ЛитМир - Электронная Библиотека

Как несчетное число раз прежде, Джейсон — сейчас он был одет как судовой врач, в очках и черном парике, — бегло осмотрел суда, стоявшие в гавани. Он не разрешал себе думать, он только смотрел и полагался на инстинкт.

В Гибралтаре он позволил соображениям разума взять верх над инстинктом и задержался в Кадисе, на борту ошибочно выбранного корабля, на котором плыл министр иностранных дел. Тот громогласно возражал против досмотра судна и в итоге обвинил Джейсона в краже важных правительственных бумаг. Последующие за этим осложнения задержали Джейсона в Кадисе на неделю, и Исмал, который до этого момента опережал его всего на несколько часов, опять ускользнул.

Джейсон заранее послал сообщение в Фальмоут. Оттуда его должны были переправить к берегам Англии. Сейчас оно уже в Лондоне. К несчастью, Исмал получил неделю форы, за это время он мог натворить что угодно и где угодно. Джейсон сквозь зубы выругался.

Вдруг он осознал, что на соседнем корабле царит какая-то суматоха. Он пристально посмотрел на судно, маленькую шхуну, сделанную в Америке. В последней войне с американцами такие корабли, обтекаемые и быстрые, хотя и более крупные, чем этот, сильно докучали британскому флоту.

Джейсон взглянул на Байо. Албанец внимательно рассматривал тот же корабль. Прежде чем Джейсон успел с ним посоветоваться, подошел их капитан и показал на берег. По причалу к ним спешил морской офицер.

Джейсон спрыгнул на берег, чтобы перехватить его, и вручил свои бумаги.

— Да, сэр, я вас жду, — сказал офицер. — Капитан Нолкотт, к вашим услугам. Сожалею, но у меня нет для вас известий.

Джейсон указал на корабль:

— Расскажите мне про эту шхуну.

— «Олимпию»?

Подошел Байо. Когда Джейсон повторил название судна, Байо ухмыльнулся.

— Человек, которого мы ищем, воображает себя потомком матери Александра Македонского, — объяснил Джейсон капитану Нолкотту. — Ее звали Олимпия.

— Это не ваш человек, — заявил офицер. — Владелец судна — англичанин по имени Бриджбертон, корабельные бумаги в полном порядке. Они ждут чиновника по делам международной торговли, повезут его в Кадис.

— Труп Бриджбертона несколько месяцев назад был выловлен в канале Венеции, — сказал Джейсон. Капитан посмотрел на него с ужасом. Джейсон объяснил, что у Бриджбертона была репутация полулегального торговца вином и абсентом. У него на теле не было обнаружено следов насилия, поэтому предположили, что он упал в канал в состоянии опьянения. Об этом Джейсону рассказал его агент в Венеции, поскольку недавно на Бриджбертона пало подозрение в контрабанде и работорговле. Они предполагали, что это он поставлял оружие Исмалу.

Джейсон не рассказал капитану Нолкотту, как и соратникам в Венеции, что когда-то Бриджбертон ему удружил: одолжил денег, чтобы Джейсон смог продолжить нескончаемую игру в карты. Назавтра он проснулся к концу дня совершенно больной, почти ничего не помнил… и выяснилось, что он должен Бриджбертону целое состояние.

Джейсон полагал, что скоро получит ответы на остававшиеся у него вопросы, отбросив страх узнать результат.

Но сейчас капитан Нолкотт ждал инструкций. Джейсон изучил гавань и причал. В начале прошлого века Ньюхейвен похвалялся процветающей морской торговлей, но небольшой набор судов, в основном рыбацких шхун, пришел в негодность, и торговля переместилась в другой порт. Для того, кто пожелал бы уехать с минимальными хлопотами, Ньюхейвен — идеальное место. До Лондона отсюда ближе, чем до Дувра. Другой недостаток Дувра — снующие почтовые корабли, доставляющие пакеты в Кале. Имя Бриджбертона полностью подходило к такому делу.

— «Олимпия» готова к отплытию, — сказал Джейсон. — Если этот ветер продержится, ничто ее не остановит.

— Хочешь ее взять?

Джейсон собрался ответить, но тут услышал стук копыт и грохот колес по булыжнику. Ему не пришлось оборачиваться: выражение лица Байо сказало все, что ему следовало знать.

Глава 31

Когда карета замедлила ход, Исмал пересел к Эсме.

