ЛитМир - Электронная Библиотека

Он коснулся губами ее лба. Она едва сдерживала слезы.

— Не верю, что эту проблему нельзя решить к обоюдному согласию, — проговорил он. — Мы даже не обсудили ее как следует.

— Есть единственный путь, по которому можно проложить канал вашего друга. Другого я не нашла. Его просто нет.

— Канал не обязательно прокладывать по прямой, вполне допустимы изгибы, — возразил он.

— Это делу не поможет, — заявила она. — Проезжая дорога, которую вы собираетесь проложить, все вокруг изменит. Я не могу этого допустить. Для человека постороннего Лонгледж подобен сотне других сельских уголков. Но мне представляется уникальным и драгоценным.

— Я понимаю, дорогая моя.

В его голосе она услышала столько нежности, что сердце замерло, к горлу подступил комок.

Она приложила кулачок к его груди и оттолкнула. На этот раз он ее отпустил.

Мирабель хотела встать, но он со вздохом сказал:

— Подожди.

Он подошел к умывальнику, наполнил водой тазик.

Некоторое время она наблюдала, как грациозно, несмотря на хромоту, он движется по комнате.

Он принес ей тазик и полотенце.

Она торопливо умылась, а он, нисколько не смущаясь своей наготы, собирал ее вещи.

Собрав их, он подошел к кровати и сел.

Она выудила из вороха вещей сорочку и панталоны, надела. Потом отыскала чулки и, сев рядом с ним, трясущимися пальцами натянула их.

Обретя наконец дар речи, Мирабель сказала:

— Я тоже вас понимаю. Я знаю, что вы лояльны и благородны…

— Ну, совратить тебя было не очень-то благородно, — проворчал он, положил рядом с ней остальную одежду, поднялся и натянул бриджи.

— Я просила — нет, я требовала, — чтобы меня совратили, — возразила Мирабель.

— Что за вздор!

Он взял ее подвязки, но не отдал ей, а, опустившись на колени, сам застегнул их и поцеловал родинку над ее коленом.

Поцелуй поколебал ее решимость. Ей потребовалась вся сила воли, чтобы притвориться равнодушной.

— Вы совершенно не виноваты, — произнесла она. — Я делала все, чтобы соблазнить вас. Воспользовалась тем, что вы больны, и пришла сюда. А теперь я была бы вам очень благодарна, если бы вы помогли мне надеть корсет и платье.

Он остановил на ней испытующий взгляд и долго не отводил его, потом выполнил ее просьбу.

С удивительной ловкостью он застегнул корсет.

Интересно, подумала Мирабель, скольких женщин — не считая тех семи-восьми, о которых она знала, — он одевал и раздевал, и ощутила при этом что-то вроде укола ревности, в чем ни за что не призналась бы даже самой себе.

Потом он помог ей надеть платье. На то, чтобы привести в порядок волосы, потребовалось больше времени, потому что шпильки были рассыпаны по всей комнате. Однако ей показалось, что этот процесс занял всего лишь мгновение.

Теперь не оставалось никаких причин задерживаться здесь, и она направилась к окну.

Он схватил ее за плечо и повернул лицом к себе.

— Мирабель, кроме канала, есть кое-какие вопросы, которые следует обсудить, — сказал он. — Если из-за меня на вашей репутации появится хоть малейшее пятнышко…

— Не беспокойтесь об этом, — заявила она, хотя не могла об этом не думать. Ее авторитет в общине зависел от уважения к ней соседей, а если до них дойдет хотя бы намек на ее сегодняшнее приключение, от ее авторитета не останется и следа. — Здесь не лондонский высший свет, — невозмутимым тоном продолжала она, — где репутация зависит от узкого круга своенравных матрон. Мои соседи не такие строгие судьи в вопросах нравственности. Чтобы заслужить их осуждение, я должна была совершить нечто такое, что карается смертной казнью через повешение. Признаться, подозрения в легком флирте с вами могло бы даже повысить доверие ко мне в обществе, и меня стали бы считать более интересной и смелой.

Выражение его лица стало напряженным. Он не сводил с нее глаз, продолжая держать ее руку.

— Но если отношение к вам изменится в худшую сторону, я сделаю то, что считаю правильным.

