ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В течение ряда лет он успешно руководил деятельностью отдела, но теперь его постоянно сверлила мысль, что через три года ему придется уйти в отставку…

Два месяца тому назад Вашингтон прислал в Париж Тортона Уорли возглавить работу отделения. Тогда сказали, что Дори будет продолжать работать со своими агентами и развивать свои связи и контакты. Уорли же будет осуществлять общее руководство и заниматься перестройкой работы отдела. Хотя Дори ни с кем не делился, но про себя решил, что Вашингтон не доволен его работой и прислал Уорли, чтобы тот помог им найти предлог для увольнения его в отставку до истечения трехлетнего срока. Росленд был прав, когда говорил, что всякой информацией, полученной по почте или по телефону и сулившей легкий и быстрый успех, Дори занимался сам. Теперь он жил надеждой, что ему удастся сделать что-нибудь значительное, и Вашингтон не только не отзовет его, но, наоборот, продлит его срок пребывания на том же посту с трех до пяти лет.

Наконец, он подъехал к своему дому и, кивнув головой консьержке, вошел в лифт и поднялся на пятый этаж. Войдя в квартиру и сняв пальто, он быстро прошел в большую, хорошо составленную гостиную, по дороге щелкнув выключателем люстры. Подойдя к письменному столу, он вынул из кармана связку ключей и открыл ящик стола. В это время зазвонил телефон. Голос в трубке произнес:

– Джон?..

– Да, – ответил Дори.

– Это я, Джанин. Я заеду через полчаса.

– Пожалуйста, – сказал Дори и повесил трубку.

Он взял пачку бумаг со стола и начал просматривать их, совершенно не вникая в содержание. Раздался звонок в дверь. Поглядев в глазок, он снял цепочку и открыл дверь.

Джанин Долней быстро прошла за ним в холл. Это была женщина лет тридцати – тридцати пяти, стройная, среднего роста, брюнетка в норковой шубке. Ее большие темные глаза были чуть-чуть насмешливы. Мужчины считали ее неотразимой, но не Дори. Уже давно он пришел к выводу, что женщины не только опасны, но и скучны. Он старался не иметь с ними дела, хотя и понимал, что часто они необходимы.

– Проходи и садись, – сказал он, направляясь в гостиную. – У меня еще масса работы. Боюсь, что не смогу уделить тебе много времени. Что у тебя?

Она сняла пальто, бросила его на стул и прошла за ним в гостиную. Садясь, она немного одернула свое шикарное платье, стараясь прикрыть красивые колени.

– Это ты поручил Гарри Росленду работу? – спросила она.

Этот неожиданный вопрос насторожил Дори. Джанин никогда не пропускала изменения выражения в лицах мужчин, они для нее давно не были загадкой.

– А почему ты спрашиваешь? – спросил Дори осторожно.

– Послушай, Джон. Я работаю с тобой или нет? Я задаю простой вопрос: делал ли Росленд для тебя что-нибудь сегодня вечером?

Дори смотрел на ее точеное бесстрастное лицо и подумал о тех многих делах, которые она выполняла для него раньше. Он пожалел, что не посоветовался с ней раньше, чем обратился к Росленду.

– Да, он должен был кое-что сделать, – сказал он.

– Что-нибудь важное?

– Может быть, точно не знаю.

Джанина открыла дорогую сумочку, достала золотой портсигар, вынула сигарету и прикурила от золотой зажигалки.

– Тебе бы не хотелось рассказать мне об этом, Джон?

– А для чего тебе это? – Дори немного колебался. – Это не имеет к тебе никакого отношения, Джанин.

Она выпустила дым через маленькие ноздри и улыбнулась.

– Хорошо, делай как знаешь, – она разгладила платье на коленях. – Ну, тогда я расскажу тебе о том, что имеет отношение к тебе.

Она замолчала, а Дори сказал:

– Ты знаешь, что я тебе полностью доверяю, Джанин. Ты что-то знаешь, да?

Она вздохнула, стряхнула пепел в пепельницу.

– Хорошо. Совершенно случайно я вечером встретила Росленда. За ним шел какой-то молодой человек с бородкой, а спереди был другой хвост. Гарри заметил парня с бородкой, но не заметил того, впереди. В метро ему удалось оторваться от одного преследователя. Я не придала сначала этому значения и не остановила его. Затем я вспомнила, что где-то встречала этого бородатого парня-это человек Германа Радница.

