ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это не был несчастный случай. Пол, — с трудом произнес он и, стараясь сказать еще что-то, захлебнулся кровью. Конрад поднял ему голову.

— Ничего, Том. Не напрягайся и говори. О'Брайен забился, вцепившись в руку Конрада.

— Феррари… мой сын… — прошептал он. Затем его глаза закатились и он безжизненно осел на Конрада.

Он прикоснулся к артерии на шее О'Брайена, покачал головой и осторожно опустил его на пол. Потом быстро обернулся, так как Мэллори начал стрелять.

Он увидел, что три человека приближаются по параллельной дорожке. Мэллори попал в одного. Двое других открыли огонь из автоматов.

Конрад выстрелил над головой Мэллори и увидел, как второй свалился в бассейн. Оставшийся бросился вперед, поливая пространство перед собой свинцом.

Конрад, извиваясь, пополз назад, волоча за собой Мэллори. Некоторое время они сидели у стены, прикрытые ею от пуль.

Затем выстрелы стали раздаваться на противоположной стороне бассейна: резкие щелчки револьверов и характерный треск Томпсонов.

Человек, стрелявший в них, прекратил огонь. Конрад видел, как он бросился назад тем же путем, которым пробирался к двери раздевалки.

— Как будто подоспели наши ребята, — неуверенно сказал Конрад. Он осторожно подошел к двери.

Из темноты показалась мощная фигура Сэма Бардена.

— Пол?

— Я здесь. — Конрад вышел на открытое место. — Фу! Это был настоящий бой.

— Нашел карандаш?

— Да. Бедный Том дорого заплатил за него.

— Он убит? Это ужасно. — Барден включил свой фонарик и провел лучом по разрушенной раздевалке:

— Вот что они натворили здесь. А снаружи лежат пятеро из банды Маурера, дохлее, чем макрели. Двое удрали.

— Нашел этот карандаш? — спросил Конрад Мэллори.

— Конечно, — ответил тот, — нашел. — И он помахал золотым карандашом над головой.

* * *

Черный «кадиллак» свернул в узкий проезд, проходящий вдоль восточной стены «Парадиз-клуба» и быстро поехал к охраняемым воротам заднего входа в клуб.

Водитель затормозил и мигнул фарами два раза быстро, два — медленно, и затем проехал вперед, так как охранник открыл ворота.

Охранник подошел к машине и заглянул внутрь. От удивления у него перехватило дыхание. Он застыл по стойке смирно и отдал честь.

«Кадиллак» двинулся дальше вверх по круговой дороге и остановился у заднего входа в клуб.

Маленький плотный мужчина вышел из машины, опасливо огляделся по сторонам, затем поднялся по ступенькам и постучал в дверь.

Охранник, открывший дверь, остолбенел. Кровь отхлынула у него от лица.

— Мистер Маурер… — произнес он, задыхаясь.

— Заткнись! — рявкнул на него Маурер. — Где Голович?

— В кабинете мистера Сейгеля.

Смуглое лицо Маурера было перекошено от бешенства, а в глазах было холодное кровожадное выражение.

Он прошел по коридору, остановился на мгновение рядом с кабинетом Сейгеля, прислушиваясь к тому, что там происходит. Через дверь доносились голоса. Маурер скривился, решительно повернул ручку двери и толчком раскрыл ее.

Кабинет был полон табачного дыма. Полукругом у стола сидели Сейгель, Мак Кен и Феррари. Голович с сигарой сидел за столом.

Четверо мужчин резко обернулись, когда вошел Маурер. Единственный, кто никак не реагировал на его неожиданное появление, был Феррари. Трое других уставились на Маурера так, будто увидели привидение.

— Э-э, Джек… — задыхаясь произнес Голович. Его лицо стало таким белым, каким были его пальцы. — Ради Бога, Джек!

Маурер вошел и закрыл дверь, не вынимая правой руки из кармана пиджака. Глазки его блестели от бешенства.

— Что он здесь делает? — закричал он, указывая на Феррари.

— Джек! Тебе нельзя было возвращаться сюда! — воскликнул Голович, неуверенно поднимаясь. — Тебя кто-нибудь видел? Ты разве не знаешь, что выдан ордер на твой арест?

— Что он здесь делает? — повторил Маурер.

— Он приехал, чтобы заняться этой девушкой Колеман, — пролепетал Голович.

— Ты за ним посылал? — спросил Маурер.

