ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак Канта
Величие мастера
Дама сердца
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Манюня
Игра в ложь
Дюна: Дом Коррино
Сновидцы
Форма воды
A
A

— Черт меня побери! — воскликнул восхищенный Сейгель. — Я даже не знал, что у него есть сын.

— Это будет несчастный случай? — с беспокойством спросил Голович.

— Конечно. Вайнер утонет в ванной. Он поскользнется и неудачно упадет. Подходит?

Лицо и голос Феррари были так хладнокровны, что Голович и Сейгель обменялись тревожными взглядами.

— Прекрасно, — сказал Голович. — Значит сегодня ночью?

— В десять. Вайнер принимает ванну перед сном. Это вошло у него в привычку.

— Но как вы проникнете в ванную? — спросил Сейгель. — Я думал, там хорошая охрана. Феррари пожал плечами.

— Проникнуть в ванную будет нетрудно. Окно небольшое, но я пролезу. Единственным затруднением было то, что перед тем, как Вайнер заходит туда, ее обыскивают. Вот поэтому я и вынужден был обратиться за содействием к О'Брайену. Сегодня вечером он будет осматривать ее.

— Ну, хорошо, все в ваших руках, — сказал Сейгель. — Вы, действительно, думаете, что все пройдет успешно?

— Я никогда не терпел неудач. Голович хрипло спросил:

— А как относительно девушки? Как вы собираетесь управиться с ней?

— Не будем спешить. Все по порядку, — ответил Феррари. — Для нее у меня будет особый план. После смерти Вайнера ее станут охранять особенно тщательно. Задача будет весьма интересной. — Его запавшие глаза изучали Головича. — Но она также умрет. Я обещаю вам. На это понадобится какое-то время, нужно хорошенько подумать, но она умрет. — Он выполз из кресла. — Я думаю немного поспать. Сегодня ночью мне вряд ли удастся много спать. Вы будете здесь в половине двенадцатого? Тогда у меня будут для вас новости.

Голович кивнул.

Феррари прошел к двери, открыл ее, обернулся и посмотрел сначала на Головича, затем на Сейгеля, потом, не сказав ни слова, вышел и закрыл за собой дверь.

* * *

Ночь была жаркой и душной, без малейшего ветерка. В небе висели черные тучи. Чувствовалось приближение грозы.

Конрад стоял на крыльце охотничьего домика и смотрел в небо.

— Буду рад, если, наконец, разразится буря, — сказал он Мэдж Филдинг.

Мэдж, которая провела весь день с Фрэнси, вышла на веранду, чтобы подышать свежим воздухом. Несмотря на духоту, снаружи было, по крайней мере, несколько прохладнее, чем в домике.

— Я собираюсь проверить охрану, — сказал Конрад. — Хочешь поехать?

— Хочу, — ответила она. — Я не думаю, что буря разразится до нашего возвращения.

— Я тоже так думаю. Ветра еще нет. Во всяком случае я поеду в машине и по дороге.

Усевшись в машину, Мэдж сказала:

— Ты знаешь, у меня такое ощущение, будто я провела здесь не неделю, а месяцы. Сколько, как ты думаешь, мы еще будем здесь?

— Не знаю. Хотел бы сам знать. Окружной прокурор приедет в среду. Он собирается поговорить с мисс Колеман. Теперь его очередь. Я с ней потерпел поражение. Если и он не сумеет убедить ее дать показания, нам нужно будет решить, что с ней делать дальше. Мы не можем ее больше держать. Но, если она решит заговорить, тогда мы оставим ее здесь до суда, видимо, месяца на три.

— Что ты о ней думаешь. Пол? — спросила она, когда Конрад выехал на дорогу.

— Приятная девушка, — осторожно ответил он. — А что думаешь ты?

— Мне она нравится, и мне жаль ее. Я думаю, она попала в беду.

— Она что-нибудь рассказывала?

— О, нет. Но я наблюдала за ней. Она спокойна, пытается о чем-то размышлять. Чем-то тяготится. Я думаю, она колеблется, Пол. Надо еще немного поубеждать ее и она станет на нашу сторону. Она очень беспокоится за Вайнера. Все время спрашивает меня, как я думаю, в безопасности ли он.

— О, он в достаточной безопасности, — нетерпеливо сказал Конрад. — Опасность появится, когда придется вести его в суд. Они наверняка постараются устранить его по дороге из домика в суд. Это их единственный шанс.

