ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Воскресное утро. Решающий выбор
17 потерянных
Как победить злодея
Чужая война
АпперКот конкурентам. Выгоды – клиентам
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Мои южные ночи (сборник)
Дикие. Лунный Отряд
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник

Тогда его длинные ноги были прикрыты простынками, угадывались всего лишь их очертания. Теперь же они были беззастенчиво вытянуты перед ней. Мягкая ткань брюк облегала их контуры, напоминая о крепких, словно камень, мышцах, которые она ощутила, когда осматривала его. В тот момент она была слишком встревожена и старалась подавить охватившую ее панику, а потому не чувствовала ничего другого. Но теперь…

Она отвела взгляд и оглядела комнату, якобы для того, чтобы убедиться, что все в порядке.

В комнате был порядок, но не тот, к которому она привыкла. Изменилась сама атмосфера.

Белое накрахмаленное полотно, темная шерстяная ткань и кожа, мужские туалетные принадлежности на столике, бритвенный прибор, запахи пальмового мыла и обувного крема.

Комната стала мужской, и он в ней доминировал. Почувствовав на себе его взгляд, она взяла себя в руки.

— Кажется, вам стало удобнее, мистер Карсингтон, — произнесла она. — Я рада.

— Я говорил вам, что большой мастер бездельничать, — сказал он.

Но дело было не в безделье. Он умел сделать так, что сама обстановка располагала к томности, казалась непринужденной и греховной.

Такое предположение было, конечно, абсурдным. У нее просто разыгралось воображение. Мирабель взяла себя в руки и сосредоточила внимание на подносе, который принес слуга. Доктор Вудфри прописал легкую пишу несколько раз в день.

Кру принял у слуги поднос и поставил блюдо на маленький стол.

Когда стол был накрыт, Кру предложил ей стул. Она села, стараясь казаться невозмутимой, как и ее гость.

Кру деликатно удалился в самый дальний угол комнаты.

— Вы выглядите словно восточный властелин, — обратилась она к мистеру Карсингтону.

— Я не люблю эти брюки, — сказал он. — Они какие-то нелепые. Сам не знаю, зачем приобрел их. Но Кру не позволил мне надеть обычные брюки или бриджи, потому что они сшиты в обтяжку. Он боится, что, надевая их, можно травмировать лодыжку.

Ей отчетливо вспомнились длинные мужские ноги, высовывающиеся из-под одеяла. Во рту у нее пересохло. Она крепко сжала сложенные на коленях руки.

— Кру рассуждает очень разумно, — сказала она.

— К сожалению, по тем же причинам он не позволил мне надеть носки, а я уверен, что вам неприятно смотреть на мои голые лодыжки, мисс Олдридж.

Она и без того видела гораздо больше, чтобы лишиться душевного покоя: видела, например, как распахнулась его сорочка, когда он лежал в забытьи, и твердые мускулы груди, отливающие золотом.

— Не следует уделять слишком много внимания правилам приличия, — небрежно бросила она. — Не волнуйтесь. Чтобы защитить мою репутацию, приехала моя бывшая гувернантка, так что не следует опасаться, что вид вашей кожи подорвал мои моральные устои.

— Завидую вашему умению контролировать свои чувства, — тихо произнес он. — Сомневаюсь, что я смог бы равнодушно смотреть на ваши обнаженные лодыжки.

Жаркая волна, зародившаяся где-то в самом центре ее существа, разлилась по телу.

Из дальнего угла комнаты послышалось покашливание. Мистер Карсингтон раздраженно взглянул на своего слугу.

— В чем дело, Кру?

— Я лишь хотел напомнить, сэр, что кухарка изо всех сил старалась возбудить ваш аппетит и что вкус некоторых деликатесов не улучшается, когда они долго стоят.

После того как внимание ее гостя снова переключилось на нее, Мирабель уже удалось привести свой разум в рабочее состояние. Он ее поддразнивает, сказала она себе. Для кавалеров из общества такое галантное обхождение в порядке вещей. Флирт и туманные намеки являются неотъемлемой частью разговора. Дамам старшего возраста нашептывают на ухо и не такое.

Глупо думать, что пара женских лодыжек — пусть даже обнаженных — может возбудить в нем сильные чувства.

— Вы не присоединитесь ко мне? — спросил он. — Ваша кухарка наготовила столько, что можно накормить целый полк.