— Синдикат считал…

— К черту синдикат! Ты посылал за ним?

— Что я еще мог сделать? — хрипло пробормотал Голович. У него было ощущение, что Маурер сейчас пристрелит его. — Нам нужно было убрать Вайнера и эту девушку. Он единственный, кто смог бы это сделать!

Маурер пронзительно посмотрел на Головича, рот его скривился.

— Проклятый дурак! Неужели ты не мог справиться с такой ерундой, не прибегая к помощи со стороны?

— Это было невозможно, — спокойно вмешался Мак Кен. — Не горячитесь, мистер Маурер. Вам, действительно, не следовало возвращаться. Все копы города разыскивают вас. Форесту удалось состряпать против вас совершенно железное дело.

— Да, — зарычал Маурер, — благодаря тому, что за это дело взялось трое кретинов. — Он указал на всех, кроме Феррари. — Впервые за пятнадцать лет выдан ордер на мой арест! Впервые за пятнадцать лет. Вот что происходит, когда меня нет здесь!

— Мы сделали все, что могли, — сказал Голович. Он почувствовал, что опасность уменьшилась. — Мы избавились от Вайнера, теперь избавимся от девчонки. Все будет о'кей, Джек, только тебе нужно быть подальше отсюда.

— Я не собираюсь держаться в стороне от этого, — заявил Маурер и подошел к столу.

Голович поспешно отступил в сторону и Маурер занял свое место за столом. Голович подвинул стул и сел вместе со всеми. В голове у него все перемешалось. Он был переполнен сдерживаемым бешенством и страхом. Оказаться вдруг отодвинутым в сторону, в несколько секунд потерять власть, лишиться положения, которое он уже начинал считать незыблемым. Все это наносило ужасный удар по его самолюбию.

Феррари встретился взглядом с Маурером. Они пристально посмотрели друг на друга. Сейгель был удивлен, заметив нечто похожее на беспокойный страх в глазах Маурера. Феррари, как всегда, был совершенно бесстрастен.

— Хэлло, Маурер, сказал он негромко. Маурер отвел глаза.

— Хэлло, Феррари.

— Большой Джо передает тебе привет, — сказал Феррари и улыбнулся.

Маурер молча кивнул. Он знал, как опасен Феррари, и был страшно напуган, когда застал его здесь. Ему пришлось сделать усилие, чтобы снова овладеть собой.

— Какого черта вы здесь делаете? — спросил он. — Почему девчонка до сих пор жива? Прошло три недели после моего отъезда. С ней уже давно должно было быть покончено.

— Это не так легко, — сказал Сейгель. — Во-первых, мы сейчас не знаем, где она.

— Но вы знали, где она была, — зарычал Маурер. — Почему вы не прикончили ее тогда?

— Первым мы прикончили Вайнера, — быстро сказал Голович. — Это было легче.

— Легче! Вы что, не понимаете, что главная опасность в ней? Если бы вы убрали ее, показания Вайнера ничего бы не стоили! Нужно было начинать с нее!

Голович уже давно понял свою ошибку, когда приказал убить Вайнера вместо Фрэнси, и забеспокоился, что Маурер так быстро это обнаружил.

— Вы знаете, что она заговорила? — сказал Мак Кен. — Она заявила, что видела, как вы пришили эту дамочку Арно. Вот почему и выдан ордер на ваш арест…

Лицо Маурера налилось кровью.

— Она лжет! Я не трогал Джун.

— У них достаточно веские доказательства, — медленно сказал Мак Кен. — Достаточные, чтобы убедить любой суд. Маурер посмотрел на Головича.

— Какие доказательства?

Голович рассказал ему о заявлении Фрэнси и золотом карандаше.

— Мы попытались его достать, — закончил он, — но ничего не вышло.

Маурер насторожился.

— Что значит — ничего не вышло?

— Сейгель отправился туда с группой ребят и застал врасплох Конрада с парой фараонов, которые искали карандаш. Началась перестрелка, и прежде чем Сейгель добрался до них, подоспели другие фараоны и напали на них с тыла. Мы потеряли пятерых. Казалось, Маурер вот-вот взорвется.

— Хорошо же вы сработали, — зарычал он, наваливаясь на стол и уставившись на Головича. — Ты полоумный! Тебя нельзя оставлять одного! Я знал о карандаше. У меня была история, объясняющая это… Пятеро людей убиты! Ты, должно быть, сошел с ума.

44
{"b":"6021","o":1}