ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С облегчением вздохнув, он откинулся на стуле.

— Готово, — сказал он. — Это последняя? Мэдж кивнула. Она взяла у него папку и положила ее поверх других, а потом отнесла их в сейф.

Ван Рош поднялся из-за своего стола и потянулся.

— Не хотел бы я еще так поработать, — сказал он с чувством. — Маурер был бы польщен, если бы он знал, как мы работали, чтобы иметь шанс влезть в его дела.

Конрад взглянул на часы.

— Ладно, я иду домой. Встретимся завтра в девять утра. Составим план работы и посмотрим, что можно сделать. Он взял шляпу и встал.

— До встречи. Немного поспите, вам это не помешает.

Пока он шел к машине и заводил ее, он не думал о Дженни. Во время работы он безжалостно не позволял себе думать о ней, но сейчас мысли о ней снова возникли.

«Почему она предпочла „Парадиз-клуб“ другим местам? — думал он сердито, направляя машину вдоль пустынной улицы. — Она знала, что Маурер — владелец клуба, знала, как он относится к нему. А, может быть, она пошла туда нарочно, чтобы разозлить его? И что это были за люди, которые рассказали Форесту?»

Конрад хотел это знать. Его лицо мрачнело. «Она была не совсем трезвой». Хорошенькое дельце услышать такое о своей жене и от своего босса. «Поговори с ней, — сказал Форест. — Она должна прислушаться к голосу разума». Он, конечно, не думал, что Дженни способна на такое. Выслушивание голоса разума не было ее сильной чертой, и Конрад не обманывал себя в том, что сможет убедить ее не делать ничего такого, чего она хочет делать.

Когда он вошел в гостиную, Дженни сидела в кресле и просматривала журналы. Ее лицо было холодно и угрюмо. Он сразу же увидел, как она напряжена.

Хотя он спал обычно чутко, но вчера вечером он не слышал, как она пришла. Когда он поднялся утром, она не пошевелилась, хотя он был уверен, что она не спала.

Теперь он решил не откладывать разговор — все равно будет скандал — это неизбежно.

Он сел в кресло напротив Дженни у потухшего камина.

— Дженни…

— В чем дело? — ответила она холодным безразличным голосом, не отрывая взгляда от журнала.

— Тебя видели вчера вечером в «Парадиз-клубе». Он увидел, как она настороженно застыла, но сразу же взяла себя в руки и оторвала глаза от журнала.

— Ну и что? — неприязненно спросила она. — Радуйся, что я не пошла в «Амбассадор». «Парадиз» — намного дешевле.

— Не в этом дело. Ты, так же как и я, знаешь, что владельцем «Парадиз-клуба» является Маурер. Ты думала об этом?

— Знаешь что, Пол, я многого натерпелась от тебя, но я не позволю меня поучать, — с неистовостью ответила она. — Проповедник! Ты приходишь и уходишь в любое время, я не жалуюсь. Не воображай, что я не знаю, что происходит у тебя на работе. Эта Филдинг на вид, как женщина, может быть, и ничего не представляет, но каждому видно, какая она сексуальная сучка, и по ее лицу видно, что она даст тебе все, что хочешь!

— А теперь послушай меня, Дженни, — резко сказал он. — Не пытайся уклоняться. Почему ты пошла туда?

— Это мое дело! — Вспыхнула она. — И я не позволю себя допрашивать!

— Но ты не имеешь права ходить туда, — сказал Конрад с внезапным гневом. — Ты ведь прекрасно знаешь, что это штаб Маурера. Там ты делаешь наше управление посмешищем. Можешь это понять?

Дженни хихикнула, сразу же ее лицо стало жестким.

— Мне наплевать на твое дурацкое управление. Если мне захочется туда пойти, я пойду!

— О том, что ты там была мне рассказал Форест. Кто-то рассказал ему и добавил, что ты была пьяна. Сколько, ты думаешь, я задержусь на работе, если ты так будешь себя вести?

Дженни вдруг побелела и ее глаза сверкнули.

— Значит твоя грязная полиция начала шпионить за мной? — закричала она. — Следовало этого ожидать. Можешь передать своему самодовольному синеносому боссу от меня, чтобы он занимался своими делами. Ни он, ни ты, ни кто другой не имеет права указывать мне, что делать. И, если тебе это не нравится, можешь идти к черту!

Она повернулась, вышла из комнаты и громко хлопнула дверью.

