ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я ничего в этом деле не понимаю и ничего не могу поделать, – проговорила ошеломленно Сьюзен. Она выпила свой кофе и открыла сумочку.

– Вы могли бы кое-что сделать, – возразил мужчина. – Я хочу узнать, кто этот человек. Не согласитесь ли вы проследить за ним вместо меня?

Сьюзен удивленно посмотрела на него.

– Это немного отвлечет вас от мрачных мыслей, – продолжал шофер. – К тому же дело стоит того. – Он вынул из кармана десять фунтов и бросил на стол.

– Я думаю, вы просто сумасшедший, – сказала Сьюзен, однако происходящее невольно начало заинтересовывать ее. – Мне никогда не приходило в голову заниматься чем-либо подобным.

– Зато был момент, когда вы собирались броситься с моста. – Он посмотрел на свою газету, и по его тонкому бледному лицу промелькнула гримаса отвращения. – А теперь вы почти забыли, о чем плакали совсем недавно. Это для вас отличный способ убить ночь.

Она с сожалением ответила:

– Но я никогда в жизни ни за кем не следила…

– Это очень просто, – продолжал он, делая вид, что снова углубился в свою газету. – У него машина, большой зеленый «Паккард», номер ХЛА-3573. Он оставил ее в начале улицы. Все, что вам следует сделать, это пробраться в машину и спрятаться под покрывалом. У него накинуто покрывало на заднее сиденье, я видел это. Он обязательно возьмет свою машину, а потом вернется на Шепард-Маркет. Во всяком случае, я подозреваю, что он должен туда отправиться, но утверждать этого, конечно, не могу.

– Нет, – ответила Сьюзен. – Я не сделаю этого. Если он меня обнаружит, что со мной будет? У него лицо человека, способного на все.

– Действительно, угрюмый тип, – согласился шофер, – но он вас не найдет. Ему даже и в голову не придет заглядывать туда. Для вас будет лучше, если вы согласитесь, ведь вы не можете оставаться здесь всю ночь.

– Нет, – ответила она.

Он посмотрел на нее.

– Уверен, вы никогда не переживали ничего более увлекательного, а вы из тех девушек, которые в этом нуждаются.

– Возможно, – произнесла Сьюзен, сердце которой бешено колотилось. – Сегодня вечером мне на самом деле хочется, чтобы что-то случилось. Что угодно, лишь бы не возвращаться в свою комнату. Кто он? – спросила она. – И кто вы? И почему он следит за вами?

Шофер поднял газету.

– Не будьте любопытной, – ответил он. – Когда вы его выследите, мы снова встретимся с вами и вернемся к этой теме. А сейчас не теряйте времени.

– Но это может быть опасно, – нерешительно сказала Сьюзен.

– Десять фунтов, – голос шофера стал нетерпеливым. – Я вас нанимаю, я заключаю с вами контракт. Вообразите, что вы детектив.

Она рассмеялась.

– Вы считаете, будто я похожа на детектива?

– Вот по этой-то причине вы в полной безопасности, – ответил он. – Никто не станет вас подозревать. – Газетой он подтолкнул деньги поближе к ней. – Не будьте идиоткой, возьмите деньги. Такая возможность на улице не валяется. Считайте, что это работа, причем не хуже других.

Конечно, десять фунтов очень ей пригодятся. Она бросила взгляд на человека в черной рубашке. Он в это время закуривал сигарету и не смотрел в их сторону. У него был грубый вид, он походил на американского гангстера. При этой мысли она задрожала и подумала, что бы сказал Георг, если бы узнал о том, что она собирается сейчас сделать. Бедный Георг, который боится перейти Филинс-стрит в темноте. Ей бы хотелось, чтобы Георг и его мать оказались сейчас в этом кафе. Одна мысль об их испуганном удивлении рассеяла все ее колебания и сомнения.

– Ну, хорошо, – сказала она.

И едва произнесла эти слова, как сразу же пожалела о них.

Шофер посмотрел на нее.

– Вы хотите пообещать мне проследить за ним, а потом взять деньги и уйти домой, не так ли?

– Не исключено. – Она выдержала его взгляд.

Он некоторое время молча разглядывал ее.

– Нет. Вы не сделаете этого. Существуют на свете женщины, которые запросто обманули бы и не стали мучиться угрызениями совести, но вы не из таких.

