ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Придав лицу безразличное выражение, он пожал плечами.

— О многом, — ответил он и нахмурился. — Ты думаешь, мне нравится все это? Ты уедешь, а кашу оставишь расхлебывать мне. Так что тут есть о чем подумать.

Маурер кивнул.

— Но ведь я уеду ненадолго, — сказал он. — Тебе нужно только все уладить до моего возвращения. Большие не о чем беспокоиться.

Голович подумал, что если кому-то и следует беспокоиться, так это — Мауреру, но ничего не сказал.

Дженни Конрад с тревогой оглядела людный бар. Проходя мимо швейцара, она сказала, что ожидает друзей. Здесь не любили женщин, приходящих одних. У клуба была целая стая своих девушек и посторонняя конкуренция не приветствовалась.

Прошлый раз, когда Дженни приходила сюда, с ней почти сразу же заговорил толстый пожилой мужчина, который провел с ней весь вечер, угощал ее и рассказывал анекдоты. Дженни нашла его невыносимо скучным, но сейчас все же надеялась, что он будет здесь. Однако его нигде не было видно.

Этим вечером в клубе, похоже, не было одиноких мужчин, и Дженни стало неловко. Она понимала, что не сможет долго сидеть одна за столиком в углу.

Бармен поглядывал на нее, а две девицы глазели на нее с открытой неприязнью.

Она нервно допила свой бокал. Какое будет унижение, если ей придется уйти, подумала она. И это после того, как она целый вечер прихорашивалась, а затем потратилась на такси до клуба. Ни в какое другое место она не пожелала пойти. По крайней мере, ни один из знакомых или сослуживцев Пола никогда не приходил сюда.

Когда она уже окончательно решила, что не может больше здесь оставаться, Дженни увидела направляющегося к ней высокого мужчину, одетого в безукоризненный смокинг. Ее в сердце быстро забилось. Его худое лицо и белый шрам от левого глаза к носу заставили ее затрепетать.

Он задержался у ее столика и широко и дружески улыбнулся. Она улыбнулась в ответ немного неуверенно, но не стала делать попыток скрыть свою заинтересованность.

— Не говорите мне, что он подвел вас, — сказал Сейгель, наклоняясь над ней.

Она чувствовала, что он пытается заглянуть за низкий вырез ее платья. Слегка встревоженная, но возбужденная, она откинулась назад.

— Ну да, — сказала она и взглянула на часы. — Он опоздал, но он придет. Он… всегда опаздывает.

— Женщины не должны ждать мужчин, — сказал Сейгель, улыбаясь еще шире. — Не могу ли я пока занять его место? Она притворилась, что колеблется.

— Право, не знаю. Мы ведь совсем не знаем друг друга. Он отодвинул стул и сел.

— Ну, это легко исправить. Меня зовут Луи Сейгель. А вас?

— Дженни… Конрад, — ответила она, вспоминая, что Пол сказал, что ее сразу узнали, и решив в последний момент не называть своей девичьей фамилии.

— Ну вот и хорошо, — сказал Сейгель. — Теперь мы знакомы, не правда ли? Давайте выпьем.

Она увидела, что он сделал знак пальцами бармену, и тот быстро вышел из-за стойки и принял у них заказ. Она отметила также, что напитки появились с волшебной быстротой, и мартини, который бармен поставил перед ней, был несравним с тем, что она выпила сама.

— Хотела бы я быть мужчиной, — сказала она, как только бармен отошел. — Все к вашим услугам. Мартини, который я заказывала, был отвратительным.

— Я очень рад, что вы не мужчина, — ответил Сейгель, глядя на нее своим знаменитым наглым взглядом. Он всегда удивлялся, как это Конрад подцепил себе такую хорошенькую жену, и сейчас, сидя рядом с ней, он удивлялся еще больше.

— Не вас ли я видел здесь несколько дней назад? Дженни кивнула.

— Я заглядываю иногда сюда. Мне нравится здесь. Вы хорошо знаете этот бар?

— Очень хорошо, — засмеялся Сейгель. — Это самый лучший из ночных клубов города. Он поднял бокал.

— За долгую и прекрасную дружбу. — Он залпом опустошил его. — Допивайте свой, — продолжил он, — и давайте еще повторим.