Когда городские часы прозвонили девять, Конрад быстро шел по коридору в свою контору. Он распахнул дверь, вошел не останавливаясь, повесил шляпу на вешалку и прошел к столу.

Мэдж и Ван Рош уже сидели за своими столами. Мэдж печатала на машинке, Ван Рош записывал что-то в блокнот. Во рту у него торчала сигарета, и он крутил головой, чтобы дым не попадал в глаза.

— У тебя посетитель. Пол, — сказал он, откладывая блокнот в сторону. После чего он указал пальцем на дверь в маленькую приемную, которая использовалась для ожидания. — И ты никогда не угадаешь кто.

Конрад положил кейс на стол и достал сигарету из пачки, лежащей рядом с телефоном.

— Сегодня я никого не хочу видеть из посетителей. Кто это?

— Фло Прессер. Конрад заморгал.

— Ты шутишь? Ван усмехнулся.

— Погляди сам. Впрочем, ты можешь даже не поглядеть, а просто принюхаться к двери в приемную, откуда так и несет духами «Последний ночной поцелуй», или как там они называются. Она просто обливается ими.

— Фло Прессер? В такое время? Что она хочет?

— Она потеряла своего дружка. Она хочет, чтобы ты нашел его.

— Какого черта ты не сказал ей, что я занят? Избавься от нее, Ван. У меня масса других дел, и я не могу забивать голову пустяками. Пусть обращается в полицию.

— А ты знаешь, кто ее дружок? — спросил, вдруг сразу сделавшись серьезным, Ван.

— Нет. А кто?

— Тони Паретти.

Конрад нахмурился. Имя было знакомым.

— Что о нем известно?

— Ему случалось быть шофером и телохранителем, — спокойно ответил Ван. — Я подумал, что вы, может быть, захотите поговорить с ней.

Конрад глубоко затянулся, потом выпустил дым к потолку.

— Правильно, конечно, это он. — Конрад встал. — Что она рассказала?

— Позавчера вечером они должны были встретиться. Он позвонил ей около пяти часов и сказал, что ему предстоит неотложная работа, и велел ждать ей в одиннадцать в баре на Леннокс-стрит. Она прождала напрасно до двух часов ночи и затем вернулась домой. Вчера она все утро звонила Тони домой, но никто не брал трубку. Днем она пошла к нему. Его не было. Кого бы она ни спрашивала, никто не видел Тони. Вечером она снова пошла в бар, но Тони так и не появился. Сегодня утром она решила, что должно быть с ним что-то случилось, и поэтому она пришла сюда.

— Что она от нас хочет?

— Чтобы мы нашли Тони.

— А ей не приходила в голову мысль, что он мог просто бросить ее? — спросил Конрад.

— Похоже, нет, и мне — тоже. Я не могу представить, чтобы такая крыса, как Паретти, бросит Фло. Для него это золотая шахта. Она делает деньги. Пол, и, насколько я слышал, хорошие деньги. Я не могу представить, что Паретти откажется от таких денег, какие она приносит.

— Он мог найти другую девушку, — возразил Конрад. — Кстати, а почему она пришла сюда, а не в полицию? Ван усмехнулся.

— То же самое я спросил у нее. Она сказала, что ты джентльмен и что она доверяет тебе. Я не хочу повторять, что она сказала о полиции.

Конрад кивнул.

— Ладно, потрачу на нее немного времени.

Он прошел через комнату и открыл звуконепроницаемую дверь, ведущую в приемную. В нос ему ударил густой запах духов и он поморщился.

Фло Прессер в волнении шагала по комнате, зажав в ярко накрашенных губах сигарету. Она выглядела хорошо. Ей было около двадцати пяти. Соблазнительная фигура, стриженные светлые волосы, большие глаза.

Она сразу же повернулась к нему. Широкая юбка взметнулась, а потом на короткое время обвилась вокруг ее стройных бедер.

— Хэлло, Фло, — сказал он.

Он достаточно часто встречал ее в суде. Она часто задерживалась за приставание к мужчинам на улице и поэтому имела возможность познакомиться с большинством судейских служащих.

— Что случилось?

— Вот как, мистер Конрад? Я и не думала, что вы вспомните меня. Я ужасно волнуюсь. Я знаю, мне не следовало вас беспокоить. Я знаю, как вы заняты. Я думала, сойду с ума из-за Тони, и сегодня утром…

7
{"b":"6021","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Иди к черту, ведьма!
Нелюдь. Время перемен
Соблазни меня нежно
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Иллюзия греха
Магнетическое притяжение