ЛитМир - Электронная Библиотека

Я выложил отбивные, жареный картофель на тарелки и достал пару бутылок кока-колы.

– Приятного аппетита! – сказал я, ставя тарелку на грудь мисс Уондерли. – Кушай.

Она села, поставив тарелку на покрывало. Освещенная луной и огнем из камина, она была великолепна.

– Ты все еще боишься? – спросил я, разрезая мясо.

– Нет, – она покачала головой.

Занятые работой, мы почти забыли о Киллиано и его делишках.

– Трудно даже поверить, что все это произошло не далее как сегодня утром, – заметил я. – Я хочу, чтобы ты рассказала мне обо всем. Для начала скажи, как ты оказалась замешанной во всей этой истории.

Она некоторое время молчала, и я не хотел торопить девушку.

– Я была идиоткой, – начала она. – Я приехала сюда, потому что мне обещали работу, и к тому же мне надоело отшивать мужчин, которые воображают, что все девушки из дансинга потаскушки. Предложение было заманчивым, но все было как обычно. Меня вновь тащили в постель. И в конце концов я снова лишилась места, да к тому же не имела денег, чтобы уехать обратно.

– Это тяжелая наука, – заметил я.

– И тут появился Спераца. Ему нужен был кто-то, кто бы присматривал за цветами и прочей растительностью в казино. Так я получила работу.

– Ты и цветы подходите друг другу.

Она кивнула.

– В течение восьми месяцев все было в порядке. Моя работа мне нравилась, и платили неплохо. Но в один прекрасный день Спераца пригласил меня к себе. В его кабинете находились Киллиано и Флаггерти. Они внимательно осмотрели меня, затем стали шепотом переговариваться друг с другом. Киллиано заявил, что я подхожу по всем статьям, потом он и Флаггерти ушли. Спераца пригласил меня сесть и сразу предложил тысячу долларов, если я соглашусь выполнить то, что он попросит. В тот момент я даже не знала, о чем пойдет речь. Он мне объяснил, что ты очень важный гость, и по причине, которую мне знать не обязательно, я должна составить тебе компанию. Если я хорошо справлюсь с работой, то получу деньги и билет домой.

– И что ты об этом подумала?

– Я не знала, что и думать. Деньги были очень большие, а я очень хотела вернуться домой. Но по тому, как Спераца говорил об этом, что-то подсказывало мне не соглашаться. Передо мной ставилась задача, чтобы я любой ценой попала в твой номер и даже легла в постель. Я не должна буду беспокоиться на этот счет, так как тебя усыпят наркотиками. Необходимо, чтобы я провела ночь в твоей спальне. Я подумала, что речь идет о разводе и тебя пытаются шантажировать. Мне это не понравилось, и я отказалась. – Она задрожала, глядя на освещенный луной берег. – Он пытался меня убедить, но чем больше настаивал, тем решительнее я отказывалась, убежденная, что за всем этим кроется что-то подлое. Убедившись, что слова на меня не действуют, он предложил проехаться с ним. – Она замолчала и посмотрела на руки. Я не торопил ее. Спустя некоторое время она продолжала: – Он привез меня к дому на набережной. Взглянув на отвратительную старую каргу, на девиц, глазевших на меня с лестницы, я тут же поняла, какого рода это заведение.

Я протянул ей сигарету. Несколько минут мы молча курили.

– Он припугнул, что поместит тебя туда, если ты будешь упорствовать, не так ли?

Она утвердительно кивнула.

– Мне ничего не оставалось, как согласиться, и он отвез меня в казино, но пригрозил, что за мной будут наблюдать.

– А что произошло, когда я потерял сознание?

– Они предупредили, что бренди напичкано наркотиками. Когда ты потерял сознание, я впустила Спераца и Флаггерти. Они осмотрели тебя и уложили на кровать. Затем сказали, чтобы я легла рядом и оставалась до утра. Я была так напугана, что во всем слушалась их, хотя и была уверена, что произойдет нечто ужасное. Я слышала, как они ходили по гостиной, и теперь знаю, что там делалось. Я не сомкнула глаз всю ночь, а утром… Ты знаешь, что произошло потом…

Я подошел к ней.

– И все же ты не оправдала их надежд, – сказал я. – Почему? Почему ты пошла на такой риск?

Она отвела глаза.