Дженни была готова подчиниться, и бармен сразу без заказа принес два бокала. Дженни не могла не заметить в глазах Сейгеля откровенного восхищения, когда он смотрел на нее. Она была достаточно опытна, чтобы понять, что Сейгель опасен. Такой не удовлетворится только разговором. Очень скоро последует неизбежное предложение пойти куда-нибудь вместе. Сердце Дженни забилось сильнее, когда она подумала, как далеко она позволит ему зайти. Ей не пришло в голову, что когда придет время, у нее не будет выбора. Она была уверена, что выпутается из любого положения, но она не знала, что Сейгеля трудно остановить, когда он идет к цели.

Разговор с ним, его взгляды, действие мартини, музыка, воскресили у нее волнующие воспоминания о жизни, которую она вела до замужества. Она думала, как, действительно, повеселилась в те дни. И это было недавно: всего три года назад.

— У вас промелькнула нехорошая мысль, — сказал он. Уж он-то умел читать мысли женщин. Именно поэтому он точно знал, как поступить в любой момент, и его успех у женщин стал притчей во языках среди друзей.

Дженни вспыхнула.

— У меня их не было! — Она допила мартини и со стуком поставила бокал на стол. — Я не понимаю, о чем вы говорите. Сейгель усмехнулся.

— Нет, понимаете. Вы думаете, какой будет мой Следующий шаг, предложу ли я вам пойти ко мне домой и посмотреть ценную гравюру, которую я недавно купил.

Дженни некоторое время смотрела на него в замешательстве, потом рассмеялась.

— Ни о чем подобном я не думала!

Он наклонился вперед, и от его животной силы и взгляда у нее перехватило дыхание.

— Вы интересуетесь гравюрами? Она покачала головой.

— Нет. А вы?

— Нет. Я никогда не считал гравюры необходимым предлогом. — Он широко улыбнулся. — Вкусная еда, немного танцев, приглушенный свет и мягкая музыка лучше всяких гравюр.

Он отодвинул стул.

— Поужинаем?

Дженни смотрела на него и колебалась. Она вдруг почувствовала, что этот большой, хорошо выглядевший мужчина, многое принимает за должное, и по мере того, как идет время, будет гораздо труднее управляться с ним, чем она сначала себе представляла. Но она знала, что если откажется от приглашения, он уйдет и ей придется возвращаться в скучный пустой дом, к еще более скучному телевизору.

— Вы говорите загадками, — сказала она, — но я голодна, и поэтому буду ужинать.

— Прекрасно. Пока вы попудрите свой хорошенький носик, — сказал Сейгель, — я должен позвонить. Встретимся через пять мину!.

— Чтобы попудрить нос, мне понадобится больше пяти минут, — сказала она, не желая, чтобы ею командовали.

— Через пять минут, — улыбнулся Сейгель и быстро прошел через бар к гостиной, где были умело скрыты несколько кабин с телефонами. Он набрал номер и, ожидая, когда его соединят, закурил.

Дженни изумила его. Если бы он не знал, кто она, и что она замужем за Конрадом, он был бы уверен, что она его обольщает. Играет ли она с ним, хотел бы он знать, или она действительно слабый противник? Не появится ли вдруг Конрад, когда он будет готов приступить к делу? Не послал ли он сюда свою жену одну, чтобы прихватить его? Сейгель сомневался в этом, но решил вести игру осторожно.

В трубке прозвучал щелчок и раздался недовольный голос Моу Глеба:

— Что надо?

— У меня есть для тебя работа, — не называя себя, сказал Сейгель. — Вам с Питом нужно будет сделать ее, понятно? Пит сделает дело, а ты позаботишься о колесах. Разыщи Пита и сидите у телефона, пока я не позвоню. Я дам вам адрес, как только получу его.

— Ого! Разве сначала мы не сможем подготовить все это, чтобы было чисто?

Его голос прозвучал испуганно.

— У вас не будет времени. Дело должно быть выполнено в течение получаса после получения адреса. После этого за дело примутся копы. Дело очень важное, Моу, не промахнитесь. Я назначаю тебя ответственным, понятно?

— Ладно.

— Сделай это аккуратно, никакого шума и быстро. Я могу позвонить с этого времени в любой момент. Будьте рядом, — сказал в заключении Сейгель и положил трубку.

Потом он быстро прошел по коридору в свой кабинет и открыл дверь.

14
{"b":"6021","o":1}