ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это нехорошо.

Он прошел вместе с ней в гостиную и включил свет.

— О, прелестно! Как тебе нравится быть одной? Не соскучилась по мне?

Дженни была возбуждена и возмущена.

— Если Пол вернется…

— Почему он вернется? — Сейгель упал в кресло и улыбнулся ей. — Расслабься. Он же уехал, не так ли?

— Да, но он может вернуться. Тебе нельзя здесь оставаться, Луи.

Он потянулся и схватил ее за руку.

— А где он? — спросил Сейгель, притягивая ее к себе. Какое-то время Дженни сопротивлялась, потом неохотно позволила усадить себя на колени.

— Это уже лучше, — продолжал он. — Послушай, я соскучился по тебе. А ты скучала по мне?

— Ну, скучала. Ты мог бы… Почему ты столько времени не показывался? — гневно спросила она. Сейгель засмеялся.

— Держу пари, что ты подумала, что я бросил тебя. Ты так подумала, правда?

— А если и так? — огрызнулась Дженни и выпрямилась у него на коленях. — Думаешь, очень жалела? В море есть масса других рыбок.

— Правильно, есть. — Он провел пальцами по ее позвоночнику и засмеялся, так как она задрожала и отпрянула от него.

— Не делай так!

— Я сделаю и еще кое-что!

— Не смей! — Она одернула юбку. — Ты должен уйти.

— О'кей, но ты пойдешь со мной. В конце улицы стоит мой автомобиль. Мы поедем в Хэни-бар и поужинаем с шампанским.

— Нет.

Но в ее голосе не было никакой твердости.

— Иди и оденься. Я подожду здесь.

— Не пойду. Он приподнялся.

— Ты хочешь, чтобы я отнес тебя наверх?

— Не смей!

— Ну, это мы еще посмотрим, детка. Прижав ее к себе, он приподнял ее. Дженни сопротивлялась изо всех сил.

— Отпусти меня сейчас же!

— Мы идем наверх.

Он внес ее в холл и начал подниматься вверх по лестнице.

— Луи, отпусти. Я разозлюсь! Поставь меня!

— Всему свое время.

Он поднялся наверх, заметил свет, пробивающийся из-за двери, распахнул эту дверь ногой и вошел в большую просторную спальню с двумя кроватями, на одной из которых громоздились платья, костюмы и нижнее белье.

Он усадил ее, продолжая все еще прижимать ее к себе.

— Уходи отсюда! — сердито крикнула она. — % не намерена больше терпеть это!

Сейгель с трудом сдерживал себя. Он никогда не позволял женщинам говорить с ним подобным образом, но сейчас он решил, что еще рано показывать свой характер.

— Я должен терпеть твое раздражение, детка, — сказал он мягко. — Ты выглядишь даже лучше, когда твои глазки сверкают.

Дженни немного смягчилась. Она никогда не могла противостоять комплиментам.

— А теперь, Луи, пожалуйста, иди вниз. Если Пол вернется… Сейгель сел на кровать.

— Где он?

— Не твое дело. А теперь иди и жди меня внизу.

— Значит ты не знаешь?

— Конечно, знаю, но это не твое дело.

Сейгель засмеялся.

— Серьезно, он сегодня вернется?

— Не думаю, но я не хочу рисковать. А теперь иди, пожалуйста, вниз.

Он встал, подошел к ней и обнял.

— Поцелуй меня, Дженни.

Она поколебалась, затем подняла свое лицо. Их губы слились в долгом поцелуе.

Она попыталась сопротивляться и оттолкнуть его, но он легко удержал ее, и она почувствовала, как ее сопротивление медленно исчезает.

— О, Луи… — вздохнула она, прижимаясь к нему.

Он подвел ее к кровати. Она покачала головой, но остатки решимости уже покинули ее. Глядя на него, она легла на спину. Глаза ее были затуманены, лицо пылало.

— Мы не должны…

— Где он, Дженни? — спросил он, склоняясь над ней.

— Кто где? — спросила она, вздрогнув.

— Твой муж. Где он? Дымка исчезла из ее глаз.

— Почему ты так этим интересуешься? Оттолкнув его, она села рывком.

— Конечно! Какая же я дура! Конечно! Сейгель настороженно посмотрел на нее.

— Что «конечно»?

