ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, и что же дальше?

– Это все… Ты решишь, стоит ли чего-нибудь ее информация. Ничего не обещай, а просто прозондируй почву.

– Но почему бы тебе самому этим не заняться, Гарри? Зачем тебе нужен я?

По-моему, это по твоей части – все просто.

Росленд вынул сигарету, скомкал пустую коробку и, закурив, наконец, после паузы сказал:

– Я не должен вмешиваться в это. Я должен остаться в стороне. Как раз это во мне Дори и ценит.

– Как будто ты не знаешь, – сказал Гирланд серьезно, – что теперь ты нужен Дори, как дырка в голове. Это не пустяк, а серьезное дело, мой дорогой. Она уже к кому-то обращалась, и теперь за всем этим следят, а также и за нами с тобой, благодаря твоей тупости. Ты навел их на меня. Все, что им нужно было, это засечь номер моей машины и узнать, кто я и где живу. Здорово все получилось, Гарри. Что случилось с серыми клеточками у тебя в голове, называемыми мозгами?

Росленд неприязненно дернулся.

– Не разговаривай так со мной, я не люблю это, – отпарировал он резко.

– Неважно, любишь ли ты это или нет. Ты слишком разжирел и разленился, но самоуверенности у тебя не убавилось. Ты думаешь, это игра: дал приказ, махнул волшебной палочкой, взял денежки, а другие будут расхлебывать грязь.

Два года тому назад ты бы подумал, что впереди тоже может быть хвост. Это не шутка, Гарри. Можно влипнуть в очень грязное дело. Парни, вроде нас с тобой, которые работают на таких пройдох, как твой Дори, должны всегда быть начеку.

А ты даже не чувствуешь опасности, хотя стоишь уже в куче дерьма по самые колени.

– Черт возьми, сейчас же заткнись и перестань так со мной разговаривать, – воскликнул Росленд, обливаясь потом. – У меня куча таких агентов, как ты, и будь рад, что тебе оказывают доверие. Я знаю, что тебе нужны деньги… мне надоели твои укоры… не то я…

– Ну, Гарри, ты теперь ничего не можешь, я последний из твоих подручных, ты это хорошо знаешь, что никто не хочет больше делать за тебя грязную работу. Джесом ушел. Грей, Фоше, Пьер – все покинули тебя, они вовремя почувствовали сигнал бедствия, а теперь это вижу и я. Я последний из твоего поганого стада, на кого ты еще можешь рассчитывать… Так что не угрожай и не ерепенься.

Росленд тяжело дышал. Он обтер свой потный лоб носовым платком и зло уставился в запыленное ветровое стекло автомобиля.

– И сколько же я за это получу? – наконец выдавил Гирланд. – Пока не будет задатка, я даже не буду о нем говорить.

Росленд немного поколебался, затем полез в карман и протянул Гирланду две банкноты по сто франков.

– А когда остальные? – спросил Гирланд.

– Пока все. Ты ведь знаешь, как Дори любит платить. – Гирланд засунул деньги в бумажник.

– Нужно еще подумать стоит ли работать за такие деньги, – сказал он с отвращением.

– Действуй, – сказал Росленд. – Сейчас мне надо вернуться, и я буду ждать. Не посади себе хвост снова.

– Забавно слышать это от тебя, – сказал Гирланд…

Герман Радниц сидел в нише бара отеля «Георг V». Это был плотный, полный мужчина, с толстым крючковатым носом и кустистыми бровями. На нем был безукоризненного покроя костюм, в петлицу которого была продета алая гвоздика. Обувь у него была от «Лотта». Время от времени он затягивался дорогой сигарой, которую держал в своих толстых, как обрубки, пальцах.

Он уже полчаса провел в баре и безжалостное лицо его было сковано тяжелой думой. Радниц был одной из самых важных фигур в отеле. Он считался одним из самых богатых людей в мире.

Своими финансовыми махинациями он, как щупальцами, окутал весь мир.

В это время в бар быстро вошел молодой человек с бородкой. На нем был поношенный плащ. Он помедлил, затем, получив от Радница знак, приблизился и сел рядом с последним на свободный стул.

Молодого человека звали Майкл Томас. Он мягко сказал:

– У Дори была встреча с Рослендом. Они были в «Криллон» баре и разговаривали недолго – Когда они расставались, Дори дал что-то Росленду, по-видимому, деньги. Я на расстоянии не разглядел. После этого Росленд вышел из бара и направился в бар отеля «Нормандия», и оттуда куда-то позвонил.