Дори сел и нахмурился.

– Ты уверена в этом?

– Тебе бы пора знать, Джон, что я никогда не ошибаюсь. Я удивилась, зная, что Росленд работает на тебя. У меня было свидание, но я не пошла. Вместо этого я пошла в отель «Георг V». Радниц сидел в баре, поджидая кого-то.

Вскоре появился бородач, поговорил, с Радницем и ушел. Через пять минут он появился снова и позвонил по телефону. Во мне проснулось любопытство. Я позвонила Гарри, но никто не ответил. Тогда я позвонила тебе – и вот я здесь.

Дори снял очки и начал протирать их носовым платком. Некоторое время он сидел нахмурившись, а Джанин наблюдала за ним.

– Все это произошло так внезапно, что я не успел поговорить с тобой, наконец сказал он. – Я не отнесся к этому очень серьезно и решил, что Росленд с этим вполне справится.

– Ты очень самоуверен, Джон. Ты даже не заметил, что Росленд уже ни на что не годен. Я тебя предупреждала об этом раньше, но ты настолько привык к нему, что никак не можешь с ним расстаться. Ну… так в чем же дело?

– Сегодня утром мне позвонила женщина и назвалась мадам Фачер. Она хотела получить деньги за какую-то информацию. Она сказала, что не может входить в детали по телефону и настаивала на встрече. Она сказала, что это имеет отношение к безопасности Штатов. Назначив место и время встречи, она повесила трубку. Я решил послать к ней Росленда, он же передал это дело какому-то своему агенту.

– Кто же должен все-таки встретиться с ней?

– Я сказал тебе… какой-то агент.

– И ты даже не знаешь, кто этот человек?

– Нет, – сказал он мрачно.

– Когда же они встретятся?

– В одиннадцать.

Она взглянула на часы. Было без четверти одиннадцать.

– Ждать нечего. Дело принимает серьезный оборот.

Дори думал о том же. Он подошел к телефону и набрал номер Росленда.

Подождав некоторое время, он повесил трубку.

– Его нет дома.

Они посмотрели друг на друга.

– Он должен быть дома, – сказала Джанин и поднялась. – Нам надо идти к нему. Меня это беспокоит.

Дори кивнул, подошел к ящику и вынул из него автоматический револьвер 98-го калибра, проверил его и сунул в боковой карман пиджака. Он открыл дверь и вошел в холл. Джанин следовала за ним.

Через тридцать минут они уже поднимались на лифте к квартире Росленда.

Собираясь позвонить у двери, Дори вдруг заметил, что она приоткрыта. Достав револьвер и переложив его в карман поближе, он тихо открыл дверь и пошел в холл. Джанин вошла следом за ним. Двигаясь как тень, Дори заглянул в комнату. Он вздрогнул, увидев распростертое тело Росленда.

– Закрой дверь, – тихо произнес он. – Он здесь… убит.

Джанин прикрыла дверь и подошла к Росленду.

– Посмотри на его руку, – прошептала она с дрожью. – Похоже, что они тут не рылись. Они, видно, поторопились, заставили его заговорить, а потом убили.

– Пойдем, Джанин, – сказал Дори. – Лучше, чтобы нас здесь никто не видел.

Уже в машине Джанин сказала:

– Дело серьезное, Джон. Не следовало поручать его Росленду. Тебе надо было самому встретиться с этой женщиной. Где же этот клуб?

– В Баул Клиши.

– Поехали туда.

– Уже поздно. Сейчас половина двенадцатого.

– Все равно поедем, – ответила Джанин, – и поторопись.

Они доехали до клуба уже в полночь.

– Тебе лучше подождать в машине, – сказал он. – Я сейчас все узнаю.

Толстый администратор в зеленой униформе по имени Хассен встретил его у двери.

– Мне нужно поговорить с вами, – резко сказал Дори, доставая из кармана посольский пропуск.

В это дело могла вмешаться полиция, и администратор быстро сообразил, что если полиция пронюхает о том зеркале с секретом, то возникнет много неприятностей… Потому он ответил, отведя Дори в дежурку:

– Что вы хотели узнать?

– Здесь была женщина по имени мадам Фачер? – спросил Дори.

9
{"b":"6020","o":1}