ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прощай, немытая Европа
Разрушенный дворец
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Мастер Ветра. Искра зла
Арк
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Нора Вебстер
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Поющая для дракона. Между двух огней
A
A

Конрад сдвинул шляпу на затылок, зажал нос и вошел в холл. Ряд почтовых ящиков, укрепленных на противоположной стене, помог ему сориентироваться — мисс Колеман жила на третьем этаже.

Он поднялся по лестнице, проходя мимо обшарпанных дверей, через которые раздавался такой рев свинга, будто слушатели были совершенно глухи, но настроились что-нибудь услышать.

Белая карточка с именем мисс Колеман была прилеплена на одной из дверей, выходящих на площадку третьего этажа.

Едва Конрад намерился постучать в дверь, как заметил, что она приоткрыта. Он все-таки постучал, некоторое время постоял и затем вдруг отступил, почувствовав вдруг тревогу.

«Может быть за полуоткрытой дверью еще один труп?» — подумал он.

Этим вечером он видел уже шесть трупов, каждый на свой лад. Конрад почувствовал, что нервы его напряглись, а волосы на затылке зашевелились.

Он вытащил сигарету и прилепил ее к нижней губе. Зажег и убедившись, что руки не дрожат, вдруг усмехнулся. Он шагнул вперед, толкнул дверь и вгляделся в темноту.

— Кто-нибудь есть? — спросил он громко. Никто не ответил. Из комнаты доносился слабый запах «Красного мака» из Калифорнии.

Он сделал два шага вперед и нащупал выключатель. Как только зажегся свет он задержал дыхание, но ни тела, ни крови, ни орудия убийства не было: просто небольшая квадратная комната с железной кроватью, комод с выдвижными ящиками, стул и сосновый буфет.

Какое-то время Конрад осматривался, затем прошел вперед и открыл одну из дверец буфета. За исключением слабого запаха лаванды в нем ничего не было. Он закрыл дверцу, подошел к комоду и выдвинул одну полку. Тоже пусто.

Конрад почесал затылок, еще раз внимательно огляделся, пожал плечами и направился к выходу. Он выключил свет и затем медленно в задумчивости спустился по лестнице. Внизу он осмотрел ее почтовый ящик, но ничего не нашел.

На стене его внимание привлекла записка: «Управляющий домами находится в подвальном помещении» — прочитал он.

«Что мне терять», — подумал он и зашагал по грязным ступенькам вниз, в темноту. В конце лестницы он наступил на что-то и шепотом выругался.

— Кто-нибудь дома? — позвал он.

Дверь распахнулась и свет от лампочки, не защищенной абажуром, ударил ему в лицо.

— Все занято, друг, — послышался чей-то негромкий голос. — В этой дыре народу больше, чем блох на собаке.

Конрад заглянул в комнату, где стояли кровать, стол, пара стульев и висел поношенный коврик. За столом сидел толстяк в безрукавке. Во рту у него торчала погасшая сигара. Перед ним на столе был разложен пасьянс.

— На третьем этаже у вас есть свободная комната, не так ли? — спросил Конрад. — Мисс Колеман выехала.

— Кто сказал?

— Я только что оттуда. Комната пуста, вещей нет.

— Кто вы? — спросил мужчина. Конрад показал значок.

— Городская полиция.

Толстяк усмехнулся верхней губой.

— Я не знал, что она уехала, — ответил он. — Утром она была здесь. Ну что же, так даже лучше, не то мне пришлось бы завтра выставить ее за дверь.

— Почему?

Тот со свистом вздохнул и помассировал глаза, пальцами.

— Обычная причина. Она три недели не платила за комнату. Конрад задумчиво потер шею.

— Что вы знаете о ней? Когда она здесь поселилась?

— С месяц назад. Сказала, что работает статисткой в кино.

— Толстяк сложил разложенные карты в колоду, перемешал их и начал снова раскладывать. — Она не смогла найти дешевого жилья в Голливуде, во всяком случае, достаточно дешевого для нее. Она приятная девушка. Если бы у меня была дочь, я бы хотел, чтобы она была похожа на нее. С приятными манерами, привлекательная, спокойная, воспитанная. — Он пожал плечами.

— Но у нее не было ни гроша. Думаю, хуже этого ничего нет. Я советовал ей возвращаться домой, но она не желала слушать. Она обещала завтра непременно заплатить. Похоже, этого не случится, верно?

