ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Закон охотника
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Я признаюсь
Мег. Первобытные воды
Дочь того самого Джойса
Затворник с Примроуз-лейн
Всеобщая история любви
Эликсир для вампира
Цель. Процесс непрерывного совершенствования

Кузина Алистера была одержима стремлением расшифровать какую-то древнюю надпись на камне. Поскольку такие люди крайне редко по собственной инициативе переключают внимание на что-нибудь другое, кроме облюбованного ими предмета, их нужно брать под локоток и уводить от этого предмета.

Поэтому, когда подали второе блюдо, а мистер Олдридж, прервав свою лекцию, сосредоточился на разделке гуся, Алистер воспользовался паузой и поспешил нарушить молчание.

— Завидую вашим обширным познаниям, — сказал он. — Жаль, что мы не посоветовались с вами до того, как был представлен наш проект строительства канала. Надеюсь, вы не откажетесь сделать нам кое-какие замечания.

Мистер Олдридж, продолжая разделывать птицу, поморщился и вскинул брови.

— Если потребуется, мы с радостью внесем поправки, — добавил Алистер.

— Не могли бы вы перенести канал в другое графство? — спросила мисс Олдридж. — В Сомерсетшир, например, где земля уже обезображена кучами шлака.

Алистер взглянул на нее через стол, стараясь не делать этого, как только увидел ее вечернее платье. Оно было холодного бледно-лилового цвета, тогда как ей следовало носить исключительно теплые насыщенные тона. Платье было с закрытой спиной, а узкую полосу плеча и шеи, которую оставлял отрытой лиф, прикрывал кружевной волан. Великолепные волосы она собрала в пучок на затылке. Шею украшал простой серебряный медальон на цепочке.

Алистер поразился полному отсутствию вкуса у мисс Олдридж. На ней не было ни одной красивой вещи. Видимо, она напрочь лишена дара, которым обладает любая женщина. Он даже подумал, что это какой-то дефект, что-то вроде отсутствия музыкального слуха, а он, словно настоящий музыкант, слыша звуки расстроенного инструмента или фальшивую ноту, взятую певцом, испытывает раздражение.

Возможно, именно поэтому он ответил ей таким тоном, каким разговаривал со своими младшими братьями, когда они ему досаждали.

— Мисс Олдридж, — сказал он, — надеюсь, вы позволите мне внести некоторую ясность. Из-за канала не образуются кучи шлака. Кучи шлака образуются там, где добывают уголь. В настоящее время в округе добыча ведется только на шахтах лорда Гордмора, а его шахты расположены почти в пятидесяти милях отсюда. Единственный ландшафт, который он портит, принадлежит ему, потому что земля там не пригодна ни для чего другого.

— Думаю, он мог бы с не меньшим успехом пасти там овец, что менее хлопотно и не так шумно, — сказала она.

— Вы, конечно, вправе дать волю своему неуемному воображению. Я не собираюсь вас останавливать.

Мисс Олдридж сверкнула глазами, собираясь ответить колкостью на колкость, но Алистер спокойно произнес:

— Мы не скрываем, что преследуем эгоистические и практические цели, — сказал он. — И первейшей из них является более эффективная и более дешевая транспортировка угля.

Олдридж, выкладывая кусочки птицы на тарелки дочери и гостя, лишь кивал.

— В результате лорд Гордмор получит возможность доставлять уголь большему числу клиентов, — продолжил Алистер, — и продавать его по более низкой цене. Однако в выигрыше будут не только он и его клиенты. Канал обеспечит вам и вашим соседям более легкий доступ к большому числу товаров. Хрупкие предметы можно будет в целости и сохранности доставлять по воде, а не по ухабистым дорогам. Вы получите дешевое средство доставки навоза и сельскохозяйственной продукции на рынок. Короче, в районе Лонгледж-Хилла каждый получит от этого выгоду.

— Лорд Харгейт теперь редко бывает в своем поместье, даже когда парламент не заседает, — заметил мистер Олдридж. — Политика требует больших затрат физической и умственной энергии и утомляет духовно. Надеюсь, он в добром здравии.

— Мой отец вполне здоров, — сказал Алистер. — Но должен заметить, что он никак не связан с проектом лорда Гордмора.

— Я хорошо помню каналоманию, охватившую страну в прошлом веке, — сказал Олдридж. — Тогда был построен канал в Кромфорде и начато строительство в Пик-Форесте. Мистер Карсингтон, позвольте предложить вам немного карри?

