ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но на канале мистера Карсингтона не будут ругаться плохими словами, — проговорила мисс Эрншоу, бросив на Алистера взгляд, полный обожания. — Он этого не допустит.

Прежде чем Алистер успел придумать ответ на это фантастическое по своей глупости заявление, мисс Олдридж произнесла:

— Не сомневаюсь, что мистер Карсингтон добавит это условие ко всем прочим требованиям землевладельцев.

— Поскольку мы надеемся, что многие, если не все, землевладельцы войдут в комитет по проблемам, связанным со строительством канала, а также станут держателями акций, они будут бдительно следить за тем, чтобы канал не оказывал тлетворного влияния на общественную мораль, мисс Олдридж, — заявил Алистер.

— Вы возложите эту обязанность на них? — спросила она, одарив его лучезарной улыбкой. — Ну, в таком случае я спокойна. — И она повернулась к хозяйке. — Вы тоже так думаете, леди Толберт?

— Да, пожалуй, — неуверенно ответила леди Толберт. — Но я не думала, что сюда приедет столько незнакомых людей, а сэр Роджер меня не предупредил.

— Полагаю, к незнакомым людям мы быстро привыкнем, — заявил капитан Хьюз.

— Но ведь это совсем не то, что туристы, — возразила леди Толберт. — Те по крайней мере вполне респектабельны.

— Уверена, экипажи барж тоже по-своему респектабельны, — заметила мисс Олдридж. — А по сравнению с землекопами просто утонченны.

Леди Толберт прижала руку к горлу.

— По сравнению с землекопами? Силы небесные!

— Мисс Олдридж говорит о квалифицированных прокладчиках каналов, — пояснил Алистер. «Это не какие-нибудь босяки и отщепенцы», — хотелось ему добавить. Но он промолчал, не желая пугать леди Толберт. Этим с успехом занималась мисс Олдридж.

— Вы не собираетесь нанимать местную рабочую силу? — спросил капитан Хьюз.

— Тут будет предостаточно работы для местных кирпичников, каменщиков и столяров, — ответил Алистер. — А вот квалифицированных землекопов придется нанять со стороны по контракту.

— Не сомневаюсь, что лорд Гордмор наймет только самых респектабельных землекопов, — заметила мисс Олдридж, — по крайней мере не все они окажутся подонками. Не исключено также, что слухи о пьяных дебошах и беспорядках несколько преувеличены.

— Подонки? — бледнея, переспросила леди Толберт. — Беспорядки?

— Беспорядки и волнения случаются иногда там, где с рабочими плохо обращаются или им мало платят, — поспешил объяснить Алистер. — Могу вас заверить, что лорд Гордмор и я позаботимся о том, чтобы рабочим хорошо платили и обращались с ними должным образом.

— Я также уверена, что вы не допустите, чтобы на вас работали какие-нибудь головорезы, — сказала мисс Олдридж. — По крайней мере вы не сделаете этого умышленно. Потребуете у каждого рекомендацию, сколько бы их ни было.

Разумеется, она знала, что требовать у каждого рекомендацию невозможно. Алистер хотел сказать ей об этом, но подумал, что леди Толберт расстроится.

Мисс Олдридж и так до смерти ее напугала. Леди Толберт наверняка с ужасом представляла себе, как по мирным селениям и деревушкам, а также поместьям Скалистого края бродит, грабя и насилуя, банда подонков.

К сожалению, эта картина была не так уж далека от правды. Не далее чем в прошлом году здесь, в Дербишире, безработные текстильные рабочие объединились в отряд с целью захвата Ноттингемского замка. Хотя войскам удалось предотвратить мятеж, страх перед беспорядками не прошел.

— Искренне надеюсь, милые дамы, вы не забыли о том, сколько сотен миль каналов было проложено в нашей стране без всяких инцидентов, — попытался успокоить всех Алистер. — В том числе дербиширские каналы в Пик-Форест и Кромфорде.

— Хорошо, что вы об этом напомнили, мистер Карсингтон, — сказала мисс Олдридж. — Не следует забывать и еще об одном обстоятельстве: рабочие не станут бунтовать, поскольку труд теперь стал не таким изнурительным, как прежде.

— Совершенно верно, — поддержал ее Алистер. — Самую тяжелую работу выполняют машины.