— Похоже, — согласился Конрад. Он вдруг почувствовал себя усталым. Зачем эта безработная статистка звонила Джун Арно? — подумал он. Привратник из-за денег, видим», никогда не пускал дальше холла. Джун, вероятно, и не видела ее.

Конрад взглянул на часы. Было уже за полночь.

— Ладно, спасибо. — Он оторвал себя от дверной рамы. — Это все, что я хотел узнать.

— У нее неприятности? — спросил толстяк. Конрад пожал плечами.

— Насколько я знаю, нет.

Ночной воздух показался холодным и свежим после смердящих запахов дома. По дороге домой Конрад думал об убежденности Бардена в том, что убийца — Джордан. Чего он волнуется? Он так и скажет завтра окружному прокурору. Если бы он знал точно, что Маурер и Джун были любовниками. Если бы они действительно были, то тогда, возможно, появился бы шанс, что Маурер замешан, а, может быть, он и есть убийца.

«Черт с ним, с Маурером», — думал Конрад, направляясь по дорожке ко входу в свой дом.

Он повернул ключ в скважине и вошел в маленький теплый холл. В доме было тихо. Он прошел в спальню, открыл дверь и зажег свет. Кровать имела заброшенный, пустынный вид.

Значит Дженни уехала и еще не вернулась.

Он медленно разделся. Войдя в ванную, чтобы принять душ, он громко произнес:

— Черт с ней тоже!

Глава 2

Чарльз Форест, окружной прокурор, сидел за большим письменным столом с сигаретой в толстых пальцах, с задумчивым выражением в глазах.

Форест был невысок и грузен. На его мясистом суровом лице испытующе сверкали зеленые глаза, под тонким ртом выдавался вперед квадратный подбородок. Его тонкие белые волосы редко бывали в порядке, так как он имел привычку причесывать их пальцами, когда работал над сложной проблемой, и казалось, что он проводит большую часть своего рабочего времени, решая сложные проблемы.

— Мак Кен, кажется, доволен, что это дело рук Джордана, — сказал Форест, показывая на кипу газет, лежавших на полу. — Он считает это ясным делом. Я прочитал рапорт Бардена и он показался мне убедительным. Что тебя беспокоит?

Конрад развалился в кресле. Одна его нога свисала через одну из ручек, и он раздраженно качал ею.

— Слишком гладко, сэр, — ответил он. — Док Холмс сказал, что там поработал профессионал, и я тоже так думаю. Я думаю, дилетант должен быть слишком удачлив, чтобы убить шесть человек шестью выстрелами, особенно имея дело с 45 калибром. У этих револьверов такая отдача, но каждый раз он попадал в цель. Похоже, убийца — классный стрелок, и я бы не удивился, узнав, что ему приходилось убивать и раньше.

— Я знаю, — сказал Форест мягко. — Я тоже думаю, что эти выстрелы сделал хороший стрелок. Я навел справки о Джордане. Он был классный стрелок. Он мог прострелить игральную карту в двадцати ярдах.

Конрад скривился.

— Мне следовало проверить это самому, — сказал он, раздражаясь на самого себя. — С этим ясно. Но меня интересует другое, он брился электрической бритвой, осмотром установлено, что он не пользовался опасной бритвой много лет, а тут она, вдруг, оказалась у него под рукой. Разве это не кажется вам странным?

— Не очень. Это улика, если бы знать наверняка, что у него такой бритвы не было. Но мы этого не знаем. Бывает ею пользуются, чтобы срезать мозоли.

— Так и Барден сказал, но я спросил дока Холмса. У Джордана не было мозолей. И еще одно: на его одежде нет ни капли крови.

Форест кивнул.

— Ну хорошо, выкладывай, что у тебя на уме. — Барден сказал, что болтают, будто бы Джун Арно и Джек Маурер — любовники, — ответил Конрад спокойно. — Предположим, Маурер обнаружил, что она обманывала его с Джорданом? Послать им поздравление? Насколько я его знаю, он вполне мог ринуться к ней и выпотрошить ее, а затем отрезать ей голову, чтобы отучить ее изменять ему в будущем. — Конрад сел прямо и пристально посмотрел на прокурора. — Иногда глядя на все это, я думаю, а не бандитская ли это месть? Так можно объяснить профессионализм и безжалостность устранения свидетелей. У Маурера достаточно воображения, чтобы направить следствие на Джордана.

5
{"b":"6021","o":1}