– Я не могла обвинить невинного человека в убийстве… Кроме того, я же сказала, что буду на твоей стороне, помнишь?

– Помню. И все же ты замешана в этом деле. Я не хочу тебя винить, но ты все же играла в их игру.

– Но я же перешла на твою сторону.

Я повернул ее лицо к себе, внимательно вглядываясь в глаза.

– Я могу влюбиться в тебя.

Она обняла меня.

– Со мной это уже случилось, – прошептала она, целуя в шею. – Я не могу скрывать это. И не хочу, чтобы они причинили тебе зло.

Мы ласкали друг друга. Действительно, любить – это приятное занятие!

– Но что мне делать с тобой? – наконец спросил я.

– Делать? – она села, ее глаза испуганно смотрели на меня. – Что ты имеешь в виду?

– Могу я оставить тебя здесь? Как ты переносишь одиночество?

Она вцепилась в мою руку.

– Что ты собираешься делать?

– Ну, ты же не глупый ребенок. У меня достаточно дел. Прежде всего займемся Киллиано. Помнишь его? Такой маленький, похожий на Муссолини.

– Но ведь ты не вернешься в Парадиз-Палм?

– Разумеется, вернусь. Я приехал сюда лишь с целью поместить тебя в надежное убежище.

– Ты сошел с ума! – закричала она. – Что ты можешь, один против всех этих людей?

– Пусть это будет для тебя сюрприз, – улыбаясь, ответил я. – Нас обвиняют в убийстве. Прежде всего я ликвидирую это обвинение. Пока я не найду убийцу Херрика и не заставлю сознаться в этом преступлении, мы не будем в безопасности.

– Но ты не можешь вернуться один! – с ужасом воскликнула она.

– Я вернусь туда, и как можно скорее, – твердо сказал я. – Единственная вещь, в которой я должен быть уверен, так это то, что ты в безопасности.

– Я не могу находиться здесь! – быстро проговорила она.

Я покачал головой.

– Послушай, я вернусь завтра вечером. У меня есть катер. Тебе я оставляю карабин. Еды на первое время хватит. Если кто-то появится, закройся в доме. Но я надеюсь, никто здесь не появится.

– А вдруг ты не вернешься? – дрожащими губами спросила девушка.

– Но ты же взрослая девочка. Я оставляю тебе семнадцать грандов. Тебя найдет Тим и поможет вернуться в Нью-Йорк. Я переговорю с ним.

– Нет, – возразила она. – Лучше не надо! Пусть никто не знает, что я осталась здесь одна.

Это была здравая мысль.

– Не покидай меня! – она прижалась ко мне. – Я не хочу потерять тебя так быстро, едва встретив.

Мы долго и упорно спорили, но я уже принял решение. Она это наконец поняла и перестала уговаривать. Сложив руки на коленях, она села. Вид у нее был грустный и встревоженный.

– Что ж, пусть будет по-твоему!

– Херрик знал что-то очень важное. Настолько важное, что они пошли на убийство. Ты не представляешь, что бы это могло быть?

Она покачала головой.

– Я едва знала его. Он достаточно часто приходил в казино, но я никогда не разговаривала с ним.

– У него была женщина?

– Он часто появлялся с одной рыжей девицей. Она певица и живет на Лансинг-авеню. Дом из черного мрамора и хрома. Слева, если ехать отсюда.

– Ты ее знаешь?

– Нет, но я слышала о ней. Она жестокая и жадная.

– Как ее зовут?

– Лоис Спенс.

– О'кей, может быть, она что-нибудь знает.

– Ты будешь осторожен? – спросила она, кладя руку на мое колено.

– Конечно. Теперь Киллиано. Что ты о нем знаешь?

– Только то, что это важная шишка в городе. Ему принадлежит казино, и он мэр города.

– Ты никогда не задумывалась, почему это Херрик так часто наведывался в казино? Ведь он не игрок?

– Нет.

– Хорошо, – сказал я, вставая. – Возможно, мисс Спенс сможет ответить на мои вопросы. А теперь, любовь моя, мне нужно одеваться.

Я облачился в костюм из темно-голубой легкой ткани, темно-голубую рубашку и темно-красный галстук. Мисс Уондерли ждала меня в гостиной. Она пыталась держать себя в руках, но я видел, что глаза ее на мокром месте. Я передал ей коробку из-под сигар.

11
{"b":"6022","o":1}