ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Именно так.

— Бога ради, мистер Маурер!…

— Именно это, Луи, — повторил Маурер. — Либо он, либо ты, Луи.

Каждый уик-энд отель «Океан» был переполнен, и в эту субботу бассейн и обширные лужайки были забиты людьми, приехавшими сюда из Сан-Франциско, и даже из Лос-Анджелеса покупаться и позагорать.

Конрад сидел в плетеном кресле под тенистым деревом и наблюдал, как люди играли, загорали, судачили вокруг бассейна. Он все время следил за длинным подъездом, который вел к отелю, ожидая прибытия машины Фореста.

Около половины пятого он заметил его машину. Он встал и помахал рукой. Машина резко остановилась. Из нее вышел Форест, что-то сказал шоферу, затем пошел через лужайку к Конраду. Машина поехала к отелю. Он подошел к Конраду.

— Хэлло, Пол, — сказал он. — Вы неплохо устроились. Масса хорошеньких девушек, есть на ком остановить глаз.

— Слишком их много, — ответил Конрад, подавая Форесту другое кресло. — Я не думал, что здесь бывает так много народа на уик-энд. Мои ребята с ума сходят, проверяя у них пропуска.

— А они их проверяют?

— Снаружи это бесполезно, но у каждого входящего в отель проверяют. Форест сел.

— Как дела?

Лицо у Конрада изменилось.

— Она в достаточной безопасности, но становится все более подавленной. Боюсь, что Вайнер посеял много сомнений в ее голове. Теперь, когда шок, вызванный смертью Вайнера, прошел, она сожалеет о своем признании. С ней у нас могут быть неприятности позже. Она даже может попытаться отказаться от своих показаний.

— Ты так и не добился от нее подписи под показаниями? Конрад покачал головой.

— Нет. Она не станет их подписывать. Она думает, что пока она не подписала их, Маурер не станет охотиться на нее. Рассуждение, конечно, наивное. Маурер с гораздо большей вероятностью попытается добраться до нее до того, как она сделает письменное заявление, чем после того, как она это сделает. Я ей говорил об этом до тех пор, пока не посинел, но так ничего и не добился. Дело в том, что она все больше боится. Мне бы хотелось, чтобы вы поговорили с ней сами. Я , больше не могу.

Форест быстро взглянул на Конрада, затем подался вперед и похлопал его по колену.

— Эта девушка для тебя что-нибудь значит. Пол?

— Вы очень сообразительны, сэр, — ответил Конрад, криво улыбаясь. — Ну что ж, я отвечу. Она настолько много значит для меня, что я попросил ее выйти за меня замуж. Я безумно люблю ее.

Форест кивнул, снял шляпу и вытер лоб носовым платком.

— А она любит тебя? Конрад покачал головой.

— Думаю, нет. Она не в состоянии думать обо мне. Она считает, что у нее нет будущего.

Форест посмотрел на загорающую на лужайке высокую стройную девушку в белом купальнике, лежащую на спине с закрытыми глазами.

— На свете есть много девушек и немало красивых. Пол. Только выбирай. Мне не хотелось бы вмешиваться в твою жизнь, но мне кажется, что ты сделал не вполне удачный выбор.

— Это из-за ее отца?

— Да. Я тебя высоко ценю, Пол. Когда-нибудь ты станешь окружным прокурором. Если же ты обзаведешься женой с таким прошлым, то карьеру тебе не сделать.

Конрад беспомощно зашевелился.

— Я знаю, что вы думаете обо мне, сэр, и ценю это, но карьера не самое главное в жизни для меня, в жизни, когда встречаешь женщину, с которой хочешь провести остаток своих дней. Бог с ней, с карьерой. Я так думаю.

Форест достал сигару, откусил кончик и закурил.

— Ладно, хорошо, это твое дело. Какие у тебя планы. Пол?

— В настоящий момент никаких. После суда я надеялся отвезти ее в Англию. Я говорил ей об этом, но она не желает даже думать о будущем. Она говорит, что ей осталось очень мало жить. Она не может отделаться от мрачного предчувствия, что скоро умрет.

— Не могу сказать, что я осуждаю ее, — спокойно заметил прокурор. — Она выступает против самой мощной гангстерской организации в стране. Ее показания разнесут в клочки рэкет на миллионы долларов, и Маурер не такой человек, чтобы упустить из рук такое богатство. Честно говоря. Пол, я думаю, что у нее небольшой шанс выжить.

