ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Форест пристально посмотрел на него. Его брови опустились.

— Мы определенно знаем, что она была любовницей Маурера? — спросил он после долгой паузы.

— Нет, но можем найти доказательства, если будем рыть глубоко.

— Если мы сможем доказать неоспоримо, что она была его любовницей, тогда я поверю. Пол, что в твоих соображениях что-то есть.

Форест погасил сигарету в пепельнице, его холодные зеленые глаза испытующе смотрели на Конрада.

— Не стоит говорить тебе. Пол, что единственная причина, почему я принял эту должность — это мое решение покончить с Маурером. Я знаю, как ты относишься к нему, значит нас теперь двое. До сих пор мы всегда терпели поражение в схватке с ним. Он ни разу не поступил необдуманно, ни разу не ошибся, не дал нам повода зацепиться за что-нибудь. Мы схватили четверых его лучших людей за последние два года, но, несмотря на это, мы не продвинулись в отношении Маурера дальше, чем были до того, как я принял пост.

Форест протянул палец в направлении Конрада.

— Я не собираюсь тебя отговаривать от любых действий в отношении Маурера, которые смогут дать нам шанс, хоть какой-нибудь, поймать Маурера на крючок. Ладно, ты думаешь, что за этим убийством мог бы стоять Маурер. Мог бы. Я не знаю, он ли это сделал, но он мог, и этого достаточно для меня. Иди и продолжай расследование, но никто не должен об этом знать. Единственная возможность покончить с ним — это схватить его на месте преступления. Схватить Маурера — это мое представление о современном чуде. У него глаза повсюду. Он знает каждый наш шаг, едва мы только сделаем его. Но иди и начинай копать. Не составляй никаких письменных сообщений. Кроме тебя только твои сотрудники могут быть в курсе. Не подключай к делу полицейское управление, пока они не будут нужны. Я почти уверен, что там кто-то чересчур болтлив.

Конрад обрадованно улыбнулся. Он надеялся, что Форест будет реагировать именно так, но зная сколько работы у прокурора, он не думал, что Форест даст ему возможность проводить расследование.

— Прекрасно, сэр. Я приступлю немедленно. Кроме Ван Роша и мисс Филдинг никто не будет в курсе дела. Я постараюсь откопать побольше сведений о Джун Арно. Если мне удастся узнать, что между ней и Маурером что-то было, тогда нас, пожалуй, может ждать удача.

— Действуй, Пол, — сказал Форест. — Как только решишь, что обнаружил что-то важное, дай мне знать. — Он взглянул на часы. — Через десять минут мне нужно быть в суде. Особенно много времени на расследование не трать, у нас и без того немало работы. Понятно?

— Да, сэр, — удовлетворенно сказал Конрад и поднялся.

— Еще одно, — сказал Форест, глядя в сторону. — Это, конечно, не мое дело, но я хорошо отношусь к тебе и заинтересован в тебе. Если я покажусь тебе бестактным, скажи, и я закроюсь, но иногда вовремя сказанное слово может быть полезным.

— Да нет, пожалуйста, — проговорил Конрад в замешательстве. — Что случилось?

— Пока ничего, — ответил прокурор. Он смотрел вниз на дымящуюся сигарету, затем перевел взгляд на Конрада. — Ты как следует присматриваешь за своей хорошенькой женой. Пол?

Лицо Конрада окаменело. Это было неожиданно, и он почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо.

— Я не понимаю вас, сэр.

— Кто-то сказал мне, что твою жену видели вчера в «Парадиз-клубе», — спокойно сказал Форест. — Она была не совсем трезва. Я думаю, не стоит тебе говорить, что хозяин клуба — Маурер, и что множество людей, включая Маурера и его шайку, знают, что она жена моего старшего следователя. Вот и все, что я хотел тебе сказать, Пол. Подумай, что можно сделать, хорошо? Это нехорошо для дела, и я не думаю, что это хорошо и для твоей жены. — Он вдруг улыбнулся и его жесткое лицо немного смягчилось. Он положил руку на плечо Конраду. — Не смотри, будто пришел конец света. Это не так. Молодая женщина, да еще такая хорошенькая, как твоя жена, часто пытается взбрыкивать сверх меры. Может жизнь ей кажется слишком монотонной, особенно когда тебя внезапно вызывают. Но все же поговори с ней. Она должна прислушаться к голосу разума.

