ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда машина подъехала к жалкой лачуге, из ворот вышли три высоких улыбающихся африканца, окруженные маленькой стайкой темных ребятишек. Тесса всем пожала руки. Гирланд, улыбаясь, последовал ее примеру. Момар сказал им, что надо разгрузить машину и замаскировать сеном.

Гирланд шагал за Тессой. Слева от них, на открытом месте, стояли две хижины, вокруг них были разбросаны разные опорожненные банки и другой мусор.

Справа, немного в стороне, стояли хижины побольше. Слева из одной хижины показались две молодые африканки и тотчас же исчезли, хихикая, где-то в темноте. Гирланд устроился в тени одной хижины и теперь наблюдал, как Тесса подошла к одной хижине и вошла в нее.

Через несколько минут она показалась и махнула ему рукой.

Он встал, чувствуя растущее волнение. Подходила долгожданная минута встречи с Робертом Генри Кейри.

– Входите, – сказала Тесса. – Он ждет вас.

Прошло несколько минут, прежде чем его глаза освоились с мрачным полумраком внутри хижины. При свете, проникавшем только сквозь соломенную крышу, он увидел человека, сидящего на низком ложе типа носилок, служившем ему, очевидно, кроватью. Перед ним стоял перевернутый сундук, изображавший стол. Гирланд замер, пристально глядя на сидевшего человека. На нем была тропическая рубаха, слишком большая для этого исхудавшего костлявого человека и запачканные брюки цвета хаки. Кожа лица, имевшая пепельно-трупный оттенок, казалось, была совершенно истонченной и прозрачной. Заостренный клювообразный нос без единой кровеносной прожилки завершал картину омертвения и разложения. Все было мертво на этом лице, за исключением двух угольков глубоко ввалившихся глаз, не желавших сдаваться, полных лихорадочного блеска. Этой тенью был Роберт Кейри.

Гирланд вспомнил фотографию, которую Роан показывала ему в Париже. За короткое время, прошедшее с момента фотографирования, от былого Кейри не осталось ничего.

– Гирланд? – голос прозвучал низко и хрипло.

– Да, – Гирланд быстро подошел и протянул руку. – Я спешил изо всех сил.

Костлявые сухие пальцы на какой-то миг задержались на его руке, и тут же рука беспомощно упала на колени.

– Спасибо, садитесь.

Гирланд огляделся, нашел маленький деревянный стул и осторожно сел.

– Я думал, что приедет Росленд, – сказал Кейри.

Лихорадочный блеск его глаз усилился.

– Росленда убили, и на его месте я.

– Мы все там будем. Как это случилось?

Гирланду не хотелось упоминать имя Радница и он быстро сказал:

– Его нашли в квартире задушенным, никто так ничего и не узнал.

– Мне он нравился, хотя он не был умен, но в нем было что-то располагающее. Росленд считал вас своим лучшим агентом. Когда я вас впервые встретил, я почему-то сразу решил, что вам можно доверять. Я верю в первое впечатление. Как Дори реагировал, когда Роан рассказала ему обо мне?

– Он сразу же направил меня сюда для встречи с вами.

– Роан очень проницательна и умна для африканки. Должно быть, Дори хорошо ей заплатил, иначе бы она ему ничего не сказала. Она вернулась вместе с вами?

– Мы собирались отправиться вместе, но ее убили в аэропорту.

Кейри наклонил голову и посмотрел на свои высохшие руки. Наконец, он сказал:

– Да, сначала Росленд, а затем Роан. Эта рука Радница. Как это вам удалось не попасться ему?

Гирланд напрягся.

– Радниц? А при чем здесь он?

– Это дело только его рук. Даже чехи этого бы не сделали. Дори знает о Раднице?

– Еще пару недель тому назад я ничего о нем не слышал. Я узнал о нем от Росленда, но только в самых общих чертах.

– Что же Росленд говорил о нем?

– Он сказал, что Радниц тоже охотится за вами. Разговор шел в машине, которую я вел, и я не очень вникал в это.

Гирланд, недовольный собой, подумал, до каких же пор ему еще придется лгать этому человеку, которого он с каждой минутой уважал все больше.

– Почему Радниц искал вас? – спросил Гирланд.