Конрад сжал кулаки.

— Они не смогут здесь до нее добраться. Реальная опасность появится, когда она войдет в здание суда.

— Ты абсолютно уверен, что здесь она в безопасности? Конрад кивнул.

— Да, уверен. Для начала они должны хотя бы знать, что она здесь.

— А ты уверен, что они не знают? Конрад напрягся и посмотрел на Фореста.

— На что вы намекаете, сэр? Вы думаете, они знают, где Фрэнси?

Форест пожал своими мощными плечами.

— Я не знаю, но Маурер не дурак. Дженни знала об этом отеле, Пол?

— Дженни? Почему вы об этом спрашиваете?

— Так она знала об этом отеле?

— Мне пришлось оставить ей номер телефона. Она оставалась совсем одна, сэр. Я не хотел, чтобы она не знала, где я. Но я внушил ей, насколько это секретно.

— В таком случае ей нужно было только позвонить по телефону, чтобы выяснить, что это отель «Океан», — сказал Форест, выпуская дым в неподвижный жаркий воздух.

— Я не понимаю, куда вы клоните, — резко сказал Конрад. — Несмотря на все ее многочисленные недостатки, она никогда не стала бы разговаривать ни о чем, связанным с моей работой.

— Я просто предупреждаю тебя, Пол. Мы должны учитывать все, если только хотим обеспечить девушке безопасность. Твою жену видели в «Парадиз-клубе», штаб-квартире Маурера. Она знала, где была спрятана мисс Колеман, и теперь она мертва. Я, может быть, говорю чепуху, но. Бога ради, не позволяй себя убаюкивать до такой степени, что появляется ощущение ложной безопасности. Нет никакой безопасности, пока Маурер руководит организацией.

— Я сознаю всю опасность, — сказал Конрад, — но вы можете исключить Дженни. Она погибла от несчастного случая. Я ее десятки раз предупреждал об этой бахроме. Она постоянно наступала на нее, но ни разу не побеспокоилась, чтобы зашить плед. Я не могу сделать больше того, что сделал для безопасности Фрэнси. Абсолютно ничего больше сделать нельзя. Вы сами это увидите, когда подниметесь наверх. И если вы решите, это я чего-то не учел, я приму меры.

Форест что-то проворчал. Он следил за подъезжающим к отелю большим белым фургоном. На его боку хромированными буквами была выложена надпись: «Барвудская гигиеническая прачечная».

— Если ты доволен, тогда я тоже буду доволен, — сказал он. — Но мне иногда становится не по себе, когда я думаю, как много зависит от показаний этой девушки. Это же первый раз с того времени, как Маурер оказался в седле, когда у нас появился шанс привлечь его к суду.

Конрад проследил взглядом в том же направлении, в каком смотрел Форест, и тоже безразлично проводил фургон прачечной глазами, пока тот не скрылся за поворотом.

— Нам слишком долго не удавалось поймать Маурера, — сказал он. — Пока Маурер на свободе, нам придется держать Фрэнси здесь.

— Каждый корабль в море оповещен, — снова заговорил Форест. — В океане не так трудно спрятаться. Пол. Но рано или поздно ему придется куда-нибудь зайти за топливом и припасами, и тогда мы его накроем. — Он встал. — Ну, хорошо. Пол, давай осмотрим твои оборонительные редуты. Попробую найти в них дырку.

Конрад тоже поднялся и они вместе пошли в отель.

* * *

В начале седьмого коридоры, кухни и кладовые отеля «Океан» стали шумными от кипучей деятельности, так как персонал готовил обеды для более чем пятисот гостей.

Совсем непохожие на сверкающий роскошный ресторан, помещения для персонала были темными и серыми. Повара, красные и потные, проклинали длинный ряд корзин, привезенных из прачечной. Корзины стояли в проходе и пробираться между ними было очень неудобно.

Эти корзины не убирали с вечера до следующего утра, когда их должны были распаковать, рассортировать белье и отправить наверх.

Вито Феррари лежал, свернувшись, в одной из верхних корзин. Он слышал вокруг себя шум и наблюдал через дырочку в корзине снующий персонал.

Через полчаса основная работа переместится в кухни и ресторан. Тем временем он ждал. Ожидание для него не было испытанием. Терпение было важнейшим качеством для профессионального убийцы, и он обладал беспредельным терпением.

49
{"b":"6021","o":1}