ЛитМир - Электронная Библиотека

– Надеюсь, я тоже приятно проведу время, – улыбнулся я.

Коп, ударивший меня, ткнул в бок дубинкой.

– Одевайся! – рявкнул он. – Я как раз и буду одним из тех, кто займется твоей персоной.

Я принялся одеваться. Копы предварительно обшаривали мою одежду, а уж потом передавали ее мне, ничего не упуская.

– Надеюсь, Флаггерти даст мне возможность заняться этой мышкой, – сказал Солли, кивнув в сторону мисс Уондерли.

– Он сам ею займется, – возразил Хеймс. – Но я бы очень хотел на это посмотреть.

– Да уж! – Солли облизал губы. – Заняться малышкой с такой фигурой!..

– И к тому же на совершенно законных основаниях, – добавил Хеймс. Они обменялись улыбками.

Я завязал галстук. Надо было действовать быстро, иначе потом будет поздно. Когда они привезут меня в комиссариат, веселье закончится. Судя по рожам этих типов, ничего хорошего меня там не ждало.

– Топай, подонок, – сказал Хеймс. – И заруби себе на носу: если ты сделаешь хоть одно движение в сторону, тебя вначале пристукнут, а уж потом будут извиняться. Мы не хотим убить тебя так скоро: надо вначале разукрасить твой портрет. Но, если ты захочешь выкинуть какой-нибудь фокус, нам не останется иного выхода.

– Можете не беспокоиться. Я только читал про крутых ребят, которые стирают парней в порошок. Хочется убедиться в этом на собственной шкуре.

– Ты будешь обслужен по высшему разряду, – заверил меня Солли.

Мы вышли в гостиную, которую из угла в угол мерил Флаггерти. Мисс Уондерли сидела в кресле. Толстая женщина стояла позади нее. Флаггерти злорадно улыбнулся. Выглядел он неважно. Губы распухли, на месте передних зубов зияла дыра.

– Пять человек за четыре месяца! – сказал он, становясь напротив меня. – Убийца! Что ж, ты увидишь, как мы расправляемся с убийцами. Суд состоится не раньше чем через две недели. Две недели ада для мистера Убийцы Кейна!

– Не надо так драматизировать, – ответил я.

Высокий коп-ирландец, который уже бил меня, снова ударил сзади дубинкой. Я наклонился вперед, чтобы удержаться на ногах, и с ходу ударил в подбородок Флаггерти. Последовали два удара по моей спине, и я упал на четвереньки.

Флаггерти принялся бить меня по ребрам носком туфли. Я старался, как мог, защитить голову, но получил сильнейший удар по шее.

– Не хотелось бы тащить его в участок, – с беспокойством сказал Хеймс.

Флаггерти отступил.

– Вставай! – прошипел он.

Я лежал возле прикрытого покрывалом тела Херрика, притворившись, что потерял сознание. Я закрывал руками глаза, не давая им возможности проследить направление моего взгляда. Я смотрел на мой «люгер», очертания которого угадывались под покрывалом. Они явно забыли о его существовании.

Флаггерти бесновался рядом:

– Встань, подонок, или я продолжу!

– Встаю, встаю, – я медленно поднялся на колени, делая вид, что мне очень плохо. Запачканное кровью дуло пистолета находилось рядом. Я пытался вспомнить, был ли у кого-нибудь из копов в руке револьвер. Вроде бы нет. Обыскав меня и не обнаружив оружия, они были уверены в себе.

Флаггерти опять ударил меня ногой. Я упал на тело Херрика. Это было странное ощущение – лежать на окоченевшем человеческом теле. Мои пальцы сомкнулись на рукоятке пистолета. Кровь сделала его скользким.

Я поднялся на ноги. Физиономия Флаггерти позеленела, когда он увидел «люгер» в моей руке. Все замерли на месте, как восковые манекены.

– Хэлло, ребята! – сказал я. – Помните меня?

Не направляя оружия ни на кого персонально и держа его стволом вниз, я сделал два шага к стене. Так я мог держать всех в поле зрения.

– Подходите, – я подарил присутствующим очаровательную улыбку. – Разве мы не собирались отправиться в комиссариат забавляться?

Они не двигались и не открывали ртов.

Я посмотрел на мисс Уондерли. Она сидела на краешке кресла с широко раскрытыми от удивления глазами.

– Эта банда решила поиграть в крутых парней. Так ты идешь со мной, малышка?

Она встала и подошла ко мне. Ее колени дрожали, так что я вынужден был обнять ее за талию.

– Ты можешь мне помочь? – спросил я, прижимая ее к себе.

