ЛитМир - Электронная Библиотека

Он с благодарностью принял деньги.

— Их можно правильно вложить. В имение.

— Да, милорд.

— Что в настоящее время означает вложить в людей. Когда земля заброшена, она ничего не стоит. Если мужчины вынуждены уезжать на заработки, они не могут обрабатывать землю. Мы должны сделать так, чтобы они вернулись, чтобы это того стоило. Мне кажется, для меня лучше всего будет использовать деньги именно таким образом. Ты согласен, Гидеон?

— Мудрое решение, — последовал твердый ответ.

— Значит, договорились. — Вариан старательно подсчитал монеты и все, кроме одного шиллинга, вернул ошеломленной миссис Гиллис.

— Это аванс Джону за то, чтобы он снова начал работать на моей земле. Когда он приедет, возможно, он будет так добр, что обратится к Гидеону, обсудит с ним практические детали и подпишет соглашение.

Гидеон важно кивнул, как будто был готов хоть сейчас выложить все «детали» обо всем, что лежит под солнцем.

Анни не отрываясь смотрела на монеты, лежащие на ладони. Вариан переключился на долговязого подростка:

— Ты достаточно большой, чтобы работать, и сильный, как я вижу.

Анни оторвала взгляд от монет и страстно заговорила:

— О да, милорд. Когда Джона нет, он у нас мужчина в доме. Что Альберт скажет, то Берта и делает. И еще он умеет читать и писать, — с гордостью добавила она. — Я училась и научила его.

Вариан вспомнил, что мать с трудом отыскивала грамотных молодых людей. Она настаивала на том, чтобы люди обоего пола учились, несмотря на сильное сопротивление не только пэров, но и арендаторов старшего возраста. И все-таки люди ее за это любили; отца тоже, по другим причинам. Кучка монет, которую Вариан получил, была доказательством той любви и преданности. Сам Вариан ее, безусловно, не заслужил.

Вслух он сказал:

— Если вы можете обойтись без Альберта, я пригласил бы его помочь в доме. Нужно сделать Маунт-Иден привлекательным для его госпожи, а там все вверх дном. — Вариан поднял вверх монетку. — Для начала работ я бы хотел нанять тебя, Альберт.

— Он будет, — ответила Анни за онемевшего мальчика. — Это похолодание отодвинет посадку, и Джон прекрасно справится без него. И вообще… — Она запнулась. — Хорошо, что ваша семья снова будет с нами, милорд.

Вариан назначил время, когда Альберт завтра приступит к работе, и вместе с Гидеоном вышел от Гиллисов на дорогу, покрытую свежим снежком.

Они шли молча, каждый обдумывал пережитую сцену. Наконец Гидеон сказал:

— Хорошо сделати. К восходу солнца у нас под дверью выстроится очередь, все арендаторы захотят заключить с нами сделку.

— Если не возражаешь, я бы предоставил эти сделки тебе. У меня голова не так устроена, чтобы что-то в этом понимать.

— Пока ты все сделал хорошо. Я буду следовать твоему примеру — Те, кто так же честно, как Джон Гиллис и его жена, принесет ренту, получат то же предложение. Других я уговорю работать на каких-нибудь торговых операциях. Или, возможно, снижу им ренту. Нам не приходится ждать дохода к концу этого года, но по крайней мере землю снова начнут обрабатывать, а как ты сказал, нехорошо, когда земля заброшена.

— Господи, неужели я сказал умную вещь? Как только придем домой, сейчас же прилягу. Или нет, не буду. Боже мой, как бы я хотел спасти хоть несколько грядок! — Вариан невольно засмеялся. — Знаешь, как часто я мечтал о доме и мягкой постели? Я спал на голой земле, к тому же сырой, и на деревянном полу. Вот Эсме посмеется, когда я скажу… — Его веселье увяло. — Нет, я не могу ей рассказать, правда? — Он сделал паузу. — Гидеон, я же сказал ей — несколько недель.

— Ты говорил, что она здравомыслящая. Она поймет.

— А она поймет, если я скажу, что это может занять несколько месяцев или, к примеру, лет? Проклятие! — Вариан ничего не видел перед собой. — Этот коттедж, кажется, лучший среди всех. Я должен что-то сделать для Гиллисов и для других. Они не могут жить в халупах. Но как, черт возьми, я могу ремонтировать их коттеджи, когда собственная крыша вот-вот рухнет мне на голову?

