ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, крошка. Дочь Рыжего Льва не будет искать крови, — укоризненно сказал он. — Убийцы мертвы. Я сам это видел. Но у нас нет времени на разговоры. Убийство Джейсона — только начало, сейчас ты в великой опасности. Поторопись. — Он потащил ее с кровати.

Эсме рывком высвободилась из его рук и почувствовала, что дрожит. Она заставила себя выпрямиться. Она всегда спала одетой, в мужском костюме и с ружьем под рукой. Один из кузенов Байо неизменно дежурил снаружи, даже когда Джейсон был дома, но она не хотела быть застигнутой врасплох, если на город нападут враги.

— К чему такая спешка? Куда мы едем? Байо сунул ей в руки головной убор.

— На север. В Шкодер. — Он зажег свечу, быстро прошелся по комнате, собирая и запихивая в мешок вещи.

Не очень понимая, что делает, Эсме натянула шерстяной шлем и подоткнула под него волосы, не сводя глаз с Байо. Он взволнованно говорил:

— Мы поторопились вернуться домой, потому что Джейсон боялся, что Исмал планирует тебя похитить. Теперь в этом нет сомнения. Он, конечно, будет лгать — свалит убийство на бандитов. А Али будет слишком потрясен, чтобы заметить или придать значение тому, что Исмал тем временем украл простую женщину. — Байо помолчал. — Вот почему мы должны спешить. О мести даже не думай. Если ты задержишься здесь, то только навлечешь на себя позор. Ты же не хочешь быть наложницей человека, который убил твоего отца?

— Я расскажу паше Шкодера, — сказала Эсме. — Он мне поможет. Исмал заплатит мне кровью.

— Паша поможет тебе выбраться из страны, — ответил Байо. — И все. Джейсон намеревался уехать, и мы сделаем так, как он хотел.

Он увидел ужас в глазах Эсме и быстро отвернулся.

— Нет! — потрясение воскликнула она. — Ты же не отошлешь меня в Англию? Одну?!

Байо вскинул мешок на плечо, пошел к двери, но остановился и ответил:

— Это трудно, я понимаю, маленькая воительница, но выбор невелик. Либо ты наберешься мужества и поедешь, либо станешь рабыней Исмала… и получится, что твой отец погиб зря.

«Потом», — сказала она себе. Потом она обо всем подумает и найдет выход.

Эсме без слов подобрала вещи, сунула их в небольшую дорожную сумку, подхватила ружье и пошла за Байо.

Через минуту они были на причале. Уже почти рассвело, но туман был такой плотный, что первые робкие лучи казались тусклыми розовыми пятнами на сером одеяле. Байо благоразумно оставил лодку в стороне от главного пирса.

Когда они подошли к берегу, Эсме увидела очертания судна побольше, фелюгу. Они здесь часто причаливают, правда, не в это время года, потому что фелюги не так хорошо экипированы, чтобы противостоять осенним ветрам.

Эсме различила в тумане фигуры, движущиеся к ним навстречу. Она напряженно посмотрела на Байо.

— Иностранцы, — прошептал он.

В следующий миг они получили подтверждение догадки: ветер донес обрывки разговора на смеси албанского, итальянского и английского.

— Нет… zoti лодка. Умоляю… хозяин… убить меня. Когда фигуры приблизились и голоса стали слышнее, Эсме услышала мальчишеский тенор, отвечавший с изысканным английским произношением:

— Чепуха. В этом городе живет мой дядя.

— Пожалуйста, молодой господин, подождите…

— Вон люди. Спросим у них.

Эти двое были уже совсем близко. Хотя они выглядели безобидно, Эсме уронила на песок свою сумку и крепко сжала ружье. Байо настороженно стоял рядом и тоже держал оружие на изготовке.

— Танг-гот-ета, — окликнул мальчик; у него был такой же акцент, как у ее отца.

— Tmgjatjeta, — привычно ответила она на приветствие. Приободрившись, мальчик поспешил к ним.

— Пойдем, — шепнул Байо. — У нас нет времени.

— Он англичанин, — ответила Эсме. В следующее мгновение она удивилась, не обманул ли ее слух, потому что мальчик был одет в точности как она и даже так же нес на плече сумку. Когда он подошел ближе, ей показалось, что это ей снится. В слабом свете утра его волосы блестели, и они были такого же цвета, как у отца. Она отступила на шаг, когда мальчик остановился, увидев ружье Байо. Робкий, толстый спутник мальчика трусливо прятался за его спиной.

