ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы будете все знать, конечно? Феррари улыбнулся.

— Я должен знать. — Он постучал себя по груди, посмотрел на нее и снова улыбнулся. — Я не говорю, что что-нибудь случится с вашим мужем, но, если бы что-нибудь случилось действительно, вы бы очень возражали?

Она поняла, что нужно быть откровенной и покачала головой.

— Не очень. Феррари кивнул.

— Мне нужен кто-нибудь, о ком бы я мог позаботиться в минуты отдыха, — сказал он. — Я присматривался. В этом городе много привлекательных женщин, но мне нужна самая лучшая, и я не особенно тороплюсь. Я могу обождать. — Он соскользнул со стула. — Не посмотрите ли бриллиантовое колье? Оно у меня в комнате наверху. Может быть, вы захотите примерить его. В один из ближайших дней вы могли бы даже стать его владелицей.

Она сидела неподвижно, глядя на него. Она прекрасно понимала, что там будет не только примерка колье.

— И, в то же самое время, я смог бы убедиться, что то, на что я сейчас смотрю, действительно золото, а не медь, — продолжал Феррари, подтверждая ее подозрения. — Впрочем, вам совсем не обязательно идти наверх, если вы этого не хотите. Вы хорошо понимаете о чем я говорю, или вы все еще считаете, что я говорю загадками?

Долорес боролась с отвращением. Позволить этому уроду, который был еще противнее, чем толстый Голович, прикоснуться к себе?

Но борьба была недолгой.

— Я не вчера родилась, — сказала она и пристально посмотрела на Феррари своими большими волнующими глазами. — Вы не будете разочарованы. Какой номер вашей комнаты? Мне нужно быть осторожной. Я приду через несколько минут.

Конрад открыл дверь раздевалки и провел рукой, нащупывая выключатель. Он слышал тяжелое дыхание О'Брайена за спиной.

— Где этот чертов выключатель? — раздраженно спросил он. О'Брайен зажег фонарик и провел лучом по помещению.

— Немного дальше, налево от тебя.

Конрад, наконец, включил свет и прошел в роскошно обставленную комнату. Напротив него были душевые кабинки, каждая из которых, помимо душа, имела гардероб и кресло. «В одной из этих кабин, — подумал он, — пряталась Фрэнси, когда Маурер мыл окровавленные руки».

Мэллори, полицейский фотограф, вошел и установил камеру. Он вопросительно взглянул на О'Брайена, осматривающего пол.

— Это должно быть здесь, Пол, — сказал О'Брайен и указал на решетку в полу, которая прикрывала отверстие в шесть квадратных дюймов.

Конрад подошел к нему и сержант направил луч фонарика в сток. Свет выхватил кучу сухих листьев, лежавших там.

— Интересно, откуда они взялись? — спросил Конрад. — Должно быть принесло водой из вентиляционного отверстия. Сток выглядит так, будто вода давно не проходила через него. Если карандаш там, кровь с него не смыта.

О'Брайен с силой потянул на себя решетку, но та не поддалась.

— Зацементирована. Неудивительно, что Маурер не смог достать свой карандаш. Ты принес инструмент, Мэллори?

— Я оставил его снаружи. Сейчас принесу. Конрад присел на корточки и закурил.

— Если карандаш там, мы его поймали, — сказал он спокойно. — Не могу поверить. Я охотился за ним столько лет.

— Мы его еще не поймали, — напомнил О'Брайен. — Не будь таким уверенным.

— Сержант!…

Странная нотка в голосе Мэллори заставила обоих выпрямиться.

— Снаружи кто-то есть.

Мэллори стоял в дверном проеме, и его силуэт резко вырисовывался на фоне освещенной комнаты. Как раз тогда, когда он говорил, раздался треск выстрелов, и он спотыкаясь и держась за руку, отступил. Проклиная все на свете, О'Брайен бросился к выключателю. Комната погрузилась в темноту.

— Ты ранен? — спросил он, оттаскивая Мэллори от двери.

— Попали в руку, — ответил тот и неловко опустился на пол. Конрад прошел к двери, стараясь держаться ближе к стене, и осторожно выглянул в темноту. Ничего не было видно. О'Брайен присоединился к нему.

— Люди Маурера, — сказал Конрад, вытаскивая из заднего кармана пистолет. — Здесь где-то был телефон, Том. Попроси прислать ребят.