Далее Томас передал Радницу все последующие события.

Радниц пристально разглядывал свои красиво подстриженные ногти. После долгой паузы он сказал:

– Это надо сделать быстро. Заставь Росленда рассказать, о чем он говорил с Дори. Неважно, как ты этого добьешься.

Томас понимающе кивнул и поднялся.

– Я буду ждать здесь, – сказал Радниц, – и побыстрей. Он потянулся к своему стакану, а Томас быстро вышел из бара.

Томас пошел к своему черному «ситроену». В то время, как он, открыв дверцу садился в машину рядом с водителем, шофер, невысокий, крепко сбитый парень с жестокими маленькими глазками, вопросительно посмотрел на него. На заднем сиденье был еще один человек, высокий, тонкий и смуглый, лицо его было непроницаемо, как маска, во взгляде таилась угроза.

– Хозяин велит поговорить с Рослендом, – сказал Томас, – он живет на Рю Кастаньона.

Борг, так звали водителя, пробормотал что-то неясное, завел мотор и машина тронулась.

До квартала Росленда они доехали за десять минут. Томас и Шварц, высокий малый, который сидел сзади, вышли, а Борг немного отъехал в сторону и остановился.

– Обойдемся и без Борга, – сказал Томас.

– Рассчитывай на меня, – сказал Шварц с ухмылочкой.

Томас пристально посмотрел на него, неприязненный и презрительный тон голоса Шварца не понравился ему, но сейчас было не до споров. Они вошли в подъезд и, незаметно проскочив мимо окошка консьержки, подошли к лифту. Еще минута, и они уже были на верхнем этаже.

Выйдя из лифта, они тихо закрыли дверь. Томас указал пальцем на глазок, вмонтированный в панель двери, и Шварц отступил в сторону. Тогда Томас достал из кармана автоматический пистолет 38-го калибра, надел на ствол маленький глушитель и постучал в дверь. Шварц в это время прикрыл глазок рукой. После долгого молчания послышался звук тяжелых шагов. Росленд был слишком пьян, чтобы опасаться чего-нибудь. Он даже не посмотрел в глазок и открыл дверь.

Томас поднял свой пистолет и направил его на Росленда.

– Никакого шума, – сказал он быстро. – Проходи в комнату и держи руки на виду.

Увидев стоящего за Томасом Шварца, Росленд сразу осел и лицо его стало пепельным. Он медленно попятился в гостиную. Томас последовал за ним, в то время как Шварц закрыл дверь…

Гирланд взбежал по лестнице к своей квартире. У него еще оставалось время сходить с девушкой в бистро через дорогу от его дома. После обеда они могли бы вернуться оттуда обратно, он бы вновь постарался убедить ее подождать, а потом бы направился на встречу с той женщиной в клуб «Алло, Париж».

Поговорив с ней и позвонив Росленду, он бы вновь вернулся к себе, и они бы хорошо повеселились до утра. Он был очень самоуверен и ему даже в голову не приходила мысль, что девушка могла думать иначе.

Открыв дверь в квартиру, он прислушался, нахмурившись – никаких признаков, что она была там.

– Тесса! – позвал он, повысив голос.

Тишина. Заглянув в ванную, он окончательно убедился, что она ушла.

«Она, должно быть, приняла меня за сосунка и ушла вскоре после меня, а я-то дурак, думал, что дело верное, – подумал он. – Почему тогда она пришла сюда, если не собиралась заниматься любовью?»

Вдруг он весь напрягся и вскочил на ноги. Он окинул свою большую комнату беглым взглядом – как будто все было на месте. Он подошел к большому шкафу и посмотрел на его три ящика. Положение нижнего ящика, до которого он не дотрагивался, вселило в него тревогу. К створке нижнего ящика у него был прикреплен волосок, по положению которого он мог судить, не рылся ли кто-нибудь в шкафу. Волосок был разорван… Он вошел в ванную, нажал на скрытую пружину панели и заглянул внутрь: в нише лежали его профессиональные аксессуары: фотокамера «Экзакта» с набором принадлежностей, два микрофона, маленький магнитофон, набор отмычек, несколько пистолетов и другие вещи, которыми он пользовался в разное время. Там, также, лежали предметы маскировки, так как иногда Гирланду требовалось изменить внешность.

3
{"b":"6020","o":1}