Конрад затормозил, когда в свете фар возникли массивные ворота. Пять полицейских с автоматами в руках стояли у ворот. Один из них подошел к машине.

— Все в порядке? — спросил Конрад через открытое окно.

— Да, сэр.

— Скоро начнется буря. Смотрите в оба сегодня ночью. У вас есть плащи?

— Да, сэр.

— Будьте здесь, даже если камни начнут сыпаться с неба, — сказал Конрад. — Двоих будет достаточно. Остальные трое могут оставаться в помещении, но двое должны быть здесь всю ночь.

— Да, сэр.

— О'кей. Я поеду теперь вниз по дороге до сторожки. Полицейский отсалютовал и пошел открывать ворота. Узкой извилистой дорогой они доехали до сторожки. Конрад поговорил с охраной, предупредил их, чтобы они были настороже, убедился, что прожектор работает исправно и отсутствующих нет, а затем поехал по грязной дороге, ведущей к вершине скалы.

Оставив машину на половине дороги, у следующего поста, он вместе с Мэдж пошел вперед, вверх по крутой тропинке, которая привела их на вершину скалы.

На вершине были три будки для часовых на расстоянии, примерно, в сотню ярдов одна от другой. Часовые патрулировали скалу, и один из них подошел, когда заметил Конрада в тусклом свете.

Оставив Мэдж, Конрад вместе с постовым прошелся по всей вершине.

— Будьте внимательны, — предупредил он его. — Именно в такую ночь они смогут попытаться достичь домика, если они все еще собираются предпринять такую попытку.

— Здесь они не пройдут, сэр, — ответил коп. — Я немного занимался альпинизмом. Никто не сможет взобраться на такую отвесную скалу.

— Все равно смотрите внимательней. Фонари в порядке!

— Все проверено и в порядке, сэр. Едва Конрад вернулся к Мэдж, он почувствовал слабое дуновение горячего воздуха на своем лице.

— Ты чувствуешь? Буря уже недалеко. — Он взглянул на темное небо. Большие черные облака громоздились друг на друга.

— Поехали назад, не стоит мокнуть.

— Они в безопасности, — сказала Мэдж, высказывая вслух свои мысли, когда они возвращались к домику. — Никто не сможет пробраться, правда. Пол?

— Не беспокойся, — ответил он. — Я всем доволен. Я не думаю, что они что-нибудь предпримут, пока Вайнер и Колеман здесь. Маурер попытается добраться до них, когда они выйдут отсюда. Вот тогда нам, действительно, придется быть настороже.

Когда Конрад поставил машину в гараж и пошел с Мэдж к домику, где-то вдали прогремел гром. То там, то здесь среди деревьев мелькали полицейские с собаками.

— Осталось еще несколько постов, — сказал Конрад, когда они поднимались по ступенькам веранды, — но сначала я захвачу плащ.

— Ты снова собираешься идти?

— Есть только один способ быть уверенным, что охрана на посту. Если они подумают, что я не собираюсь их проверять, они спрячутся в помещение, как только пойдет дождь.

На веранде виднелась чья-то расплывчатая тень.

— Это ты, Том? — спросил Конрад.

— Я, — отозвался О'Брайен.

— Я полагаю, мне следует вернуться в дом, — сказала Мэдж. — Мисс Колеман уже пошла наверх. Спокойной ночи, Пол. Спокойной ночи, сержант.

Конрад плюхнулся в кресло рядом с О'Брайеном.

— Фу! Как душно!

— Будет гроза, — сказал сержант. В его голосе прозвучала какая-то тоскливая нотка и это заставило Конрада насторожиться.

— Она начнется не раньше, чем через час. Сколько времени, Том?

— Без четверти десять. Она подходит намного быстрее, чем ты думаешь. Держу пари, что она разразится над этим домиком через десять минут. Слышишь, — продолжал он, когда вдруг раздался раскат грома.

— У тебя все в порядке, Том?

— Думаю, да.

И снова его унылый тоскливый голос обеспокоил Конрада.

— Ты в порядке, Том? — снова спросил он, пытаясь разглядеть О'Брайена в темноте.

— Конечно, в порядке. — О'Брайен тяжело поднялся с кресла. — Я думаю, этому негодяю пора идти в ванную. Скоро уже десять.

— Я пойду с тобой, — сказал Конрад, все еще немного обеспокоенный явной раздражительностью своего друга. — Я хочу еще раз обойти посты до того, как пойду к себе.

— Ты собираешься снова выходить?

— Да, часа в три.

37
{"b":"6021","o":1}