Она не сомневалась в его благородстве. Казалось, он родился в сверкающих рыцарских доспехах. Капризнице судьбе было угодно послать ей сэра Галаада, чтобы он, словно злой дракон, уничтожил все, что ей дорого.

Она радостно улыбнулась.

— Если соседи заподозрят, что я согрешила, то некоторое время будут развлекаться, наблюдать, не начинаю ли я толстеть, — сказала она. — Когда же наконец станет ясно, что героический сын лорда Харгейта не наградил меня внебрачным ребенком, их внимание переключится на другую сенсацию. Например, свинья Сорли сожрет настурции у миссис Ридлер. Или в ночь накануне ярмарки загадочным образом исчезнет один из призовых кабачков викария. Или экономка миссис Эрншоу увидит в кладовой привидение. — Она погладила его по щеке. — Мне пора.

Он отпустил ее руку и отвел взгляд. Мирабель торопливо направилась к окну и вылезла наружу не оглянувшись.

Глава 13

Хотя скрывать что-нибудь от камердинера не имело смысла, Алистер все же попытался. Он быстро оделся, отыскал щетку и попробовал очистить отпечатки следов с покрывала.

Услышав, как вошел Кру, он вздохнул.

Слуга приблизился, держа в руке губку.

— С вашего позволения, сэр, — сказал он. — Это проще сделать с помощью влажной губки.

Алистер отошел в сторону. Кру принялся оттирать пятна.

— Вы неправильно застегнули жилет, — сообщил он хозяину. — А к правому краю вашего сюртука прицепилась шпилька.

— Ох, будь я проклят! — пробормотал Алистер, расстегнул и снова застегнул жилет, отцепил от рукава шпильку. Среди простыней и подушек валялись еще шпильки, но можно было не сомневаться, что Кру удалит все подобные улики до того, как они попадут на глаза горничным.

Служанки. Может быть, кто-нибудь еще поднимался наверх?

— Кру, а другие слуги…

— За последний час в этой части дома никого не было, — успокоил его преданный слуга. — Предупредив всех, чтобы вас не беспокоили, я решил получить кое-какие советы по домоводству от слуг капитана Хьюза. Они охотно поделились со мной рецептами приготовления чистящих средств, а также высказали свое мнение относительно того, чем лучше чистить галун и вышивку — мылом или винным спиртом.

Иными словами, Кру удерживал их подальше от этой части дома.

Лучше бы слуга не был таким тактичным и вошел сюда до того, как его хозяин совершил глупость, превосходящую все, что он проделывал до сих пор.

Но Кру не обязан думать за Алистера. Если хозяин совершил безнравственный поступок, слуга должен был сделать все, чтобы никто не заметил леди, и тем самым защитить ее от позора.

— Ты образец добродетели, Кру, — произнес Алистер. — Ты самый умный и самый преданный из слуг.

— Служить хорошему хозяину одно удовольствие, но хорошие хозяева встречаются нечасто, — заявил Кру. Удалив все следы мисс Олдридж, Кру принялся перестилать постель. — Впрочем, судя по всему, в этой части Дербишира они встречаются не так редко, как в других местах. Слуги капитана Хьюза не нахвалятся своим хозяином. А что касается обитателей Олдридж-Холла, то я на собственном опыте убедился, как они добры и щедры.

Приведя в порядок постель, Кру принялся на ковер. Он собрал три шпильки, сломанную пуговицу, крошечный кусочек кружева и какие-то странные обрывки нитки.

Пока слуга тщательно обыскивал комнату на предмет других компрометирующих улик, его хозяин принял решение.

Два часа спустя, когда капитан Хьюз, находясь в зимнем саду, пытался отвлечь внимание мистера Олдриджа от какого-то тускло-зеленого представителя растительного мира с труднопроизносимым названием, мистер Карсингтон и его слуга возвращались верхом в Мэтлок-Бат.

К тому времени как она добралась до дома, Мирабель начала понимать, почему девиц строго предупреждали о том, чтобы они берегли свою добродетель и сохраняли девственность до брачной ночи.

Ей приходилось видеть, как спариваются животные, поэтому она думала, что имеет понятие о том, что происходит между мужчиной и женщиной. Но она кое о чем забывала.

42
{"b":"6027","o":1}