ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он хочет говорить с ним, – сказал он, – перестань.

– Как-нибудь на днях мы с тобой, чучело, еще встретимся, – сказал Гирланд, – но уже в других условиях и тогда поговорим.

Шварц отстранил Томаса и сел на свой стул. Гирланд с трудом поднялся на ноги, держась за шею.

Борг достал плоскую фляжку с бренди из бокового кармана и, отпив жадно несколько глотков, передал ее Гирланду.

Гирланд взял фляжку и немного отпил из нее. Он вернул ее Боргу, который ему усмехнулся.

– Ну что ж, теперь, пожалуй, можно и закурить, – сказал Гирланд.

Борг бросил ему пачку, которую Гирланд поймал на лету.

Он вытащил сигарету, закурил и бросил пачку обратно Боргу, сказав:

– Держи!

Томас наблюдал за всем этим. Теперь он начал побаиваться Борга.

По-видимому, Борг решил, что с Томасом все кончено.

Пока Гирланд курил, все в комнате молчали. Боль в шее понемногу проходила, и Гирланд почувствовал облегчение. Время от времени Борг потягивал из фляжки. Шварц оставался неподвижным, устремив на Гирланда сверкающий взгляд.

Минуты медленно тянулись. Наконец, они услышали стук в дверь. Томас вскочил на ноги и побежал к двери. Открыв, Радниц бегло взглянул на Гирланда, затем махнул рукой в сторону трех.

– Выйдите и подождите за дверью, – резко сказал он.

Когда они ушли и дверь закрылась, Радниц снял плащ и положил его на спинку стула. Он осмотрел комнату, презрительно сморщился и направился к стулу, покрытому зеленой вельветовой тканью.

Как бы про себя он сказал:

– Даже свинья не стала бы жить в таком хлеву.

Гирланд наблюдал за ним. Радниц продолжал осматривать комнату. Наконец, его глаза остановились на Гирланде:

– Я, Герман Радниц, вы, наверное, слышали обо мне?

Гирланд ничего не ответил, и Радниц продолжал:

А я о вас кое-что слышал, мистер Гирланд. Вы агент и работаете на американцев. Работа у вас тяжелая, а платят вам мало. В этой игре вы человек маленький. Вы, очевидно, обладаете мужеством и недюжими талантами, но все это вылетает на ветер. Вы уже пять лет работаете агентом, а много ли вы заработали?

Гирланд усмехнулся, потирая свою ноющую шею.

– Из малого желудя вырастает большой дуб, – сказал он. – Я терпелив.

Думаю, что теперь и я начну расти.

Радниц сбросил пепел от сигары, он даже не обратил внимания, что пепел упал на ковер, оставив там свое пятно.

– Вы можете стать богатым человеком, мистер Гирланд, или превратиться в труп…

Гирланд достал пачку Борга со стола, вынул из нее сигарету и закурил.

– Может быть, поговорим о деле? – сказал он, выпуская дым из ноздрей. Вам бы ничего не дала моя смерть. Запугать меня тоже нелегко. Мы могли бы с вами договориться.

– Надеюсь, что могли бы, мистер Гирланд, – сказал Радниц. – Мы или договоримся, или вы отсюда не выйдете живым.

– Значит, давайте договариваться, – сказал Гирланд.

Радниц поерзал немного на стуле и затем резко спросил:

– Вы встретились с мадам Фачер?

– Да.

– А я сказал своим людям, чтобы этой встречи не было!

– Я прибыл в клуб до того, как они все оцепили, – сказал Гирланд.

– Она знает, где Кейри?

– Да.

– Вам она сказала, где он?

Гирланд пожал плечами и тут же пожалел об этом. Острая боль пронзила его, пот выступил на его лице.

– За эту информацию она хочет денег. Завтра мы с ней должны встретиться.

– Сколько она хочет?

Гирланд не колеблясь ответил:

– Пятнадцать тысяч наличными.

– Вот вы уже и начинаете расти, мистер Гирланд.

– Конечно, я же вас предупреждал.

– Итак, за пятнадцать тысяч долларов эта женщина скажет вам, где скрывается Роберт Кейри, так?

– Именно так! Она должна позвонить мне по специальному номеру завтра вечером, и я должен буду убедить ее, что имею деньги, тогда она мне скажет, где он.

– А где же вы достанете эти пятнадцать тысяч? – спросил Радниц и снова скинул пепел на ковер.

