ЛитМир - Электронная Библиотека

Бранко был не в восторге от ее рассказа. Но все же отнесся не без сочувствия, хотя и сказал, что она непроходимая дура. К тому же он был ей обязан. Два года назад она спасла ему жизнь, при этом была ранена в ногу.

Она ему сказала, что все, что ей надо, — это лодка, которая отвезет ее на север, в Шкодер. Там кончается территория Али. Там Али не имеет власти, и она будет спокойно жить со стариком, который несколько лет назад научил ее врачеванию.

— Не надо никому говорить, что я здесь, — убеждала она его. — Только помоги найти надежное место, где спрятаться. Я носа не высуну, пока ты меня не позовешь.

Бранко раздумывал.

— Я не знаю города, — наконец сказал он медленно и рассудительно. — Единственное надежное место, которое мне известно, — это моя семья. Тихо! — проворчал он, когда она стала возражать, что не хочет подвергать его опасности. — Сама говоришь, что никто не станет тебя здесь искать. Не исключено. Скорее всего им не придет в голову, что ты скрываешься так близко от Корфу. Но слух может появиться в любую минуту, и чиновники начнут искать маленькую женщину в одежде мальчика.

— С зелеными глазами, — напомнила она. — Мне надо спрятаться. Иначе меня выдаст цвет глаз.

— Не обязательно, если мы выставим тебя иностранкой. Например, цыганкой. Доника что-нибудь придумает. Но сначала я должен отвести тебя в дом, не привлекая внимания.

Он надолго задумался. Эсме тоже пыталась что-нибудь сообразить, но мозги отказали. Они были так же измучены, как тело.

— Есть! Довольно просто. — Бранко внимательно ее оглядел. — Ты будешь ослабевшим мальчишкой, которого я нашел. Я взвалю тебя на плечо и внесу в дом. Только держи глаза закрытыми, пока я тебе не скажу.

Лучшего плана нельзя было и придумать. Она три дня непрерывно сочиняла, стараясь не поддаваться панике и жалости к себе. Она продала причудливое ружье, которое украла у стражника, и на эти деньги купила лошадь. Поэтому она продвигалась быстро, тем более что стояла хорошая погода. И все-таки Эсме устала до полусмерти. Как хорошо, что сейчас кто-то думает за нее. Бранко, может, и медлительный парень, но голова у него работает хорошо. Джейсон всегда высоко ценил старшего брата Доники.

Эсме протянула ему оружие и дорожные сумки. Бранко повесил их на широкое плечо, через другое перекинул Эсме. Она мгновенно расслабилась, безвольно свесила руки и ноги. Дальше было смутное восприятие движения, голосов, шума. К тому времени, как они дошли до дома, сознание окончательно отключилось. Эсме провалилась в темное, блаженное забытье.

С вершины скалы, торчавшей над лесом, Вариан наблюдал, как два всадника движутся к перекрестку дорог. Доехав до развилки, они не остановились, а плавно свернули на нужную ветвь.

— Не могу поверить. — Он повернулся к Фейзи, стоявшему рядом.

— Я не понимаю, но верю. Исмал знает, что делает. Такой мудрый молодой человек. И такой добрый — разделил с нами трудности преследования. — Он дал знак людям, ожидавшим внизу, они быстро собрали оружие и сели на коней. — Подождем, пока они не заберут Исмала и Ристо, — продолжал Фейзи. — Потом ваши люди отвезут вас и мистера Персиваля в город. Это маленький городок, найти ее будет легко.

— Если она здесь.

— Она будет здесь.

Все так говорили. Вариан им не верил, просто их было больше. Во что он верил — или чего боялся… но об этом нельзя было думать. Пока.

— Вы с нами не пойдете? — спросил он. .

— Я должен сопровождать нашего шалуна Исмала к его кузену.

— Его сопровождают сорок человек, а мне нужен толковый переводчик, — жестко сказал Вариан.

— Вы не знаете Исмала. Для него сорок человек — ничто. Через час эти бравые солдаты прослезятся от жалости. А когда Исмал заставляет мужчин плакать, они выполняют все, о чем он так мило просит. К счастью, я не бравый солдат, а ужасный трус. А еще я был его воспитателем и приобрел иммунитет к его искусству. Меня научил этому страх перед Али.

— Послушать вас, так этот избалованный барин просто колдун.

