ЛитМир - Электронная Библиотека

— У меня в жизни то и дело возникают осложнения, — проговорил Алистер. — Пора научиться справляться с ними.

— Итак, что ты намерен предпринять сейчас? — спросил Горди. — Ты влюбился в женщину, которая задалась целью помешать выполнению нашего плана. Или я ошибаюсь? Может быть, ты побежал за мисс Олдридж, чтобы рассказать ей о сравнительных преимуществах шлюзов и акведуков или объяснить некоторые тонкости трамбовки грунта?

Притворяться было бесполезно, Алистер не умел скрывать своих чувств к женщине.

— Ты не ошибаешься, — произнес он. — Такая проблема существует, но я полон решимости справиться с ней.

— Каким образом?

— Пока не знаю. Но что-нибудь придумаю.

Горди внимательно посмотрел на него и пожал плечами.

— Спорить с тобой бесполезно. Поступай как знаешь. Я ничего от этого не теряю. А вот ты можешь потерять разум, хотя многим гораздо удобнее обходиться без него. С другой стороны, если бы тебе это удалось, что маловероятно, ты избавил бы нас от многих расходов и волнений. Действовать надо быстро. Расходы с каждым днем возрастают.

Алистер понимал, почему так спешит его друг. Он бы тоже спешил, если бы не любовь.

Если процесс затянется, землевладельцы придумают еще какие-то возражения, что повлечет за собой расходы. Мирабель сделает все, чтобы соответствующим образом настроить соседей.

— Независимо от того, что произойдет на заседании в среду, мы должны поторапливаться, — заявил Горди. — В противном случае твоя любимая леди завалит парламентский комитет ворохом петиций и встречных ходатайств.

Алистер прекрасно понимал все это. Он знал, что Мирабель уже работает в этом направлении. В Лондоне они набросятся на парламент, словно саранча, и найдут массу желающих дать свидетельские показания. А тем временем землевладельцы припомнят десятки других необходимых им построек, и цены на отчужденные земли стремительно подскочат. И на всем этом пути увеличится число протянутых «лап», которые придется «подмазать».

Все это обойдется в целое состояние и продлится целую вечность. Но ни у него, ни у Горди нет ни денег, ни времени.

У Алистера оставалось менее десяти дней, чтобы помешать любимой женщине разорить его друга и его братьев и лишить последней надежды его самого.

Во вторник днем Томас Джексон, доверенное лицо лорда Гордмора, прибыл в Стоун-Милдтон, деревеньку, расположенную примерно в пятнадцати милях от Мэтлок-Бата.

Джексон служил под командованием его сиятельства во время войны и получил в награду свою нынешнюю должность представителя виконта на целом ряде фронтов. Он был так же глубоко предан лорду Гордмору, как управляющий его сиятельства Калеб Финч был предан Калебу Финчу. Однако Джексон полагал, что преданность управляющего составляет величину того же порядка, что и его собственная. Он верил, например, что Финч приехал недавно в Скалистый край с единственной целью всеми возможными способами способствовать интересам своего хозяина.

В этом заключалась первая — и роковая — ошибка Джексона.

В тот вечер он встретился с Финчем, чтобы заручиться помощью управляющего в популяризации среди населения идеи строительства канала.

— Его сиятельство хочет, чтобы отпустили шахтеров и они могли прийти на заседание, — объяснил Джексон после ужина. — Он хочет, чтобы кто-нибудь членораздельно сказал несколько слов в защиту канала. Сказал, например, что от канала во многом зависит материальное благополучие их семей — жен, детей, престарелых родителей.

— Не найдется среди них ни одного, кто способен, как вы говорите, чле-но-раз-дельно говорить, — заметил Калеб. — Не думаю также, чтобы у них были жены, детишки и престарелые родители. — Он отпил из пивной кружки. — Старики давно умерли, упокой, Господь, их души. Детишки тоже, потому что их нечем кормить, а когда болеют — нечем лечить. Но поскольку дело это правильное, можно и поспособствовать, как вы говорите. Для хорошего дела ничего не жалко.