– Да.

– Пройди в спальню и собери чемодан. Бери только самое необходимое, остальное оставь. И поторопись!

Она прошла мимо высоких манекенов, даже не удостоив их взглядом.

– Есть ли среди вас кто-нибудь, кто хочет проверить, с какой сноровкой я вытаскиваю пистолет? Если вас интересует, сделайте движение, и я это продемонстрирую, – весело сказал я, засовывая оружие за пояс.

Никто не пошевелился. Их было восемь и толстая негритянка. Они боялись даже часто моргать. Я закурил и пустил струю дыма в сторону Флаггерти.

– Вы хорошо повеселились, ребята, – сказал я. – Теперь моя очередь. Я приехал сюда отдохнуть. Все, чего я желал, – это весело провести время и потратить денежки. Но кто-то захотел быть очень умным. Вам нужно было убрать Херрика, и вы решили свалить вину за убийство на меня. И почти преуспели в этом. Да, вам бы удалось это, если бы вы были поумнее. Что ж, Херрика вы убрали, но меня убрать значительно труднее. Я узнаю, почему Херрик так мешал вам. Я останусь в этом городе и переверну все вверх дном, пока не доберусь до сути. А вы попробуйте помешать мне.

Они молчали. Я сделал знак копу-ирландцу.

– Подойди ко мне!

Тот медленно двинулся в мою сторону, держа руки вверх и ступая, словно шел по яйцам. Я дал ему возможность приблизиться на шесть шагов и ударил кулаком в нос. Он повалился прямо на Флаггерти, и оба осели на пол. Кровь закапала из носа полицейского.

Мисс Уондерли вышла из спальни, неся чемодан.

– Подожди около двери, моя прелесть. – Я подошел к окну, отодвинул штору и взял коробку из-под сигар, которая там стояла. В ней находилось ровно восемнадцать грандов – деньги, которые я рассчитывал потратить за время отпуска. Я даже не утруждал себя следить за этими подонками – моя репутация, видимо, была очень хорошо известна в Парадиз-Палм, или они были жалкими трусами.

– Пошли, – сказал я мисс Уондерли. Она открыла дверь. – Пока! – Я повернулся к Флаггерти: – Ты можешь последовать за мной, если храбрый. Я никогда не стреляю первым, – я помахал им рукой. – До встречи!..

Он остался сидеть на полу. Его глаза были полны ненависти, но он молчал.

Я забрал чемодан у мисс Уондерли и, взяв ее под руку, пошел к лифту. Через одну-две секунды двери лифта открылись.

– Вам вниз, сэр? – спросил лифтер, и вдруг глаза его удивленно расширились. Я узнал типа, который клялся, что поднимал ко мне Херрика. Вытащив его из лифта, я от души врезал мерзавцу между глаз. Толкнув мисс Уондерли в кабину, я последовал за ней.

– Мы спускаемся! – улыбнувшись лифтеру, я нажал кнопку.

Глава 2

Допрос с пристрастием

1

– Им известно, где ты живешь? – спросил я мисс Уондерли, выводя «Бьюик» из гаража отеля.

Она отрицательно покачала головой.

– Уверена?

– Да. Я сняла эту квартиру пару дней назад. Никто еще не знает этого.

– Мы заедем к тебе, и ты захватишь свою одежду. Где это?

Она сжала мою руку.

– Нет. Нужно побыстрее уехать из города! Я боюсь.

– У нас есть время. Не нужно так бояться. Если мы не допустим ошибок, им никогда нас не поймать. Где ты живешь?

– На углу улиц Эссекс и Мерривайл.

– Знаю. Проезжал, когда ехал сюда.

Ведя «Бьюик», я не спускал глаз с зеркальца заднего вида. Пока нас никто не преследовал.

– Тебе и мне о многом нужно поговорить, – заметил я. – И благодарю, что ты на моей стороне.

Она задрожала.

– Они нас поймают?

– Они недостаточно ловкие ребята для этого, – заверил я, хотя в глубине души вовсе не был в этом уверен. Я гадал, известен ли копам номер моей машины. Сколько времени понадобится, чтобы служащий успел сообщить его Флаггерти. Я думал над тем, где можно спрятаться. Не лучше ли действительно побыстрее покинуть город? Правда, я не хотел уезжать слишком далеко, так как хотел захватить Киллиано.

8
{"b":"6022","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
С любовью, Лара Джин
Скорпион Его Величества
Темные воды
Как в СССР принимали высоких гостей
За закрытой дверью
Йога между делом
Призрак Канта
Сын лекаря. Переселение народов
Желтые розы для актрисы