ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Фрэнс смотрела на него с прежним выражением в глазах.

— Это неважно, — сказала она быстро. — Мы посидим на берегу и посмотрим, как плавают другие. Мне и самой не хочется купаться.

— Нет, ну что ты. Я хочу, чтобы ты поплавала, — сказал он, стараясь скрыть смущение.

— Берт приглядит за нашими вещами, — заключил Бастер. — Мы недолго. Пошли, девочки.

Они стали осторожно пробираться по берегу, пока, наконец, не добрались до кусочка свободного места на песке, которое поспешно заставили вещами.

Под одеждой, которую Бастер быстро снял, оказались плавки. Пит с завистью посмотрел на его загорелое мускулистое тело.

Девушки сняли чулки и обувь, а затем скинули платья. На обеих под ними оказались закрытые купальники. Посмотрев на Фрэнс, Пит почувствовал дрожь. На ней был надет устричного цвета купальник, который прекрасно гармонировал с цветом ее кожи. Он подумал, что у нее самая прекрасная фигура, какую он когда-либо видел.

Надев купальную шапочку, она повернулась к нему.

— Ты действительно не возражаешь, чтобы мы оставили тебя здесь? Может я тоже лучше останусь?

— Нет, нет, все в порядке. Я подожду.

— Идем же, Фрэнси! — нетерпеливо закричала Банти и, схватив Бастера за руку, побежала с ним к воде.

Фрэнс улыбнулась Питу. Что-то подкатило к его горлу. Невероятно, что такая привлекательная девушка, как она, может смотреть на него и улыбаться, будто он такой же обычный человек, как и Бастер.

— Я скоро вернусь, — сказала она и пошла к воде. Пит сидел, обхватив руками колени и согнув плечи. Он смотрел на ее длинные стройные ноги, мальчишески прямую спину, как она неловко, как и большинство женщин, бежит по песку. Потом она нырнула в воду и поплыла вслед за друзьями.

— Какого черта ты здесь прохлаждаешься? — прорычал возле его уха чей-то голос.

Пит застыл на месте, сердце его было готово выскочить из груди. Он быстро обернулся.

Рядом с ним на корточках сидел Моу, наблюдая за ныряющей головкой Фрэнс. Здесь, на пляже, среди полуобнаженных людей, загорающих на солнце, он выглядел нелепо в своем черном костюме, разрисованном галстуке и белых ботинках.

— Дверь мне открыл парень, — сказал быстро Пит, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно — Потом вышли две девушки. Они приняли меня за кого-то другого У меня не было возможности сделать что-либо, поэтому я и пошел с ними и жду теперь возможности остаться с ней наедине.

— Вот что получается, когда все заранее не подготовлено, — заметил Моу. Его глазки с подозрением вглядывались в Пита. — Я говорил об этом Луи. — Он взглянул на часы. — Копы уже, наверное, у них дома. Тебе нужно побыстрее пристукнуть ее, Пит.

— Среди этой толпы? — саркастически спросил Пит. Моу повернул голову и посмотрел на колесо обозрения, которое несло в небо свои маленькие кабинки.

— Затащи ее на это большое колесо, — сказал он, — сделай, чтобы вы были вдвоем в одной из кабинок. Пристукни ее, когда будете на самом верху и запихни труп под сиденье. Ее не найдут, пока ты не смоешься.

Пит почувствовал, как к горлу подступает тошнота.

— О'кей, — ответил он.

— Смотри, не ошибись и на этот раз, — резко сказал Моу — Ты не можешь ошибиться. Она должна быть убита Это приказ. Если ты не можешь его выполнить, это сделаю я.

— Я же сказал, «о'кей», — грубо и отрывисто бросил Пит.

— Нужно не говорить, а делать. — Моу встал. — Я буду рядом, Пит. У тебя немного времени, так что используй его, иначе придется вмешаться мне.

Пит смотрел через плечо, как его широкая короткая фигура передвигается по песку, прокладывая себе путь среди лежащих тел.

Пит наблюдал за ним, пока он не исчез из виду. Но он знал, что Моу будет неподалеку, и будет наблюдать за каждым его шагом.