— О Господи, кажется, мы их всполошили, — забеспокоился мальчик. — Как же это… — Он прокашлялся. — Куш ша-пи… а… а, Джейсон? Я хочу сказать — все нормально, он мой дядя. Джейсон. Вы его знаете, Рыжий Лев… — Джейсон — дядя этого ребенка? — ошеломленно спросила Эсме. Она недоверчиво приблизилась к нему, забыв обо всем. Волосы, глаза — все, как у ее отца… как у нее самой!

Байо опустил ружье.

— Похож, как будто брат, — сказал он. Мальчик смотрел на Эсме с таким же изумлением.

— Ты кто? — спросила она по-английски. Он подошел ближе, не сводя с нее глаз.

— Ты говоришь по-английски, слава Богу. Ты выглядишь… но дядя Джейсон говорил «она» — ведь ты «она», верно? — Он покраснел. — О Боже! Как грубо с моей стороны. Я — Персиваль Брентмор, племянник Джейсона.

— Племянник Джейсона, — глухо повторила Эсме.

— Да. Здравствуйте.

У Эсме появилось безумное желание засмеяться. Или заплакать. Она услышала отдаленный грохот. Наверное, у нее головокружение.

— Персиваль, — сказала она пересохшим ртом. — Племянник Джейсона.

— Да. А ты… ты Эсме?

Грохот усиливался. Байо обернулся. Наверное, тоже услышал.

Эсме перевела взгляд с него на парнишку, который назвал себя Персивалем, племянником Джейсона. Мальчик что-то быстро говорил, но она не слушала. Ее внимание приковал нарастающий грохот. Это не гром. Это скачут всадники.

Байо поднял ружье.

— Уходи, — скомандовала она по-английски и оттолкнула мальчика. — Быстро на свой корабль, ребенок. Сейчас же!

— Что это? Бандиты?

— Уходи! — закричала она. — Беги, черт возьми! — Она еще раз толкнула его, посильнее. На этот раз он понял и попятился. Его испуганный компаньон уже бежал к кораблю. Мальчик бросил на Эсме последний ошеломленный взгляд и побежал за ним.

Гулкий топот копыт приближался, и Байо крикнул ей, что надо бежать. Но всадники скакали прямо на мальчика, который был еще далеко от своего корабля, и, если она и Байо побегут к лодке, ее двоюродный брат окажется под перекрестным огнем.

Только она это подумала, как смутный гром превратился в рев, и плотное черное облаковыкатилось с дороги на пляж. В густом тумане толпой кружились темные тени, всадников было не меньше двух десятков. Игнорируя неистовые крики Байо, Эсме выстрелила, отвлекая внимание на себя. В ответ над головой засвистели пули.

Она кинулась к чьей-то перевернутой лодке и увидела, что приближаются другие бойцы. Товарищи Байо. Над ухом просвистела пуля. Эсме нырнула под лодку и торопливо перезарядила ружье.

Звуки выстрелов вырвали Вариана из глубокого сна. Он мигом вскочил на ноги. Быстрый осмотр показал, что Персиваля в каюте нет. Вариан через голову натянул рубашку, впрыгнул в штаны и ботинки и, схватив пистолеты, выскочил на палубу.

На берегу туман, взрываемый вспышками, окутывал вертящуюся массу людей и лошадей, слышались воинственные крики и оружейные залпы. Он выбрался на пирс и ринулся в сторону битвы.

— Персиваль! — взревел Вариан.

Он спрыгнул на песок и, услышав тонкий крик, повернул в ту сторону. Полдюжины всадников неслись за одинокой фигуркой, неуклюже бежавшей по песку. Бледный луч утреннего солнца на мгновение выхватил из дыма, копну темно-рыжих волос.

Сердце Вариана застучало так же громко, как смертоносные копыта, приближавшиеся к мальчику; Вариан прицелился и выстрелил. Он увидел, что лошадь рухнула на землю, прицелился еще раз и снова выстрелил. Трясущими пальцами он начал перезаряжать пистолет. Рядом раздался оглушительный шум, потом что-то хрустнуло. Его пронзила острая боль, и наступила темнота.

Эсме осторожно отерла песок с лица мужчины, лежавшего без сознания. Проще было бы облить его водой из ведра, но тогда он мог очнуться слишком внезапно, и ему стало бы еще больнее.

Корабль качало, в стоящем рядом ведре плескалась вода, обливая ей брюки. Она не обращала внимания: они и так промокли и одеревенели от песка и соли. Ее неудобства не имели серьезного значения. Хуже было другое: два родственника Байо убиты, несколько друзей ранены. Их быстро забрали местные жители, они позаботятся о пострадавших.

7
{"b":"6026","o":1}