— Я привыкла к отцовскому аппетиту, а он у отца отменный, — сказала Мирабель. — И все же это не слишком большое количество еды для мужчины вашей комплекции. А я совсем не голодна. Но вы, возможно, предпочли бы поужинать в одиночестве?

Лучше уж ей уйти. Она просто пришла взглянуть на него. Не будь у нее забот, она бы увлеклась им, — конечно, это абсурдно в ее возрасте и опасно не только для ее добродетели.

Она поднялась.

— Я буду вам очень признателен, если вы составите мне компанию, — проговорил он.

Она снова опустилась на стул.

К неудовольствию Алистера, как только он покончил с едой, мисс Олдридж снова встала, собираясь уйти.

— Миссис Энтуисл будет беспокоиться, куда я пропала. Я сказала ей, что загляну к вам на минутку.

— Чтобы восхититься силой моего духа? — спросил он.

— Да. А также чтобы убедиться, что вы не чувствуете себя брошенным. У вас бы не было отбоя от посетителей, если бы доктор Вудфри не запретил посещения. Он говорит, что вы никоим образом не должны напрягаться.

— Я только и делал, что сидел здесь, ел и болтал, — произнес Алистер.

— Не только, — возразила она. — Вы еще старались быть остроумным и обаятельным. Это приятно для меня, но плохо для вас.

— Я не утруждал себя, — заверил он ее. — Остроумием и обаянием я наделен от природы.

— В таком случае это не очень хорошо для меня, — сказала она и быстро добавила: — Пока я сижу здесь и позволяю вам очаровывать и развлекать меня, важные дела остаются несделанными.

Он откинулся в кресле.

— Какой удар! В вашей жизни существует нечто более важное, чем я. Ну что ж, придется смириться с этим и найти какое-нибудь банальное занятие, которое якобы для меня важнее, чем вы. Кру, принеси мне перо и бумагу, я напишу несколько писем.

— Ни в коем случае, — заволновалась Мирабель. — Вам нельзя напрягать мозг.

— Я должен дать знать лорду Гордмору, что меня временно уложили в постель. В любом случае он ждет от меня весточки.

— Я сегодня же отправлю ему письмо экспресс-почтой, — успокоила она его. — А также письмо вашим родителям.

— Моим родителям? — Алистер чуть не выскочил из кресла, но его нога и лодыжка безжалостно напомнили, что ему следует оставаться на месте. Он снова опустился на сиденье, ухватившись за подлокотники. — Кто посоветовал вам написать моим родителям?

— Совесть, — ответила она. — Ваши друзья и родственники вскоре услышат о том, что с вами произошел несчастный случай. Я не хотела, чтобы они встревожились, получив, как обычно, искаженную и преувеличенную версию того, что случилось. Вы не поверите, какие ходят слухи.

Алистер по собственному опыту кое-что знал о слухах и понимал, что слухи иногда обрастают такими дикими подробностями, что нарочно не придумаешь.

И теперь — слишком поздно — он понял, что совершил множество роковых ошибок. Он уделял ей слишком много внимания. Он уделял ей особое внимание на вечеринке у Толбертов. Он поехал с ней на прогулку верхом в сопровождении одного лишь грума. Он провел значительную часть ночи наедине с ней в этой спальне. Нетрудно догадаться, что подумают люди.

— Кое-кто считает, будто я умышленно завела вас в опасное место и несчастный случай произошел из-за меня, — сообщила она ему. — Будто я пыталась…

Алистеру снова показалось — его ударили крикетной битой.

— Вы попытались — что?

— Столкнуть вас в ручей, — ответила она.

— Что за чушь! Зачем вам это понадобилось?

— Из-за канала.

Алистер не сразу понял, о чем она говорит. А поняв, обругал себя.

Он забыл, что в ее глазах он является захватчиком, приспешником мерзкого виконта.

Забыл, что следует думать не только о своем влечении.

Беда в том, что он слишком долго оставался холостяком. Он избегал женщин, пока не заживет и не придет в более или менее рабочее состояние его нога. А потом…

Он и сам как следует не знал, что удерживало его. Он как будто оцепенел или не вполне проснулся. Но разве для него это типично, что после почти трех лет равнодушия к прекрасному полу он выбрал именно этот момент, чтобы выйти из комы или того состояния, в котором он пребывал, как бы оно ни называлось?

28
{"b":"6027","o":1}