Алистер был готов подробно рассказать о преимуществах кромфордского канала. Однако за ужином обычно не говорят о делах. Он коснулся данной темы исключительно потому, что мисс Олдридж сама предложила ему воспользоваться этой возможностью и поговорить о деле.

Было совсем не трудно отложить на время разговор о делах, и Алистер был рад предложению отведать карри, которое, как и все прочие блюда, было приготовлено великолепно. Разнообразие и качество блюд здесь, вдали от цивилизации, буквально поражало.

Кухарка, несомненно, была сокровищем. Даже дворецкий и лакей не ударили бы в грязь лицом в любом большом лондонском доме, в том числе и в Харгейт-Хаусе.

Какая жалость, что женщина, столь хорошо подобравшая весь остальной обслуживающий персонал, не смогла найти себе камеристку, способную предотвратить этот ужасный разгул безвкусицы в одежде.

— Как случилось, что вы заинтересовались строительством канала? — спросил мистер Олдридж. — Допускаю, что чудеса инженерного искусства завораживают. Но вы, как мне кажется, не выпускник Кембриджа?

— Я учился в Оксфорде, — сказал Алистер.

Считалось, что из двух старейших университетов Кембриджский предлагает несколько большие возможности людям с математическим складом ума или склонностью к научной работе.

— Смит, насколько я помню, был самоучкой, — задумчиво произнес хозяин. — Что вы знаете об ископаемых?

— Кроме преподавателей Оксфорда? — спросил Алистер. Он услыхал смешок и взглянул через стол, но опоздал. Выражение лица у мисс Олдридж было таким же невозмутимым, как и ее платье.

Она перевела взгляд с отца на Алистера.

— Папа имеет в виду работу мистера Уильяма Смита «Идентификация пластов залегания по органическим ископаемым остаткам», — объяснила она. — Вы с ней знакомы?

— Для меня это слишком сложно, — ответил Алистер, заметив, что она подавила улыбку. — Я в этом не силен.

— Но это касается минеральных залежей, — сказала она. Мисс Олдридж, как и отец, нахмурила лоб. — Я подумала, что вы пользовались геологическими картами Смита.

— Для прокладки трассы канала? — спросил Алистер.

— Для определения целесообразности бурения каменноугольных шахт в районе, который считается труднодоступным. — Она взглянула на Алистера так, словно он был ископаемым, подлежащим классификации. — На территории Англии залежи угля имеются практически повсюду, но в некоторых местах добыча и транспортировка обходятся слишком дорого, — продолжала она. — У вас, должно быть, имеются веские причины считать, что запасы угля на территории, принадлежащей лорду Гордмору, стоят того, чтобы предпринять строительство канала. Или вы начали бурение, даже не подумав об экономической целесообразности?

— Всем известно, что Скалистый край богат полезными ископаемыми, — заявил Алистер. — Лорд Гордмор обязательно найдет то, что оправдает затраченный труд: свинец, известняк, мрамор, каменный уголь.

— Лорд Гордмор? Но разве бы не сказали, что являетесь партнером, посвященным во все подробности?

— Мы стали партнерами с ноября, — произнес он. — А добычу угля он начал раньше, почти сразу же после возвращения с континента.

По правде говоря, Гордмор, возвратившись с войны, обнаружил, что его финансы в плачевном состоянии. У него даже не было средств, чтобы содержать свое нортумберлендское поместье. Управляющий посоветовал ему приступить к эксплуатации недр на его дербиширской земельной собственности, и Горди с отчаяния занялся добычей каменного угля.

Однако Алистер совсем не собирался обсуждать личные проблемы своего друга ни с этой любопытной молодой леди, ни с кем-либо другим.

— Понятно, — сказала мисс Олдридж, опустив глаза. — Значит, вы оба сражались под командованием герцога Веллингтона. Но прославились вы один. О вас слышал каждый даже здесь, в глуши Дербишира.

Алистер почувствовал, что краснеет. Он не понял, имеет ли она в виду Ватерлоо или «Эпизоды проявления глупости». К сожалению, как то, так и другое получило широкую огласку. Ему следовало бы привыкнуть к тому, что его прошлое время от времени всплывает наружу, но это ему не удалось, потому что все байки о его подвигах докатились даже до этой глухомани.

7
{"b":"6027","o":1}