— Говорят, его мать спустилась с Олимпа, она потомок матери Александра Македонского. Она была очаровательна; волосы цвета темного огня — как у Рыжего Льва. Толкуют, что у нее в любовниках были боги и поэтому Исмал такой красивый. Конечно, каждый был бы рад объявить себя родственником Александра. И все-таки мне кажется, в нем есть нечто нечеловеческое.

— Скорее, нечто безумное. — Вариан снова обратил взор на двух всадников.

— Возможно, — сказал Фейзи. — Говорят, желание делает мужчину безумцем.

У Вариана дернулся мускул на подбородке.

— Вы, албанцы, кажетесь такими романтичными. Даже Али верит в отчаянную, страстную любовь Исмала к мисс Брентмор. Может, он один и верит.

— Вы не верите, лорд Иденмонт?

— Когда я чему-нибудь верю, это оказывается верным на краткий миг, как и все, что бы я ни делал или говорил.

Внизу войска Али высыпали на дорогу; набирая скорость, выстроились в походный порядок. Меньше чем через минуту масса людей и животных образовала широкий скачущий клин, неумолимо приближавшийся к развилке.

Фейзи подошел поближе:

— Видите? Куда бы он ни повернул, там будут ждать люди Али. Ему не сбежать.

— Он должен был знать, что его будут преследовать. Он не дурак. Держу пари, он знал — он просто вывел нас в погоню за дикими гусями. — Вариан кипел от ярости. — Наверняка они это вместе спланировали. Без его помощи ей бы не убежать.

Фейзи пожал плечами:

— Может быть. А может быть, и нет. Все это выше моего понимания. Похоже, Али затеял какую-то игру с кузеном, только не знаю какую. Возможно, Исмал догадался. Или он тоже был введен в заблуждение. Но наши дворцовые интрига вас не касаются, милорд. Вскоре вы найдете девушку и увезете ее отсюда.

— Не знаю, смогу ли. — Вариан посмотрел на Персиваля, который сидел на камне в нескольких ярдах от них и внимательно смотрел на дорогу. — Не знаю, должен ли.

— Вы сделаете то, что правильно, милорд. Я в этом не сомневаюсь.

— Тогда ты дурак, — неслышно буркнул Вариан, повернулся и пошел вниз по узкой тропинке.

День свадьбы Доники начался с яркой и теплой утренней зари. Солнце заливало светом невесту, блистало на золотых цепочках, украшавших ее прическу. Сейчас, , к концу дня, оно палило нещадно, так что Эсме жалела, что сообщники не переодели ее в более легкий наряд. Накрашенное лицо блестело, тело взмокло под многослойным костюмом цыганки.

Она не помнила, что произошло ночью. Эсме только знала, что ее разбудили до рассвета и она оказалась в комнате, где толпились сестры Доники, ее кузины, тетки, мать и… собственная бабушка Эсме, Кериба.

Если бы вчера Эсме не была так слаба, она бы сообразила, что Кериба здесь будет, потому что она в родстве с женихом и друг семьи невесты. Но сейчас она не была другом Эсме.

С того дня как у Эсме начались менструации, Кериба была озабочена тем, чтобы выдать ее замуж. И как только Эсме рассказала ей свою историю, старая карга принялась ее ругать — не за то, что подвергает опасности себя и своих друзей, а за то, что сбежала от прекрасного холостяка.

Она ругала Эсме, пока другие ее одевали и в минуты торопливого завтрака. Она бурчала во время свадебной церемонии и много часов после нее, когда женщины сидели на террасе в саду позади дома жениха. Он с мужчинами пировал внутри, слушал непристойные песни и циничные советы, все очень громкое. Женщины тоже пели, хоть потише и куда более нежно. Одна только Кериба улучила момент вставить нескромное предложение, оторвавшись от поучений внучке.

— Красивый англичанин, благородной крови, а ты от него сбежала, — зудела она. — И почему это он не должен был брать у Али деньги? Ты что, такое сокровище, что мужчина, даже христианин, возьмет тебя задаром?

— Бабушка, сколько раз тебе говорить?! К свадьбе это не имело никакого отношения. Он только хотел…

— Мужчины сами не знают, чего хотят. Женщины должны их направить. — Кериба обвела рукой вокруг. — Любая из этих девушек показала бы ему, чего он хочет. Только не ты! Ты умеешь читать и писать. Ты умнее десятка таких девушек, вместе взятых, — и не сумела этого сделать!

44
{"b":"6026","o":1}