И ничего не жалея ради хорошего дела, Калеб Финч принялся обвинять в плохом положении шахтеров и их семей старшего мастера на шахте его сиятельства. Калеб жаловался на плохую дисциплину, несоблюдение техники безопасности, плохое состояние шахт, непроизводительные методы.

И все потому, что старший мастер, к неудовольствию Финча, оказался честным и старательным работником. Он категорически отказывался понимать намеки Финча на то, что рука руку моет. Более того, сказал, что до него дошли кое-какие слухи о темных делишках Финча в Дербишире.

Естественно, Финчу было важно как можно скорее устранить мастера, полностью его дискредитировав. Поэтому первое, что сделал Финч с утра в понедельник, это выгнал с работы мастера, а потом принялся его чернить. Мастер еще не оправился от удара, и Финч знал, что Джексон передаст лорду Гордмору клевету еще до того, как его жертва успеет в достаточной степени оправиться, чтобы нанести ответный удар.

Но это было отнюдь не самое важное дело, которое он хотел довести до сведения доверенного представителя его сиятельства.

— Меня тревожит, что его сиятельство не знает, с какими противниками ему придется иметь дело, — обратился управляющий к Джексону.

— Все достойные семьи на нашей стороне, — заявил Джексон. — Я и еще полдюжины человек пойдем от деревни к деревне и будем делать все возможное, чтобы заручиться поддержкой.

Как это делается, известно каждому. Доверенные лица будут привлекать на свою сторону людей с помощью денег и щедрой выпивки, как это обычно с успехом практикуется во время парламентских выборов.

— А я слышал, что не все достойные семьи на вашей стороне, — заявил Калеб. — Мисс Олдридж настроена категорически против строительства канала вблизи ее владений.

— Ну, это всего лишь одна женщина, — махнул рукой Джексон.

— Как я уже говорил, — заявил Калеб, — вы не знаете, с какими противниками вам придется бороться. Будь я на вашем месте… — Он поднял обе руки. — Но что говорить обо мне? Ведь это вы отвечаете за политику. А мое дело — приглядывать за собственностью. Вы не желаете прислушаться к моему совету, хотя моя семья жила в этих местах почти так же долго, как и семья мисс Олдридж, и уж я-то знаю, что она собой представляет.

Джексон жестом приказал принести еще пива. Потом он наклонился к Калебу и сказал:

— Я защищаю интересы его сиятельства. Если у тебя есть полезная информация, выкладывай без церемоний, не считаясь с тем, кто и за что отвечает. Мы должны работать вместе.

— Ну что ж, тогда все в порядке, — сказал Калеб. — Все ради правого дела.

Глава 16

«…Поскольку судоходство принесет большую пользу развитию торговли и немалую выгоду графству Дербишир, в среду, 11 марта 1818 г ., в 10 часов утра в актовом зале отеля „Старый Бат“ в Мэтлок-Бате состоится собрание с целью обсуждения наиболее приемлемых путей и средств осуществления проекта такого судоходства. На собрание приглашаются крупные и мелкие землевладельцы, как титулованные, так и нетитулованные, а также священнослужители вышеупомянутого графства и все прочие жители, которые считают своим долгом интересоваться столь важными вопросами».

К досаде лорда Гордмора, его объявление появилось не только в газетах, как того требовал закон, его можно было увидеть в сокращенном варианте также в витринах магазинов, на плакатах, наклеенных на стены домов, повозки и фургоны, двигавшиеся по дорогам между Кромфордом и Малым Леджмором, шахтерскими поселками, ближайшими от его шахт.

Поэтому даже те, кто не читал газет или пропустил напечатанное там объявление, получили информацию.

Обнаружив в назначенный день, что большой зал «Старого Бата» набит людьми до отказа, Гардмор не удивился, хотя удовольствия это ему не доставило. Мужчины всех степеней и званий собрались внизу, а музыкальную галерею вверху заполнили женщины.

Алистер сразу заметил мисс Олдридж, которая сидела на галерее в первом ряду. Взгляды, которые время от времени он бросал на нее и которые она, бессердечное создание, оставляла без внимания, сказали бы лорду Гордмору, кто она такая, даже если бы сэр Роджер Толберт, председательствовавший на собрании, любезно не доложил ему об этом.

51
{"b":"6027","o":1}