– У меня с ним были дела. Примерно такие же отношения, которые были между Фаустом и Мефистофелем. Радниц никогда никому не доверял. Он боится, что я буду его шантажировать. Я вам кое-что расскажу, чтобы вам было все понятно… Пять лет тому назад я был одним из лучших американских агентов.

Кое-кому в самых высших сферах в голову пришла мысль, чтобы я перебежал к чехам, выведал их секреты, а затем вновь вернулся бы к американцам, захватив как можно больше секретных документов. Все верили в мою удачу, за исключением меня одного. И тем не менее, я дал себя убедить. Каким-то образом Радницу удалось узнать об этом плане. Ему без труда удается проникать в государственные секреты. Накануне моего бегства Радниц пришел ко мне. Он хотел, чтобы я нашел доступ к секретным материалам по делу Генриха Кунцли, которые хранились в архивах органов безопасности Чехословакии. Он предложил мне три миллиона в обмен на эти документы. Я соблазнился такой огромной суммой и не видел причины, по которой должен был ему отказать. В качестве залога он положил на мой счет в банке значительную сумму, остальное же должен был уплатить при вручении ему материалов. Я ухлопал четыре года, прежде чем смог добраться до них, но когда я все-таки получил к ним доступ, то понял, с каким человеком я вошел в сделку. Я выяснил, что Радниц и Кунцли одно и тоже лицо. Это были контракты, заключенные им с немецкими и японскими нацистами о производстве мыла, химического удобрения почвы и пороха. С первого взгляда все выглядит вполне безобидно. Обычная капиталистическая сделка. Но какое сырье обязались поставлять нацисты для заводов Кунцли-Радница?.. Это были кости, волосы, жир и зубы миллионов замученных в концентрационных лагерях. Радниц составил себе состояние, превращая в деньги трупы евреев, чехов, русских, поляков и других жертв нацизма. Чехам удалось добыть эти контракты и они держали их в – секрете до поры до времени. Радниц стоит у колыбели многих международных политических авантюр. События во Вьетнаме, мятеж в Конго, оружие для венгров, восставших в тысяча девятьсот пятьдесят шестом году. Этот список можно продолжить: оружие везде шло через Радница. Все это у меня в микрофильмах, которые я отснял там. Я хочу, чтобы все это попало к Дори… Это – конец, Радница. Теперь вам все ясно.

Гирланд слушал с пересохшим от волнения ртом. Холодный пот заливал ему глаза, он был совершенно подавлен. Если все это было правдой, а он не сомневался в словах Кейри, то он тоже не примет денег от Радница.

– У меня есть несколько фильмов для Дори, – продолжал между тем Кейри. Кроме того, у меня есть список чешских агентов, работающих во Франции и Америке, среди них особо доверенное лицо Дори… Джанин Долней.

– Почему вы не передали это Роан? Она могла бы вручить это Дори.

– Радниц, этот вездесущий Мефистофель, знает, что я в Сенегале. Знают об этом и чехи. Я не мог доверить это Роан. Предложи он ей большую сумму денег, и она также вступила бы с ним в сделку. Я рад, что вы приехали, Гирланд. Я уверен, что вы не пойдете на сговор с этим спрутом.

Гирланд смущенно пожал плечами. Он и сам собирался как-нибудь перехитрить Радница, но надеялся получить от него обещанные пятьдесят тысяч долларов.

Теперь все сомнения отпали. Он должен выбраться из Сенегала и добраться до Дори. Но как Дори встретит его?.. Наконец, он сказал:

– Все это не просто. Не только Радниц, но и чехи знают, что вы где-то скрываетесь в саванне. Они неуклонно приближаются.

– Мне это известно. Тем более, вам надо торопиться. У меня все подготовлено и на обратном пути Момар будет вашим проводником. Если вам удастся прорваться к американскому посольству, то вам помогут выехать в Париж. Я хотел бы, чтобы вы захватили с собой и Тессу. Ей вообще не следовало сюда приезжать. Фантец просто потерял голову.

– Ну, а вы? Вы едете с нами?

– Нет, я останусь здесь. Я был бы для вас только обузой.

– Но Тесса не захочет вас оставить. Я тоже.

– Это необходимо. Оберегайте ее в дороге.

Гирланд нахмурился.

31
{"b":"6020","o":1}