— Крыша Маунт-Идена еще немного потерпит, — сказал Гидеон. — Что касается других насущных починок, включая коттеджи, — цена материалов незначительна. Нам требуются квалифицированные рабочие.

— У нас нет денег на то, чтобы кого-то нанимать, — на ходу размышлял Вариан. — Но в Албании я помогал ремонтировать мельницу и не умер. — Он взглянул на Гидеона. — Едва ли ты знаешь, как поправить камин или крышу?

— Понимаю в принципе.

— Ты не задержался бы здесь на столько, чтобы все мне рассказать и последить первое время, правильно ли я делаю?

Гидеон глубоко вздохнул:

— Смею сказать, ты никогда не слушал ни слова из того, что мы с Деймоном произносили на эту тему. Мы с ним не поедем в Лондон. Только скажи, что делать, и мы это сделаем, — если это будет разумно. Если нет, мы так и скажем. В теперешних обстоятельствах это единственный рациональный курс.

— Черт побери, Гилли, я тебе говорил…

— Ты что, не понимаешь? — Сосредоточенное лицо Гидеона расслабилось, он усмехнулся. — Это все не для тебя, милорд, а для того прелестного создания, с которым мы мечтаем познакомиться. Чем раньше мы отремонтируем руины дома предков, тем скорее увидим блеск в глазах юной леди, на которую ты так отчаянно хочешь произвести впечатление.

Вариан густо покраснел.

— Бог ты мой! Иденмонт краснеет! Лорд Олванли отдаст своего пони, чтобы на это посмотреть.

— Иди к черту, Гидеон! Гидеон рассмеялся:

— Ты сказал, что ужасно нам обязан, так? Может, этим мы рассчитаемся за то, что докучали вопросами о невесте. Конечно, ради тебя самого. От этого у тебя мозги обострятся, и ты не впадешь в меланхолию. — Гидеон покровительственно похлопал его по плечу. — Ради тебя, мой благородный брат. Мы не можем допустить, чтобы ты потерял голову. По крайней мере пока не станешь настоящим наследником.

Глава 26

Апрель пришел мелким дождичком и разразился весельем ежегодных лондонских сезонов. Но сэр Джеральд не проявлял интереса к пустым светским развлечениям. В полночь, когда бомонд вовсю танцевал и пережевывал свежие сплетни, он уже прилежно лежал в кровати и видел сны о ежегодной ренте и о долговьи расписках.

И хотя спал он крепко, но, когда на лоб упала капля расплавленного воска, подскочил на подушке. Он не успел закричать, даже раскрыть рот, как к горлу прижалось холодное лезвие кинжала.

— Только пискни, и твоя душа улетит в рай, — предупредил тихий голос.

Голос был неприятно знакомый. Сэр Джеральд тотчас же его вспомнил, несмотря на охватившую его панику: Ристо.

Капающая свеча была водворена на место, в подсвечник. Кем-то другим. О Боже, их двое!

Компаньон Ристо, закутанный с ног до головы в плащ, подтащил кресло к кровати, сел и откинул капюшон. Свеча осветила молодое лицо.

— Я вижу, вы помните Ристо, — сказал незнакомец. — Я его хозяин. — Голос был нежный, улыбка на невинном лице — ласковая, но эти обстоятельства нисколько не успокоили сэра Джеральда.

— Ис-смал, — пролепетал он.

Молодой человек признательно склонил голову:

— Простите нас за бесцеремонное вторжение. Я думаю, лучше, если слуги меня не увидят.

Исмал снял плащ и снова сел, откинувшись в кресле. Он был одет в английский костюм, дополненный искусно завязанным галстуком. Если бы не легкий акцент, его можно было принять за английского джентльмена.

— Прежде чем вы станете утруждать свой ум изобретением способов сбежать, я объясню вам ваше положение. — Он грациозно закинул руку на спинку кресла. — В Венеции я разыскал человека по имени Бриджбертон.

Сэр Джеральд почувствовал, как кровь отливает от лица.

— Он многие годы был вашим компаньоном, с тех пор как лет двадцать назад помог вам лишить брата ценного имущества. — Исмал достал из внутреннего кармана сюртука толстое письмо. — Его уговорили написать признание во всех ваших совместных преступлениях. — Он бросил письмо на колени сэру Джеральду. — Это копия. Подлинник будет передан члену вашего министерства в случае, если мне причинят какое-либо неудобство. Задумайте вы обмануть меня или предать, этим вы подведете самого себя.

63
{"b":"6026","o":1}