— Не делай глупостей, когда будем высаживаться. Ты не знаешь, кому я плачу, а кому нет. Ты сделаешь так, как я требую, или приготовься удовлетворить вожделение моей команды. Поняла?

Эсме жалобно посмотрела в окно. Он и так ей все объяснил по дороге от Льюиса. К тому же она достаточно знала британцев и понимала, как ничтожны ее шансы найти спасителя. Она была одета как мальчик и, несмотря на все старания Джейсона, говорила с акцентом. Никто не поверит, что она жена лорда и вообще хоть какая-то леди. У нее не было никаких доказательств, что ее увезли против воли — тогда как у Исмала она видела пачку документов официального вида.

Любая попытка сбежать обречена на провал… а потом она окажется в руках мужчин Исмала. Он никогда не бросается словами, не делает пустых угроз. Он знал, что смерть она бы встретила мужественно. И понимал, что может ее запугать. В горле защипало, Эсме выругала себя за трусость.

— Я тебя ненавижу, — сказала она.

— Shpirtiim, — шепнул он. — Ты лжешь сама себе. — Он начал вынимать шпильки из ее волос.

Эсме вспомнила спальню в Маунт-Идене. Неужели всего два дня назад шпильки из ее кос вынимал Вариан? Она вспомнила его настойчивые, воспламеняющие руки, болезненно-нежные слова любви.

Нужно было проявлять внимание к нему. Все, что он делал, было попыткой избавить ее от неудобств, расплатиться подол-гам, создать жизнь, приемлемую для них обоих. Почему она не сказала, что любит его, верит в него и гордится им? Теперь ему достанется только ее позор. Вот зачем Исмал распустил ей волосы. Он хотел, чтобы окружающие заметили молодую рыжеволосую женщину. И сказали об этом Вариану.

Она слепо смотрела в окно, пока Исмал не закончил свою работу.

— В Тепелене ты прекрасно изобразила любовь ко мне, — сказал он. — Сейчас ты снова это проделаешь, чтобы наблюдатели поняли, что ты счастлива уехать вместе со мной. Ты знала, что англичане возбуждаются при виде женщины в брюках? — Он нежно улыбнулся. — Для защиты от них ты прильнешь ко мне.

Она знала, что скоро окажется так близко к нему, как это бывает между мужчиной и женщиной. Она вытерпит, но потом придет ее час. Он за все заплатит.

Они вышли из кареты, и Эсме украдкой огляделась. Деревня Ньюхейвен лежала в полумиле от причала. Если она попробует бежать, ее поймают раньше, чем она туда добежит. Среди пришвартованных кораблей она нашла много возможных путей побега, но и не мало мест, где она окажется в ловушке.

Однако ближайшая и самая устрашающая перспектива смерти стояла и дышала рядом с ней — это были Ристо и Мехмет. Без оружия у нее нет никаких шансов. Да еще Исмал вооружился перед выходом из кареты. Пистолет неудобно вынимать… Хотя кинжал… один удар, а потом закричать: «Убийство!» Но как на это отреагирует толпа?

Вокруг были в основном моряки и рыбаки. Двое в морской форме разговаривали с человеком, одетым в старую куртку и столь же древние бриджи. При нем было нечто похожее на докторский саквояж.

Никто из тех, кто смотрел, как компания Исмала приближается к лодкам, не выглядел дружелюбно. Однако и враждебности в них Эсме не замечала. Они просто смотрели, но ведь не каждый день в маленьком порту появляются такие образчики, как Ристо и Мехмет, да и элегантный вид сумасшедшего, но красивого Исмала в английском костюме приковывал к себе взгляды. Куда бы он ни шел, он всегда привлекал внимание.

— Ведь я предупреждал тебя, что ты возбудишь в них вожделение? — Исмал с улыбкой обнял Эсме за плечи. — В твоих интересах дать им понять, что ты моя.

Эсме подняла на него глаза с выражением, которое, как она надеялась, означало восхищение, и изогнула губы в улыбку дурочки, опьяненной страстью.

Исмал крепче прижал ее к себе и пошел медленнее.

— Скоро ты будешь так смотреть на меня без притворства. — И потерся губами об ухо.

— Ты все время так говоришь. — Эсме покосилась на ряд кораблей. Хотя он не описал ей своего корабля, два из них показались ей возможными. Оба были очень близко. Времени не оставалось.

75
{"b":"6026","o":1}