ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ладно, не скачи туда-сюда, — нетерпеливо перебил он ее. Потом уселся на краешек стола. — Тебе не следовало приходить сюда, Фло, но раз уж ты здесь, выкладывай все коротко. Откуда ты знаешь, что Тони просто тебя не бросил?

Большие глаза Фло раскрылись.

— Бросил меня? Зачем бы он это сделал, мистер Конрад? К тому же я точно знаю, что он этого не сделал.

— Откуда?

Поглядывая на Конрада уголком глаза, Фло колебалась.

— Вы никому не скажете, мистер Конрад? Если Тони узнает, что я приходила к вам, он сдерет с меня шкуру.

— Так откуда ты знаешь, что он не бросил тебя? — повторил вопрос Конрад.

— Я слежу за его счетом в банке, — заявила она после долгой паузы. — Мне не следовало бы говорить об этом, но Тони не ушел бы, оставив мне пять грандов. Но вообще-то он меня никогда не бросит.

Конрад посмотрел на нее. В его глазах вдруг появилась задумчивость. Она была права. Он немного знал таких типов как Паретти. Если бы тот собирался смыться, то прежде всего он взял бы свои деньги.

— Ты полагаешь, что с ним что-то случилось? Она кивнула.

— Да.

— Он собирался встретиться с тобой позавчера вечером, так?

— Да. Он позвонил мне около пяти и сказал, что не сможет встретиться, как мы договорились. У него есть неотложная работа.

— Что за работа? Она покачала головой.

— Он не сказал.

— Он сказал только то, что у него неотложная работа, и больше ничего? Можешь в точности повторить его слова?

— Он сказал: «Боссу нужно, чтобы я поработал. Встретимся в баре у Сэма в одиннадцать». Вот и все, что он сказал, и я его больше не видела.

— В котором часу вы договаривались встретиться до этого?

— В семь часов.

Он изучающе посмотрел на нее.

— Почему ты пришла ко мне, Фло?

Она отвела глаза, избегая его прямого взгляда.

— К кому бы я еще могла пойти? Мне не хотелось иметь дело с копами. Они не любят Тони. Я поспрашивала кого можно, но никто ничего не знает. Я начала волноваться все больше и больше, и тогда подумала о вас. Вы всегда были так добры ко мне, мистер Конрад, и я подумала…

— Ну, ладно, оставим это, — сказал он. — Тони работает на Маурера?

Глаза Фло вдруг стали пустыми и безразличными. Она отвернулась, чтобы бросить окурок в пепельницу.

— Я не знаю, на кого Тони работает. Он никогда мне не рассказывал.

— Не рассказывай мне сказки. Значит на Маурера? На лице Фло появилось недовольное выражение.

— Я же говорю вам, что не знаю! Не ведите себя со мной, как коп, мистер Конрад. Я всегда видела в вас друга. Конрад пожал плечами.

— Ладно, Фло, я наведу справки. Я не могу ничего обещать определенно, но посмотрю, что смогу сделать. Где тебя можно найти?

Ее лицо просветлело.

— 144 улица, дом 23. Почему бы вам как-нибудь вечерком не навестить меня, мистер Конрад? Вы бы хорошо провели время и вам бы это ничего не стоило.

Пол рассмеялся.

— Так не разговаривают с порядочными женатыми мужчинами, Фло, — сказал он, подталкивая ее к двери. — Но во всяком случае, спасибо за приглашение.

— Я никогда не слышала, чтобы женатые мужчины были порядочными, — возразила она. На пороге она задержалась. — Вы дадите мне знать, как только что-нибудь узнаете, мистер Конрад?

— Конечно. Я сразу же свяжусь с тобой. — Он продолжал подталкивать ее в коридор. — До встречи, — попрощался он и прикрыл дверь.

— Ну как, не задохнулся? — поинтересовался Ван Рош, когда Конрад вернулся к себе.

— Да, крепко душится. — Конрад был мрачен. — Мэдж, у нас есть что-нибудь на Паретти?

— Да. — Она подошла к шкафу, нашла дело и принесла его Конраду.

— Спасибо.

Он открыл папку и принялся читать ее содержимое. Ван наблюдал за ним с настороженным интересом.