— Да, это так, — сказала мисс Олдридж. — Грохот паровых двигателей и прочей техники будет заглушать любую грубую брань, а дым скроет неприятные для глаза картины. — Она с улыбкой окинула взглядом собравшихся.

— Грохот? — воскликнула леди Толберт. — Дым? Сэр Роджер ничего об этом не говорил.

Алистер всячески старался успокоить ее. С каким удовольствием он схватил бы в охапку мисс Олдридж и выбросил из окна.

Он напомнил леди Толберт, что любое строительство связано с некоторыми неудобствами. Но машины ускоряют процесс. И прокладчики канала, вместо того чтобы обосноваться здесь на многие месяцы, а то и на годы, закончат работу всего за несколько недель и уедут.

Леди Толберт, вежливо выслушав его, страдальчески улыбнулась и сделала дамам знак подняться из-за стола. Они удалились в малую гостиную, оставив мужчин наслаждаться портвейном.

И пока мужчины пили, леди Толберт заразила своими опасениями других дам.

Мисс Олдридж была достаточно хитра и сделала свое дело. Алистер не ожидал нападения и не сразу отреагировал на него, упустив драгоценное время.

Разве мог он сосредоточиться, когда она сидела прямо напротив него, одетая, словно пугало? Он мысленно одевал ее подобающим образом, точнее, раздевал. Кстати, ткани, которая пошла на ее кошмарное платье, хватило бы на два платья!

Он слушал, как мисс Олдридж отравляет сознание леди Толберт, но был не в силах предпринять контратаку.

Наконец женщины удалились, и Алистер испытал облегчение. С мужчинами проще. Они по крайней мере говорят на понятном языке. И играют по более простым, хотя иногда и более жестким правилам. Надо только проявить ловкость и умение.

Мужчины оставались в столовой почти целый час, и Мирабель это не понравилось. Сэр Роджер редко задерживался за портвейном, и если ее отец был единственным, кто вышел в гостиную, это означало, что мистеру Карсингтону удалось увлечь всех остальных.

К тому времени как остальные мужчины присоединились к дамам в гостиной, ее отец давно ушел. Он отправился в зимний сад Толбертов.

Девицы, сгруппировавшись по двое или по трое, разбрелись по гостиной. Некоторые болтали, другие рассматривали иллюстрированные альбомы. Как только появился мистер Карсингтон, разговоры прекратились, альбомы закрылись, и девицы в облаках муслина пастельных тонов поплыли к нему, словно несомые мощным течением.

Видимо, навигационные образы возникли у Мирабель потому, что она заметила, как сквозь толпу девиц к ней пробирается капитан Хьюз.

Он пересек комнату и подошел к окну, у которого стояла Мирабель. Это была самая удаленная от камина, самая холодная часть комнаты. Мирабель ушла сюда потому, что была взволнованна и разгорячена после ужина, а к тому же здесь гуляли сквозняки, отпугивающие молодых леди. Их невинная радость на этом сборище утомляла и сердила ее, вечно недовольную старую деву.

Как она и надеялась; девицы избегали заходить в этот холодный угол. Гусиная кожа выглядит непривлекательно. Подходящие холостые джентльмены крайне редко появлялись на их горизонте, и одна лишь мисс Эрншоу пока надеялась на лондонский сезон, да и то ее надежды могли не оправдаться, потому что мистера Эрншоу пугали большие расходы.

— Я и понятия не имел, что у нас имеется такая очаровательная флотилия, — сказал капитан Хьюз, кивком указав в том направлении, откуда пришел. — Быть может, леди Толберт завербовала их в военно-морских силах других государств?

— Насколько я понимаю, вы имеете в виду молодых леди, — сказала Мирабель. — Она созвала их из самых отдаленных уголков Скалистого края. Теперь, когда ее младшая дочь вышла замуж, ей необходимо устроить еще чью-нибудь судьбу.

Она не сказала ему, что, по ее мнению, эти девушки хотя и миловидны, но слишком молоды и простодушны для мужчины, которого обхаживали и ублажали известные лондонские красавицы. Да и одеты юные леди были не по последней моде, что явно не импонировало его изысканному вкусу.

С другой стороны, они были молодыми и свеженькими, а это нравилось всем без исключения мужчинам.

15
{"b":"6027","o":1}