– У Дорн. Мне не следовало, по-видимому говорить об этом.

– Я знаю Дори, – сказал Радниц с непроницаемым лицом.

По-моему, мистер Гирланд, вы поставили не на ту лошадку. Кейри нужен мне.

Вы сказали пятнадцать тысяч долларов? А что же из этого достанется вам?

– Пока еще не знаю, – сказал Гирланд, думая, что пять тысяч будет неплохой компенсацией за синяк на шее.

– А не лучше бы было, если б вы могли положить пятьдесят тысяч в карман?

У Гирланда перехватило дыхание, услышав такую цифру.

Он часто мечтал о таких деньгах.

– Это было бы, конечно, лучше, – иронически заметил он.

– Я бы мог предложить вам такую сумму.

– Завтра я поговорю с этой женщиной. Дайте мне пока пятнадцать тысяч, и я смогу назвать вам место, где скрывается Кейри, – сказал Гирланд, – а после встречи с ней поговорим об остальном.

Радниц затянулся сигарой, кончик ее раскалился докрасна и теперь выглядел, как предупредительный сигнал.

– Если бы все было так просто, мистер Гирланд, – сказал он, – то жизнь была бы много проще. Недостаточно знать, где он. Я вам, конечно, дам пятнадцать тысяч, но для того, чтобы получить остальные, вы должны не только найти его, но должны быть готовы убить его, и принести мне все документы, которые ему удалось вывезти.

Гирланд вновь потер шею.

– Сначала я поговорю с ней, а потом подумаем о дальнейшем.

Радниц наблюдал за Гирландом, заложив ногу за ногу.

– Мистер Гирланд, вы пять лет проработали агентом и когда могли, то рады были сорвать сотню здесь, сотню там. Теперь перед вами открывается возможность заработать большие деньги, и я боюсь, ваш ум не может даже понять, что такое пятьдесят тысяч долларов. Вы, может быть, захотите надуть меня. Вы можете захотеть улизнуть из Парижа с пятнадцатью тысячами, но я хочу предупредить вас, что если у вас появится подобная мысль, это будет страшной ошибкой. Вы недолго будете жить. Я разыщу вас и под землей.

Гирланд твердо посмотрел на Радница, игнорируя его угрозы.

– Ваше дело доверять мне или нет.

– Я никому не доверяю, – сказал Радниц. – Но если мне что-нибудь нужно, я это получаю. Я хочу найти Кейри и думаю, что вы можете мне помочь. Раз вы уж найдете его, то убьете. За это я плачу вам пятьдесят тысяч долларов.

Принимаете такие условия?

Гирланд подумал о Роберте Кейри. Ни за какую сумму он не пошел бы на это, тем более не станет он убивать Кейри. Но Гирланду хотелось этих денег и он был очень самоуверен. Этого толстяка нужно было перехитрить, и он решил пока сыграть в его игру. Потом найдется время и возможность, когда он сможет сманеврировать.

– Договорились, – сказал он. – Кади таких денег я готов пойти на это.

– Вы твердо решили, мистер Гирланд?

Гирланд почувствовал угрозу в голосе Радница.

– Да, я решил, – сказал он.

– Постарайтесь, чтобы ваши старые методы не ввергли вас в соблазн надуть меня. Я многое знаю о вас, Гирланд. Раз вы пристали ко мне, вы со мной и останетесь. Запомните это.

– Я сказал – договорились, значит договорились.

Радниц удовлетворенно кивнул и поднялся.

– Завтра днем вам принесут деньги. Вы поговорите с женщиной и узнаете, где Кейри, затем придете в отель «Георг V» и все мне расскажете.

Радниц накинул на плечи плащ и пошел к двери.

Гирланд задумчиво смотрел ему вслед…

Джон Дори сошел со ступеней американского посольства, слегка сутулясь под холодным ветром. Открыв дверцу своего «Пежо-404», он сел в машину, включил подфарники. Посмотрев на серебряную «омену», купленную несколько лет тому назад в Женеве, Дори включил зажигание. Было без двадцати минут десять. Он привык работать поздно. Когда он работал, он съедал бутерброд и выпивал стакан молока, которые приносил один из его курьеров. Он жил один, так как давно развелся с женой, о которой никогда не вспоминал. Дори проработал в американском посольстве в Париже тридцать лет. Он сменил много должностей и теперь добрался до самого верха – он был главой французского отделения ЦРУ.

8
{"b":"6020","o":1}