— Так вот почему ты вдруг вспомнил обо мне, — сказала она со сверкающими от бешенства глазами. — Тебе нужно, узнать, где эта женщина? Конечно! Пол не зря говорил, что ты — один из бандитов Маурера. Какой же идиоткой я была! — Она вскочила на ноги. — Убирайся! Убирайся, пока я не позвала полицию!

Сейгель ухмыльнулся. Весь его шарм мгновенно пропал. Холодное и жесткое выражение его глаз испугало ее.

— Спокойно, детка, — сказал он тихо. — Не начинай ничего, если не уверена, что сможешь это закончить. Ты знаешь, где он, и скажешь мне это, или, черт возьми, я выбью это у тебя! Где он?

Дженни, вздрагивая, отступила назад.

— Я не знаю. Уходи!

Сейгель поднялся. Едва она раскрыла рот, чтобы закричать, он наотмашь ударил ее по лицу так сильно, что она упала на четвереньки, оглушенная.

Он наклонился над ней, поднял ее и, держа за локти, затряс так, что у нее запрыгала голова. После этого он ударил ее так сильно, что она перелетела через всю комнату и растянулась на кровати. Она лежала с трудом дыша, чувствуя себя так, будто попала под бомбежку.

Подбежав, он встал коленями на кровать, схватил ее за руку и, перевернув ее лицом вниз, стал выворачивать руку.

Она закричала от безумной боли, но он левой рукой ткнул ее лицо в подушку, заглушая крик.

— Где он?

Дженни никогда не была героиней. Боль в руке помутила ее сознание, и она заплакала. Он снова заломил ей руку.

— Нет! Не надо! Я скажу тебе! — закричала она.

— Давай, черт побери! Где он?

— Я не знаю, где он, но у меня есть его номер телефона, — рыдала она.

Он перевернул ее и впился взглядом в ее побледневшее лицо.

— Какой?

— Барвуд 99780.

Если ты врешь, значит ты соврала последний раз в жизни, детка!

— Оставь меня в покое, — рыдала она. — О, как мне больно.

— А теперь иди вниз и позвони ему. Поговори с ним. Скажи ему, как ты скучаешь без него. Я должен быть уверен, что он там.

— Хорошо, — задыхаясь сказала она так горячо, что Сейгель сразу же понял, что она говорит правду.

— Пошли, — прорычал он, рывком поднимая ее на ноги.

— Она, спотыкаясь, прошла через комнату к двери. Он пошел следом за ней по узкому коридору до верхней площадки лестницы. Он оказался у нее за спиной как раз в тот момент, когда она положила руку на перила.

Сейгель весь подобрался, когда она встала на первую ступеньку, и неожиданно изо всех сил ударил ее ногой в спину. От ее жуткого крика его нервы напряглись до предела.

Дженни перевернулась в воздухе и с глухим стуком упала на нижнюю площадку лестницы, ударившись затылком о пол с такой силой, что вздрогнул весь дом.

Глава 10

Конрад оправился от потрясения, вызванного смертью Дженни, дней через десять. Вначале ему казалось невероятным, что она мертва, и только на похоронах он окончательно осознал, что их несчастливому партнерству пришел конец.

Следователь, который вел это дело, пришел к заключению, что ее смерть явилась результатом несчастного случая. Было обнаружено, что высокий каблук одной из ее туфель запутался в бахроме шали. Следовательно, было ясно, что она оступилась, когда спускалась по лестнице, упала и сломала шею.

Конрад предоставил улаживать все формальности отцу Дженни, а сам оставался в новом убежище Фрэнси. Для Дженни он уже ничего не мог сделать, а ответственность за безопасность Фрэнси висела на нем тяжким грузом.

Конрад часто вспоминал последние слова О'Брайена: «Это не был несчастный случай… Феррари… мой сынишка…»

Как и каждый полицейский офицер в стране, он знал о Вито Феррари. Неужели Том хотел сказать, что Вайнер был убит, и что сделал это Феррари? Конрад предупредил Мак Кена, что Феррари может быть в городе, и попросил его проинструктировать своих людей, но Мак Кен в ответ сообщил, что никаких следов убийцы синдиката не обнаружено.

Но Конрад волновался. Если это Феррари убил Вайнера, то жизнь Фрэнси в серьезной опасности. Поэтому он принял максимум предсторжностей для ее охраны.

Он перевез ее в отель «Океан» в Барвуде, маленьком городке в пятнадцати милях от Пасифик-Сити. Отель был десятиэтажным зданием, построенным на краю скалистого обрыва, обращенного к морю.

46
{"b":"6021","o":1}