Он похлопал Конрада по плечу, подхватил свой кейс и направился к двери.

— Мне пора идти. Надеюсь, новости о Маурере будут у тебя через день-два.

— Да, сэр, — ответил Конрад безжизненным тоном. Штат Конрада состоял из его секретарши Мэдж Филдинг и сыщика Ван Роша. Оба они работали не за страх, а за совесть, и когда Конрад вошел в свою контору, он сразу заметил, что они с нетерпением ожидают его.

— Каков вердикт, Пол? — спросил Ван Рош, пока он шел к своему столу.

— Пойдем по следам Маурера, — ответил ему Конрад, вытаскивая стул и усаживаясь. — Окружной прокурор сказал, что он не хочет упустить даже малейший шанс и, хотя он не совсем уверен, он полагает, по крайней мере, что мы должны провести определенную предварительную работу.

Ван Рош усмехнулся и потер руки. Он был высокий, худой, смуглый с черными тоненькими усиками.

— Замечательно! — воскликнул он. — Вы наверняка должны это расколоть. А что означает предварительная работа?

Конрад взглянул на Мэдж Филдинг, сидящую за столом и играющую с карандашом. Ее большие серые глаза были задумчивы. Ей было лет 26 — 27. Невысокого роста, но крепко сбита. Она не была красивой: мелкие черты лица, курносый нос, жесткие губы делали ее лицо интересным, но не более. Вместо красоты она обладала удивительной выносливостью в тяжелой работе, безграничным энтузиазмом и высокой результативностью.

— А что ты об этом думаешь, Мэдж? — спросил он, улыбаясь.

— Я думаю, что если вы оба собираетесь рыться в прошлом Маурера, вам следует запастись парой пуленепробиваемых жилетов, — ответила она спокойно. — И я не шучу.

Ван Рош преувеличенно содрогнулся.

— Как она права. Ну, я думаю, что следует взять страховку для покрытия расходов на собственные похороны. Мне хотелось бы отправиться в последний путь с шиком.

Конрад покачал головой.

— Это последняя из наших забот. Маурер не из тех, кто стреляет в полицейских. Лет десять назад, пожалуй, он не стал бы раздумывать. Но сейчас он делец. У него есть что терять, и он вряд ли пойдет на такой риск. Он хорошо знает, что в этом случае ему не отвертеться. Тут нам особенно нечего беспокоиться. Свидетели — вот, кого нужно будет оберегать, если, конечно, мы их найдем.

— Значит успокоились, — сказал Ван Рош, зажигая сигарету. — Так с чего начнем?

— Ничего особенного, — сказал Конрад. — Мы должны в первую очередь просмотреть работу, которая у нас на руках, и выяснить, что можно отложить, а что необходимо сделать. Окружной прокурор сказал, что Маурер на первом месте, но мы не сможем выбросить другую работу в корзину. Посмотрим, что у нас? Если хорошо возьмемся, то к завтрашнему утру все станет ясно. Мэдж, ты не подготовишь перечень важнейших дел, за которые нужно взяться?

Мэдж кивнула и быстро прошла в комнату с делами. Пока она отбирала наиболее срочные дела, Ван прошел к столу и быстро просмотрел папки, лежащие на его навесной полке.

— Каково наше первое действие против Маурера, Пол? — спросил он, как только прошелся по папкам.

— Прежде, чем мы сможем связать его с Джун Арно, мы должны доказать, что они знали друг друга, — ответил Конрад. — Мы должны отталкиваться от Джун. Я думаю, тебе следует пройти завтра в Тупик и проверить в этом районе каждый дом и всех, кто живет по соседству. Дай понять, что следствие ведется по делу Джордана. Попытайся получить описание всех, кто регулярно посещал Джун. При удаче мы получим среди других и описание Маурера. Что бы ты ни делал, не упоминай имени Маурера. Иначе мы спугнем его.

Мэдж пришла с кучей папок.

— Больше, чем я думала, — сказала она, выгружая их на стол Конрада, — но некоторые из них действительно срочные.

— Принялись, — сказал Конрад, снимая пиджак. — Посмотрим, Ван, как ты можешь работать.

Было около девяти пятнадцати вечера, когда наиболее срочная работа была сделана, и Конрад почувствовал удовлетворение от того, что, по меньшей мере, дня четыре теперь он может посвятить Мауреру.

6
{"b":"6021","o":1}