— Немного здесь, — сказал Конрад через несколько минут. — Он имел всего-навсего две небольшие судимости, несмотря на то, что арестовывался, хотите верьте, хотите нет, двадцать семь раз. Слушайте: семь арестов по подозрению в убийстве, двенадцать — изнасилование и грабежи, четыре — за наркотики, один — за злостное хулиганство, один — за общение с известными преступниками и один — за малолетнюю преступность. Отделывался он каждый раз щелчками, за исключением совращения малолетних и контакты с известными преступниками. Сроки этих двух приговоров истекли до того, как он связался с Маурером.

Конрад взглянул на Вана.

— Кстати, интересная деталь. Паретти отлично стреляет из 45 калибра. Это тебе ничего не говорит? Ван сложил губы в беззвучном свисте.

— Ты связываешь это с убийством в Тупике?

— Подумай сам! — спокойно сказал Конрад. — Он должен был встретиться с Фло в семь часов вечера позавчера — вечер убийств. Внезапно он отменяет свидание под предлогом того, что у него неотложная работа для босса. Мы знаем, кто его босс. Около семи часов восемь человек убиты: шесть из них из 45 калибра.

— Я не могу представить Паретти, отрезающим голову Джун, — сказал недоверчиво Ван. — Это не его профиль.

— А я и не думаю, что он убил Джун. Я думаю, он довез Маурера до Тупика и, пока тот занимался с Джун, он расправился с остальными.

— Неужели Маурер оказался настолько безумен, что убил Джун сам? У него дюжина головорезов, которые могли бы это сделать.

— Держу пари, что это сделал сам Маурер, — сказал Конрад, наклонившись вперед. Он облокотился на стол и зажал лицо в ладонях:

— Я думаю, что когда он обнаружил, что Джун обманывает его, Маурер вышел из себя. Он взял Паретти и они вместе это сделали. — Конрад погасил сигарету. — И я скажу, почему так думаю. Маурер знал какому риску подвергается. До сих пор он не сделал ничего такого, к чему можно прицепиться. До сих пор каждое спланированное им убийство осуществлялось другими, проинструктированными третьими лицами. Поэтому ничего к Мауреру не ведет. Но на этот раз он закусил удила. На этот раз он захотел свести счеты лично. Это личные дела между Джун и ним. Он берет Паретти и направляется в Тупик. Его там знают, а он знает, что свидетелей быть не должно. Никто не должен остаться в живых, кто может связать его имя с именем Джун, или кто видел, как он приехал. Паретти занялся прислугой, а сам Маурер — Джун.

Конрад направил палец в Вана.

— Что произошло потом? После резни остается в живых один свидетель — Паретти. Тот любимец Маурера. Но он не доверится и собственной матери. Паретти проработал на него пятнадцать лет, но Маурер не доверяет ему и убирает со своей дороги. Держу пари, что Фло догадывается, что Маурер убрал Паретти, и потому пришла сюда. Она побоялась назвать имя Маурера, но она совсем не глупа и надеется, что после ее рассказа я раскопаю то, что она не досказала.

Ван и Мэдж сидели молча, не шевелясь. Когда он закончил, Ван ударил кулаком по столу.

— Держу пари, что так и было! — взволнованно воскликнул он. — Это подходит Мауреру и объясняет, почему Фло пришла сюда. Таким образом она хотела посчитаться с Маурером за своего дружка! А теперь нам нужно доказать все это.

— А это нелегко, — спокойно заметил Конрад. — Вот что сделаем. Во-первых, ты, Ван, пойдешь на квартиру Паретти и сделаешь там обыск. Проведи его так, будто ищешь золото. Я не могу поручиться, что обязательно что-нибудь найдешь, но все же постарайся. — Конрад написал на клочке бумаги адрес, который взял из досье Паретти, протянул его Вану. — Здесь он живет. Возьми пистолет и вообще будь осторожен. Постарайся, чтобы никто не узнал, кто ты. Я направляюсь в Тихоокеанскую студию и посмотрю, что можно раскопать относительно Джун. Я возвращусь примерно к часу, и мы подведем итоги.

Ван открыл стол, вытащил специальный полицейский револьвер 38 калибра, театральным жестом крутанул барабан, проверяя патроны, подбросил его и затем сунул в карман.

— Я хочу, чтобы ты обратила внимание на это, — сказал он, глядя на Мэдж. — Меня посылают на работу, где я смогу получить кучу свинца, а мастер выбирает себе кое-что помягче: статистки, звезды, ножки и т, п. Ты только отметь это. Я не говорю о справедливости, а только о записи на мой счет.

8
{"b":"6021","o":1}