Ладно, забудем об этом. Что нового?

Она посмотрела на часы.

Через несколько минут я поеду в аэропорт. В четыре приходит самолет из Парижа. Может быть, приедет Гирланд.

– О'кей, тогда я пойду. Могу довезти до аэропорта.

– Мне нужно еще подняться к себе. Лучше не жди меня, Джек.

– Как хочешь, – сказал он и вышел из отеля.

Стоя у машины, Керман думал. Он не сомневался, что его подозрения верны.

Джанин была перевербована. Она одновременно работала на Дори и на чехов, нужно предупредить Дори. Вдруг его осенила мысль. Он отошел от своей машины и занял удобную позицию за другой машиной, откуда он хорошо видел вход в отель. Он ждал. Минут через семь к отелю подъехал автобус и остановился.

Несколько человек вышло из отеля и вошли и него. Шофер подождал еще минут десять, закрыл дверь и стал двигаться по аллее к выходу. Сомнения Кермана окончательно рассеялись. Она даже не наблюдала за аэропортом. Еще один гвоздь в ее тело. Он вернулся к своей машине и поехал в Дакар.

Гирланд вернулся в отель озадаченный. Он был почти уверен, что Фантец свяжется с ним. Он, конечно, сначала встретится с Кейри и все с ним обсудит.

Теперь Гирланд беспокоился На Фантеца. Но он надеялся, что слова Фантеца о том, что он сможет позаботиться о себе, не были бравадой. Но больше всего озадачил его таинственный телефонный звонок. Если это была Джанин, то что все это могло значить? Может быть, она агент?

Но тогда на кого она работала? На Дори?

Он все еще размышлял, когда, направляясь к лифту, встретил Джанин, выходящую из бара. Она была бледна, возбуждена и едва улыбнулась ему.

– Джон, мне надо поговорить с тобой. Пойдем ко мне.

– Конечно, – сказал он. – Что-нибудь случилось?

– Да, но подождем, пока не войдем в номер.

Они вошли, и она, закрыв дверь, отошла от него, затем резко повернулась и сказала:

– Я знаю, кто ты! Ты Марк Гирланд!

Гирланд потер шею, нахмурился, снял пиджак, отстегнул кобуру под плечом, положил все на стол и сел.

– Ну, что ж, продолжай. Послушаем еще, что ты скажешь. Потом начну говорить я.

– Я – В-2260, – сказала Джанин, садясь на кровать. Она нервным движением закурила сигарету. – Тебе это что-нибудь говорит?

Как-то Росленд сказал Гирланду, что у Дори есть особый агент – женщина.

Росленд никогда ее не встречал, но знакомился У Дори с ее отчетами. Тогда он назвал ее код – В-2260.

– Итак, ты работаешь на Дори? Да, я слышал о тебе. Спасибо за предупреждение по телефону.

Гирланд замолчал, а Джанин, подождав, продолжала:

– Ты не догадываешься, почему я здесь?

– По-видимому, Дори послал тебя следить за мной? Почему же ты вдруг решила расколоться? Значит, ты меня дурачила?

– Я?.. Это ты меня дурачил. Я думала, что ты действительно Джон Гилберт, американский бизнесмен.

– Но тебя все-таки послал Дори следить за мной?

– Дори вообще не посылал меня. Все значительно сложнее. Я поехала сама.

Дори считает, что тебя убили. – Она стряхнула пепел. – Итак, ты работаешь на Радница?

Гирланд слабо усмехнулся.

– Ведешь разговор ты. Я еще вообще ничего не говорил.

– Марк, не будь враждебным. Я совсем не хочу загонять тебя в угол. Очень глупо, но… я полюбила тебя.

В лице Гирланда ничего не изменилось.

– Очень жаль. Я не гожусь для таких чувств.

– Нет, нет, я не виню тебя, это порой случается без нашей воли. Я думала, что пробыв с тобою ночь, легко расстанусь, как это бывало с другими мужчинами. Почему ты такой великолепный любовник?

– И из-за этого ты влюбилась в меня?

– За это и кое за что другое.

– Я очень сожалею, Джанин. А если я уеду в Дакар, ты сообщишь обо мне Дори?.. Кстати, как ты засекла меня?

– Я все ждала, когда ты спросишь меня об этом, Марк, – сказала она с дрожью. – Неужели у тебя не возникло ко мне никакого чувства?

– Откровенно говоря, мне кажется, что я не могу полюбить по-настоящему женщину. Ты мне нравишься, я о тебе думаю, но что-то большее… нет.

– Во всяком случае, ты искренен. – Она горько улыбнулась. – Ты бы не смог прожить со мной до конца дней?

– Я бы не смог ни с кем прожить до конца жизни, ни с одной женщиной.

Джанин, нет смысла продолжать этот разговор… Мне бы не хотелось причинять тебе боль.

Она откинулась на подушку и смотрела в потолок. Теперь она знала правду, но это ничего не меняло – боль не проходила. Допустить, чтобы Малик завлек его в свою ловушку?.. Она не могла этого сделать.

– Ты спросил, как я раскрыла тебя? Очень просто. Мне сказал о тебе Малик.

– Малик? А кто это?

– Ты не слышал о Малике? Неужели Росленд никогда тебе не говорил?

– Ты имеешь в виду того чеха? Это он Малик?

– Да, он.

– Он? А какое ты имеешь к нему отношение?

– В-2260-двойной агент, Марк.

Гирланд встал и подошел к столу. Вынув из кармана пачку сигарет и не промолвив ни одного слова, пока не сел. Лицо его осталось непроницаемым.

– Почему же ты мне все это рассказываешь?

– Потому что люблю тебя.

«Ах, уж мне эта любовь, – подумал Гирланд. – Женщины любят пользоваться этим словом. Оно, как острый крючок, на который они хотят подцепить тебя».

– Малик разыскивает Кейри. У него важная информация.

Малик вызвал меня сюда. Он знает больше Дори. Дори, практически, ничего не знал. Он знает, что допустил ошибку в деле с этой Фачер. Теперь он пытается заполучить эту информацию с помощью меня и Кермана.

23
{"b":"6020","o":1}