Сьюзен была поражена тем, что уже не чувствует себя удрученной.

– Договорились, – продолжал шофер. – Вы увидите меня завтра перед Гринмон на Пусти-Хилл. В десять. Вас устраивает?

Она хотела сказать, что завтра должна искать себе работу, но вовремя сдержалась. Она сможет сделать это и после полудня.

– Договорились!

– Зеленый «Паккард» стоит на улице. Я дам вам три минуты, чтобы спрятаться, а потом выйду, и он обязательно последует за мной.

Она взяла со стола деньги и сунула их в сумочку.

– Не верится, что все это происходит на самом деле, – сказала она. – Но я все же надеюсь, что все будет хорошо.

Она встала и направилась к прилавку. Официантка получила с нее деньги и захлопнула ящик кассы, как бы сказав этим: «Скатертью дорога!»

Сьюзен оглянулась. Шофер снова читал газету, а человек в черной рубашке зевал и с раздражением смотрел в потолок.

Она открыла дверь и оказалась на улице. «Ты поступишь гораздо лучше, если вернешься домой, – сказала она себе. – Ты ведь не знаешь, что это за люди. Через несколько минут ты, может быть, горько пожалеешь, что имела с ним дело. Еще есть время вернуться и возвратить ему деньги. После этого ты спокойно сядешь в автобус и вернешься домой». Но она колебалась лишь одно мгновение, а потом с сильно бьющимся сердцем двинулась по улице в поисках зеленого «Паккарда».

Батч, настоящее имя которого было Майк Эган, вел машину вдоль Темзы, положив мускулистые руки на баранку и не выпуская изо рта сигарету, свисавшую с его тонких губ. Он решил, что вечер был совсем неплох. Часы на приборной панели подсказали ему, что сейчас немногим более половины первого ночи. «Самое время заняться своими собственными делами», – подумал он. Он сумел подать условный знак Селии. Она уже знала, что это означает. Она обязательно найдет возможность покинуть своего старого кондора и вернуться домой до его прихода.

Батч сдвинул шляпу на затылок и начал напевать от избытка чувств. Селия действительно была на высоте. У нее была голова на плечах и отличная попка в придачу! Странно, но он никогда не смотрел на нее как на мулатку. Очень странно, учитывая его ненависть к неграм, вроде этого паршивого Килроя, ударника в джазе «Золотой лилии». Губы Батча сжались. В США он давно бы с ним расправился! Здесь же приходится сдерживаться. Местные колы в смешных касках на подобные дела смотрят иначе. Так говорит Ролло, а он не из трусливых. Если вы выпустите кишки черномазому в этой стране, вас непременно повесят.

Батч покачал головой. Ну и страна! Так вот, насчет Килроя… Что-то в этом негре есть вызывающее тревогу. Батч пока не мог определить, что именно раздражало его, но он не рискнул бы повернуться спиной к этому негру. Так же, как в свое время он не хотел поворачиваться спиной к барону Миллигану. Как все с тех пор изменилось! Жизнь стала какой-то монотонной и унылой.

Он скривился при воспоминании о своем поспешном бегстве из доков Нью-Йорка. Самое неприятное, что в Штатах его никогда не забудут. И если он вернется туда сегодня, полиция сразу же наденет на него наручники. Нет, нельзя делать глупостей. Он хорошо устроился здесь. Время от времени, конечно, появляется желание пострелять, но здесь он не может позволить себе этого. По ту сторону большой воды он убил немало людей типа Миллигана. Но после нескольких дней пребывания в Лондоне с сожалением вынужден был признать, что если он хочет оставаться в добром здравии, то должен забыть об этом виде спорта. Это было совсем нелегко. Иногда желание взять какого-нибудь типа на мушку револьвера выводило из себя. Это было особенное ощущение, оно доминировало над всеми остальными желаниями, даже над теми, которые он получал от секса. Чувствовать, как подается курок под пальцем, видеть ужас в глазах жертвы – вот ради чего стоило жить! Он был тонким знатоком таких дел и испробовал все способы убийства по крайней мере по разу, а иногда и по нескольку раз. Но пока он находился здесь, ему оставалось довольствоваться Селией, если он хотел испытать наслаждение.

6
{"b":"6024","o":1}