ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он продолжал идти, слыша, как мягкие шаги неотступно следуют за ним.

Вдруг он резко нырнул в проход, ведущий к жилому дому. Пройдя его, он вошел во двор, скудно освещенный бледной луной. Прижавшись к дому, он притаился в тени и стал ждать… Было тихо. Раздавались только шаги пешеходов на улице, да звук шин автомобилей. У него было много времени и он решил набраться терпения. Он простоял десять минут, это его не раздражало, а наоборот, было частью его профессиональной выучки.

И вдруг он увидел приземистую фигуру, осторожно крадущуюся по темной аллее в сторону двора. Человек подождал, осознав, что ему придется пересечь темный двор. Он заметно нервничал, а Гирланд ждал…

Наконец преследователь решился. Гирланд увидел, как тот достал что-то блеснувшее из кармана. Это был нож. Фигура начала приближаться. Убийца увидел Гирланда. Он был матерым и реакция у него была быстрая, но рефлекс Гирланда сработал быстрей. Блеснул плоский острый нож, но Гирланд уже бросился в ноги нападавшего, сбив его. Схватка продолжалась на земле.

Убийца, потерявший шляпу, пытался дотянуться ножом до горла Гирланда… Дюйм за дюймом сокращалось это расстояние. Гирланд держа руку с ножом, максимально напрягся, стараясь оттолкнуть ее, но нож неуклонно приближался и уже царапал кожу.

В последнем яростном усилии, заставившем заколотиться сердце, Гирланд наконец отдал нож и своей левой рукой провел молниеносный прием дзюдо, попутно ударив нападающего в горло. Нож выпал из руки, и с каким-то грудным стоном убийца свалился как сноп. Тяжело дыша, Гирланд с трудом поднялся, он даже не взглянул на распростертое тело. Качаясь из стороны в сторону, он вышел на освещенную улицу и смешался с толпой. На углу улицы было кафе, в которое он вошел и направился к телефонной кабине. Он запер за собой дверь и набрал номер клуба «Алло, Париж».

После долгой паузы мужской голос сказал:

– Да?

– Мадам Фачер у вас? – спросил Гирланд по-французски.

– А кто это? – спросил человек на другом конце провода.

– Если она у вас, то она меня ожидает.

– Не кладите трубку, – сказал голос.

Гирланд ждал, вслушиваясь в отдаленные звуки барабана. Он слышал какой-то истерический смех и кисло улыбнулся. «Женщины, – подумал он, – они всегда все усложняют». И он опять вспомнил ту длинноногую блондинку. Перед ним пронеслись слова Росленда, сказанные при их последней встрече: «Почему ты путаешься со столькими женщинами?»

Гирланд вытер шею платком, в кабине было жарко. Теперь Росленда уже не было в живых, и голос его доносился как бы из могилы. И опять он вспомнил Тессу с вывеской «Нью-Йорк-Геральд Трибюн» на ее роскошном бюсте. Наконец в трубке ответили.

– Мадам Фачер здесь. Она вас ждет.

– Мне надо с ней поговорить. Может быть вы…

Он смолк, увидев крадущуюся тень вдоль противоположной стены. Повесив трубку, он быстро опустился на колени, скрывшись за деревянной панелью кабины. Левой рукой он схватился за ручку, правая потянулась за револьвером.

Затаив дыхание, Гирланд ждал. Он чувствовал, что попал в ловушку. Там, снаружи, можно было мгновенно открыть кабину и убить его прежде, чем он бы смог защититься.

Затем он подумал, что шум от выстрела привлек бы два или три десятка людей, находившихся в кафе. Он услышал, как закрылась какая-то дверь и вновь наступила тишина. От напряжения заболели суставы пальцев, судорожно сжимавшие ствол револьвера. Он еще некоторое время подождал, затем тихо приоткрыл дверь кабины. Слабо освещенный коридор был пуст. Он медленно поднялся на ноги, лицо покрылось потом. Выйдя из кабины в коридор, он осмотрелся, затем сделал глубокий вздох. Он вновь вспомнил, что они сделали с Рослендом.

Поколебавшись, он пересек коридор и отворил дверь. Перед ним была лестница черного хода кафе, и он побежал вверх по лестнице. Миновав шестой этаж, на котором не было света, он вдруг услышал, как кто-то спускается вниз. Рука его вновь скользнула под пиджак и пальцы сжали ствол 45-го.