О'Брайен что-то проворчал и закрыл дверь.

— Включи фонарик, продолжал Конрад. — Мне показалось, что телефон находится на столике слева.

О'Брайен включил фонарик и сразу же обнаружил телефон, но в тот же момент из темноты забил автомат. Пули попали в окна и из них посыпались стекла. Другая очередь прошила штукатурку на противоположной стене и комната наполнилась пылью.

— Черт! — пробормотал О'Брайен и, распластавшись на полу, пополз к телефону.

Конрад прицелился в то место, откуда были видны вспышки, и выстрелил наугад в темноту.

В ответ застучал автомат. Вспышки образовали полукруг. Пули пролетали через разбитые стекла окон и попадали в противоположную стену.

— Да их там целая куча, — сказал Конрад. — Быстрее, Том! О'Брайен стащил телефон на пол. Конрад услышал, как он набирает номер.

«Если рядом нет патрульной машины, они будут добираться сюда не меньше четверти часа. Если эти мерзавцы бросятся на нас…» Конрад пополз туда, где сидел Мэллори.

— Много вытекло крови?

— Немного. Все в порядке. Просто оцарапало. Дай пистолет. Конрад уловил какое-то движение у окна. Он повернулся, одновременно поднимая руку. Он выстрелил в тот момент, когда тень фигуры метнулась от окна. Он почувствовал, что попал, а затем услышал звук падения тела на землю.

— Ну вот, один есть, — жестко сказал он.

Темноту снова прорезали вспышки автоматных выстрелов. Сверху просыпалась штукатурка, и Конрад поспешно распластался на полу. Пули попадали в противоположную стену, осколки стекла и дерева смешивались с отскочившими рикошетом пулями.

— Как в Тунисе, — пробормотал лежащий рядом Мэллори. Он никогда не упускал случая вспомнить о своей военной службе.

— Дозвонился уже? — крикнул Конрад О'Брайену.

— Только что. Проклятый телефон замолчал, но я уже успел.

— Давай проберемся к двери. Мы должны не дать им возможности ворваться сюда.

Конрад подполз к расщепленной двери и осторожно выглянул в темноту. На противоположной стороне бассейна он заметил человека, бегущего по дорожке. О'Брайен, не целясь, выстрелил в него и человек со стоном исчез в тени.

— Неплохо, а? — сказал Конрад и засмеялся. — Это второй.

— Я попытаюсь добраться до инструментов, — сказал О'Брайен. — Мы должны добраться до этого чертова карандаша.

— Осторожнее, — предостерег Конрад. — Лучше подожди.

О'Брайен пополз вперед, игнорируя предупреждение Конрада. Он ухватился рукой за ящик с инструментами, когда огонь из автомата заставил его отпрянуть за дверной косяк.

— Я достал ящик, — О'Брайен оглянулся и посмотрел назад, в темноту. — Мэллори, посмотри, не сможешь ли ты снять крышку у люка.

— Берегись! — прервал его Конрад, поднимая голову. Он увидел, как два человека бегут по краю бассейна.

О'Брайен и Конрад выстрелили одновременно. Один из бежавших оступился и свалился в бассейн, другой выпустил из рук автомат, сделал два неловких шага и упал на землю.

— Третий, — констатировал Конрад. — У меня осталось только четыре патрона. А что у тебя?

— У меня есть пара запасных обойм, — ответил О'Брайен. — Ты поддерживай огонь, а я помогу Мэллори. Он пополз поближе к двери. Мэллори сказал:

— Я уже сделал! Проклятье, я еле справился.

— Посмотри, если сможешь, карандаш. Осторожнее с ним, — сказал Конрад, наблюдая за О'Брайеном. — Не позволяй, чтобы они видели тебя, Том.

О'Брайен выстрелил в темноту, выругался и снова выстрелил. Оба автомата открыли по нему огонь. В ярком свете вспышек Конрад увидел, как он вдруг поднялся с пола и был отброшен к стене градом свинца.

— Возьми его пистолет и охраняй дверь, — сказал Конрад и пополз к сержанту. Он склонился над ним, пытаясь в темноте разглядеть его лицо. — Том? Ты ранен? — Он знал, что это глупый вопрос. В сержанта угодила целая автоматная очередь.

Конрад включил фонарик, прикрывая его полой пиджака. О'Брайен смотрел на него. Бледное лицо было искажено агонией.

43
{"b":"6021","o":1}