Он продолжал сидеть на солнце, на лице у него выступил пот, а страх сжимал сердце Было ясно, что он не собирался убивать Фрэнс. Он понял это еще в ту минуту, когда впервые увидел ее. Он знал, что Моу убил бы ее, когда она вышла на лестничную площадку, и удрал бы. Он мог бы сделать то же самое, но ее дружелюбный и приветливый взгляд спас ее Теперь он уже не пойдет на это, хотя и знает, чем ему это грозит. По-существу, он жертвует жизнью. Никто и никогда, ослушавшись приказа организации, не оставался в живых. Некоторые, правда, пытались противиться, а трое даже тайком уехали из города. Один из них достиг Нью-Йорка, другой — Майами, а третий добрался даже до Милана, прежде чем длинная рука организации добралась до них.

Пит уже не думал о себе. «Девушка была для него слишком молода, слишком хороша, слишком добра, чтобы умереть, — думал он, засунув пальцы в песок. — Как спасти ее?»

Если он будет тянуть и дальше, Моу может убить ее сам. У него достаточно крепкие нервы, чтобы подойти в толпе к Фрэнси, ударить ее ножом и затем скрыться. Моу может сделать это, если ему не понравится, как продвигается дело у Пита.

Нет, единственное, что можно предпринять, это предупредить ее и затем самому прикончить Моу. Если он убьет Моу, у нее будет час или что-то около этого, чтобы выбраться из города и скрыться где-нибудь, прежде чем организация поймет, что она выскользнула из рук.

Но нужно быть очень осторожным с Моу. Он уже что-то подозревает. К тому же он ловко владеет пистолетом, намного лучше, чем Пит. Придется как-нибудь усыпить его подозрения, а затем, в подходящий момент, разделаться с ним.

Но сначала он должен предупредить Фрэнс, а для этого ему нужно увести ее подальше от Бастера и Банти. Если он расскажет при них, Бастер может позвать копа и не дать ему возможности покончить с Моу.

«Все зависит от того, удастся ли прикончить Моу, » — думал Пит. Он взглянул на сверкающее море. Голубая купальная шапочка мелькнула перед ним: возвращалась Фрэнси.

Он взял себя в руки, ожидая ее.

* * *

Полицейская машина свернула на Леннокс-авеню и сбавила скорость, чтобы Конрад, высунувшись в окно, мог разглядеть номера домов.

— Через дорогу в десяти ярдах, — сказал он Бардену, который сидел за рулем.

Барден направил машину через дорогу и остановил ее у четырехэтажного дома. Они вместе вышли из машины и постояли некоторое время, осматривая дом.

Сердце Конрада билось неровно, он волновался. Когда Мак Кен позвонил ему и сказал, что Фрэнс Колеман находится на Леннокс-авеню, 35, он едва дождался Бардена, чтобы сесть в его машину.

— Скоро ты перестанешь страдать, — улыбаясь, сказал Барден. — Хочешь пари, что она никого не видела?

— Пошли и спросим ее, — сказал Конрад, толкнув калитку. Когда он шел по дорожке к парадной двери, он заметил движение в окне первого этажа и различил тень мужчины за занавеской. Тень сразу же исчезла из поля зрения Конрада, едва он повернул голову, чтобы посмотреть в окно.

Конрад остановился, чтобы прочитать таблички с фамилиями жильцов, затем ткнул пальцем в кнопку второго звонка, открыл парадную дверь и быстро прошел через холл, а затем вверх по ступенькам. Барден следовал за ним.

Они остановились на площадке второго этажа и Конрад постучал в дверь. Они подождали немного, потом, так как никто не открывал, Конрад постучал еще раз.

— Никого нет, — сказал он, нахмурившись. — Черт побери! Что же теперь делать?

— Прийти попозже, — философски заметил Барден. — Я был бы удивлен, если бы кто-то был дома в такое утро. Они вместе спустились по лестнице.

— Может быть этот парень в окне знает, куда она ушла, — сказал Конрад, когда они оказались в холле. — По тому, как он подглядывал за нами, похоже, что он не упускает ничего.

— Что за волнение? — спросил Барден. — Вернемся после полудня.

Но Конрад уже стучал в дверь справа от главного входа. Через довольно длительное время дверь открылась и высокий сутулый старик уставился на них большими водянисто-голубыми глазами.

— Доброе утро, господа, — сказал он. — Чем могу быть полезен?

— Я — Пол Конрад из окружной прокуратуры, а это — лейтенант Барден из городской полиции, — сказал Конрад. — У нас есть дело к людям со второго этажа, но их, вроде, нет дома. Вы, случайно, не знаете, когда они вернутся?

18
{"b":"6021","o":1}