ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она по-прежнему клянется, что никого не видела в Тупике, но, по крайней мере, не просится больше домой. Я думаю, она понимает, что ей надо прятаться, пока все это немного не остынет.

— Мы вернемся к ней попозже, — сказал Форест, беря сигару. Сорвав кольцо, он продолжал:

— Что же рассказал Вайнер?

— Он признался, что преследовал мисс Колеман. Он сказал, что убить ее приказал Сейгель. Но больше я ничего не могу из него выжать.

— Другими словами, он рассказал тебе достаточно, чтобы ты его держал здесь и охранял от опасности, но не больше.

— Примерно так. Он говорит, что ничего не знает о Маурере, что он человек Сейгеля, и даже не знает, что тот работает на Маурера. Он лжет, конечно, и я надеюсь убедить его рассказать всю правду. Я думаю, нам сейчас нет смысла брать Сейгеля. Нам нужен Маурер, и если мы арестуем Сейгеля, то сами свернем с главного пути.

Форес кивнул.

— Надо будет связать Сейгеля с Маурером, если мы хотим хоть как-нибудь использовать показания Вайнера.

Конрад нахмурился и стряхнул пепел в стеклянную пепельницу, стоящую на столе Фореста.

— Мне никак не удается заставить Вайнера поверить, что он у нас в безопасности, — раздраженно сказал он. — Он абсолютно убежден, что рано или поздно организация доберется до него.

Если бы я смог убедить его, что они не смогут до него добраться, я думаю, он раскололся бы.

— А он в безопасности. Пол? — спокойно спросил Форест. Конрад кивнул.

— Да. Я принял все меры предосторожности. К охотничьему домику, где я их обоих поместил, невозможно даже приблизиться. Вот почему я выбрал это место. К нему ведет только одна дорога. Она проходит по такой местности, на которой негде укрыться. Единственным другим путем является подъем над пропастью по высокой отвесной скале, там и муха не смогла бы взобраться. Но я и там поставил людей на тот случай, если кто-нибудь все же попытается подняться при помощи веревок и другого альпинистского снаряжения. Мисс Колеман и Вайнер не остаются одни ни на мгновение. Пока они в этом домике, они — в достаточной безопасности.

— И все же Вайнер считает, что банда его уничтожит?

— Он ведь думает, что никто из когда-либо приговоренных членов банды не оставался в живых и рука Маурера настигает повсюду. Как только мне удастся разубедить его в этом, он даст нам всю необходимую информацию.

— Честно говоря, я его не осуждаю за страх, — серьезно сказал Форест. — У Маурера есть неприятная привычка убивать людей, которые слишком много разговаривают. Ты принял во внимание чисто человеческие слабости своих людей, Пол?

— Конечно, — ответил тот. — Я позаботился о том, чтобы отобрать самых проверенных. Никто не дежурит в одиночку. С каждым все время находится напарник. Все они подчиняются сержанту О'Брайену — вы его хорошо знаете. Ему я могу доверять, как самому себе.

— Конечно, — согласился Форест, — я знаю О'Брайена много лет. Он — первоклассный полицейский. А как насчет отпусков? Нет ли опасности, что эти люди смогут проникнуть туда, когда у охраны будет выходной день?

— У них нет выходных дней, — возразил Конрад. — Я их предупредил, что пока не закончится работа, выходных не будет. Лишь трое могут покидать домик: Ван Рош, О'Брайен и я. Этим двоим я доверяю как себе.

— Ну что же, похоже, ты держишь ситуацию под контролем. В субботу или в воскресенье я подъеду туда.

— Мне бы очень хотелось, чтобы вы туда приехали. Если бы мне только удалось убедить Вайнера, что он в безопасности!

— Может быть, он образумится. У нас есть немного времени. Следите за ним в оба. — Форест пододвинул стул так, чтобы можно было положить ногу на ногу. — А теперь расскажи мне о девушке.

— Она остается для меня загадкой, — ответил Конрад. — Черт меня побери, если я знаю, что с ней делать.

Форест, который не упускал ничего, был удивлен унылым тоном Конрада. Он быстро взглянул в его лицо и поразился его выражению. Встревоженный, он отвел взгляд. Почему вдруг изменился тон голоса Конрада, едва он заговорил о девушке? Большой судейский опыт научил его подозревать в любом случае связь между мужчиной и женщиной. Возможно и здесь что-то есть?