Какая-то полная женщина средних лет с накинутой на плечи шалью появилась на площадке. Он посторонился, уступая ей дорогу, и она, поблагодарив его, прошла мимо. Добравшись до восьмого этажа и сильно запыхавшись, он оказался в длинном коридоре. Пройдя его, он открыл крайнюю дверь и увидел над собой ночное небо. Он взобрался на плоскую крышу и закрыл за собой металлическую дверь.

Крыша была обнесена металлической оградой, на которую он облокотился, глядя вниз на оживленный бульвар. Справа по бульвару вдали горели неоновые буквы «Алло, Париж». Он стал изучать крыши, которые ему надо было пройти.

Первые три были гладкие и их преодолеть не составляло большого труда.

Четвертая, уступчатая, могла таить в себе опасность, пятая же – крыша самого клуба – была наполовину плоская, наполовину крутая…

Он принял решение добраться до клуба по крышам. До четвертой уступчатой крыши он добрался за несколько минут, но тут он должен был остановиться. Ему нужно было одолеть крышу в десять ярдов и, не видя возможности преодолеть ее крутизну, он решил воспользоваться водосточными желобами для ног, а руками перебираться по нескольким нишам, выложенным в черепице. После этого он мог попасть на пятую крышу клуба, которая тоже была плоской.

Перехватывая пальцами нишу за нишей и обхватывая время от времени ногами водосточные трубы, которые поскрипывали под его тяжестью, он медленно продвигался вперед, изнемогая от напряжения и заливавшего лицо пота.

Наконец, сделав последнее усилие, он закончил свой страшный путь на плоской крыше, которая была на три фута ниже.

Встав на четвереньки, он обследовал последнюю крышу, но не нашел ничего подозрительного. Убедившись, что на крыше никого нет, он поднялся. Увидев стеклянный люк, он сдвинул его и посветил фонариком. Под ним была площадка и лестничная спираль. Нагнувшись и протиснув свое тело в люк, он беззвучно спрыгнул на лестничную площадку…

Томас с Боргом стояли в затемненном подъезде магазина напротив клуба.

Борг стал мерзнуть.

– Все перекрыто, он не может незаметно пробраться. Его надо ждать с минуты на минуту, – сказал Томас.

– Что мы будем с ним делать, когда он появится? – спросил Борг. – Это тертый малый, с Рослендом не сравнишь.

Томас повернул глушитель на револьвере и спрятал его в карман.

– Спустим его и убежим. Пока кто-нибудь появится, мы будем далеко.

– Стрелять надо наверняка, – сказал Борг. – А где Марсель?

– Там, на дороге, он знает Гирланда в лицо и предупредит нас, когда Гирланд будет приближаться.

– Похоже, что ты все предусмотрел. А на крыше у тебя есть кто-нибудь?

– Крыша?.. А при чем тут крыша? – маленькие глаза Томаса беспокойно забегали.

Борг пожал плечами.

– Ты просто сказал, что все предусмотрел, но этот малый ушлый, он может попробовать проникнуть через крышу.

Томасу было неприятно, что такой простак, как Борг, подумал о том, о чем он, Томас, должен был подумать сам. Хотя он был молод, но он вошел в доверие к Радницу благодаря своей смекалке. При мысли, что его промах мог все испортить, на его лбу выступили капли пота.

– Пойди, – сказал он озабоченно, – тебе бы следовало подумать об этом раньше. Поднимись на лифте на последний этаж, да побыстрее.

– А почему я? Иди сам, если хочешь. Какого черта мне совать туда свою шею? – огрызнулся Борг.

– Ты слышал, что я сказал? – В голосе Томаса звучала угроза. – Иди и побыстрей.

Борг заколебался, но зная, что Томас любимец Радница, не решился спорить, а только пожал плечами. Покинув укрытие у парадного, Борг пересек бульвар и вошел в помещение клуба. Из погребка доносились звуки барабана и завывание саксофониста.

Гирланд уже достиг последнего пролета лестницы, когда он увидел входящего Борга. Он остановился и прижался к стене. Он увидел, как Борг вошел в лифт и закрыл дверь – минуту спустя лифт медленно пополз вверх. Когда лифт поднялся на второй этаж, Гирланд спустился вниз и вошел в коридор.

Неоновая красная вывеска со стрелкой указывала ему, что «Алло, Париж» был еще ниже. Войдя в полосу света от неоновой вывески, Гирланд тщательно оглядел свой костюм, который весь был запачкан грязью и сажей, ботинки были сбиты во многих местах. Он вынул из бумажника банкноту в пятьдесят франков и, сложив ее, зашагал к ярко освещенному входу в клуб.

5
{"b":"6020","o":1}