— Что ты имеешь в виду, Пол? — мягко спросил он. Конрад пожал плечами.

— Я абсолютно убежден, что она видела Маурера в Тупике. Почему она не признает этого? В конце концов своим молчанием она превращает себя в соучастницу преступления.

— Ты ей об этом напоминал?

Конрад поднял глаза и отвел взгляд от вопрошающего взгляда прокурора.

— Пока нет. Я думал, что это прозвучит так, будто я ей угрожаю. А она не из тех, кому можно пригрозить.

— Но все-таки ей нужно об этом сказать. Если у нас появится другое свидетельство того, что она видела Маурера и не признается в этом, ее молчание будет наказуемым.

— Я знаю, но я еще немного подожду, если вы не возражаете, — сказал Конрад. — Я все еще надеюсь, что смогу убедить ее заговорить. С момента встречи с Головичем она стала более контактной.

— Правда? В чем это выражается?

— Ну, она стала более дружелюбно относиться к нам, утратила свою заносчивость. Я думаю, что она постепенно приходит в себя.

Форест бесцельно передвинул стеклянное пресс-папье. Лицо его было бесстрастно. Унылый вид Конрада начинал его всерьез беспокоить.

— Мы же не можем держать ее вечно, — сказал он. — Ты понимаешь это?

— Да. В этом-то и кроется все дело. Единственная возможность для нее быть в действительности в безопасности, это признаться в том, что она видела Маурера. Тогда мы сможем взять его. А пока Маурер на свободе, она будет в безопасности только под нашей защитой.

— А она понимает это? Конрад пожал плечами.

— Думаю, да. Я ей довольно часто об этом говорил. — Он наклонился вперед и погасил сигарету. Довольно долго он смотрел на ковер. Форест украдкой наблюдал за ним. Наконец Конрад сказал:

— Но есть еще один вопрос, к которому я не знаю как подступиться. Может быть вы мне что-нибудь посоветуете?

— Ну, выкладывай, что там еще?

— Мне кажется, эти двое понравились друг другу. Скажу больше, я думаю, они влюблены.

— Какие двое? — резко спросил Форест.

Конрад беспомощно заерзал, выражение его лица стало еще мрачнее.

— Мисс Колеман и Вайнер.

— Влюблены друг в друга? — повторил пораженный Форест. — Да когда они успели? Конрад поднял глаза.

— Как люди вообще влюбляются? — спросил он спокойно. — Это одна из вещей, которая не может быть объяснима. Двое встречаются и затем что-то происходит.

— Ты уверен в этом?

— Почти уверен. Мисс Колеман вчера просила у меня разрешения поговорить с Вайнером. Пока мы не разрешали им встречаться, но мисс Филдинг, которая присматривает за девушкой, сказала, что мисс Колеман всегда наблюдает в окно за Вайнером, когда он выходит на прогулку во дворике, а от его охраны я слышал, что он тоже с нее глаз не сводит, когда она гуляет.

— Но это совсем не означает, что они влюблены друг в друга, — немного нетерпеливо сказал Форест. Конрад опять пожал плечами.

— Достаточно услышать, как они говорят друг о друге, чтобы понять, что они чувствуют. — Он вдруг вскочил и заходил по комнате. — Невероятно, как такая хорошенькая девушка могла влюбиться в такого крысенка, как Вайнер. В нем, ничего нет, и еще это жуткое родимое пятно. Оно изуродовало всю его жизнь. Я совершенно не понимаю, как она может испытывать какое-то чувство к такому человеку. Невероятно!

Форест поднял брови. «Неужели Конрад влюбился в эту девушку? — спросил он себя. — Он ведет себя как отвергнутый поклонник. Нет, не может быть». Форест был знаком с Дженни и был поражен ее красотой. Он подумал, что Конраду чертовски повезло, что он женился на такой веселой и обаятельной девушке.

— Может быть как раз из-за его прошлого и родимого пятна, — спокойно сказал он вслух. — Девушки — странные существа.

— Я тоже так подумал.

— Но какая во всем этом проблема. Пол? Какое нам дело до того, влюблены они или нет?

32
{"b":"6021","o":1}