ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да вы даже и не пытаетесь!

— Я не понимаю, почему эти люди не говорят по-английски. Это намного проще.

Руперт не видел ее лица, так как Дафна опустила дурацкую вуаль, но слышал, как она раздраженно вздохнула.

Они ехали удивительно быстро, несмотря на узкие, запруженные людьми улицы. Он находил это непостижимым: ослики упорно трусили вперед, в то время как прямо на них двигались повозки, лошади и верблюды. По бокам и впереди бежали погонщики и, выкрикивая что-то нечленораздельное и размахивая палками, пытались освободить дорогу, а на них, казалось, никто не обращал внимания.

Он хвалил погонщиков за их ослов, поздравлял животных, когда они чудом избегали столкновений и рассказывал анекдоты про лондонские наемные экипажи.

Миссис Пембрук терпела это сколько могла, впрочем, не очень долго, затем возмутилась:

— Они понятия не имеют, о чем вы говорите!

— Ну, тогда они никогда не научатся понимать, если не попытаются, — парировал он.

Руперт не сомневался, что, если бы на улицах не было так шумно, он бы услышал скрип ее зубов. Больше она ничего не говорила, но Руперт был уверен, что его потрясающая глупость поглощает достаточно ее внимания, чтобы не слишком волноваться о судьбе брата. Но Руперт не принадлежал к тем людям, которые предоставляют все на волю случая.

Когда они добрались до места назначения, он соскочил со своего осла даже раньше, чем тот остановился, и мгновенно оказался рядом с миссис Пембрук. Он протянул руки и крепко обхватил леди за талию.

— В этом нет не… — Дафна замолчала, когда он, приподняв ее, снял с расшитого седла. Она невольно ухватилась за его плечи. С улыбкой, глядя на ее закрытое вуалью лицо, Руперт на мгновение задержал ее в руках так, что их глаза оказались на одном уровне. Затем медленно-медленно опустил на землю.

Она не сразу освободилась из его объятий.

Он не сразу выпустил из рук ее талию.

Она замерла, глядя на него.

Он не видел ее лица, но слышал ее прерывистое дыхание.

Затем Дафна освободилась и, отшатнувшись от него, отвернулась в том мгновенном порыве гнева, который приводил его в восхищение.

— Вы ведете себя нелепо, — сказала она. — От вас не требуется доказательства вашей силы.

— Едва ли здесь требовалась сила. Вы намного легче, чем я предполагал. Это ваши многочисленные одежды ввели меня в заблуждение.

Не настолько уж он заблуждался.

— Я только надеюсь, что вы проявите такое же старание при поисках моего брата, как и при определениях размеров моей персоны, — сердито заметила Дафна.

К этому моменту появился привратник. Он посмотрел на Руперта, но миссис Пембрук выступила вперед и быстро заговорила с ним по-арабски. Ворота распахнулись, и они вошли во двор. Появился еще один слуга и повел их в дом.

Пока они шли по лабиринту, неотъемлемой части любого богатого каирского дома, миссис Пембрук кое о чем предупредила Руперта.

— Не забывайте, зачем мы пришли сюда. — Она понизила голос. — Мы не можем позволить себе тратить время понапрасну. Пожалуйста, не поддавайтесь соблазну давать прозвища слугам лорда Ноксли. Сомневаюсь, что он это оценит, а я не хотела бы тратить драгоценные минуты на улаживание отношений с ним. И пожалуйста, постарайтесь не отвлекаться от сути дела и не рассказывайте анекдоты. Вы здесь не для того, чтобы кого-то развлекать. Вы здесь для получения сведений. Ясно?

— Вы так забывчивы. Разве вы не помните, как говорили мне, что вы — ум, а я — сила? Естественно, я полагаю, что вы возьмете все переговоры на себя. И естественно, я буду сшибать головы и выбрасывать людей из окна, что от меня и требуется. Или я неправильно вас понял? Неужели вы хотите, чтобы я еще и думал?

Глава 4

Виконт Ноксли не понравился Руперту с первого взгляда. Он был на несколько дюймов ниже Руперта и не такой широкоплечий, с более узкой грудью, но все же достаточно крепкий. Цвет его волос и глаз, рыжевато-коричневый, больше подходил для кошачьей шерсти. Особенно Руперту не понравились глаза виконта и их выражение, когда он смотрел на миссис Пембрук. Так смотрит голодный лев на газель, выбранную им на обед.

Руперту хотелось, чтобы она не поднимала вуаль. Но она откинула ее, как только вошла в комнату, и лицо его милости засияло как солнце. Затем, как только она объяснила, что произошло, над его головой точно сгустилась грозовая туча.

Слуги поспешили подать неизменный кофе и сладости и так же быстро, повинуясь его знаку, исчезли.

— Невероятно, — заявил Ноксли. — Я просто не могу поверить. Какой дурак мог прийти к такому выводу, не говоря уже о похищении. Нет, он должен быть сумасшедшим! Я уверен, что ваш брат никогда не давал повода думать, будто совершил такое важное открытие, скорее наоборот. Он был исключительно скромен, говоря о своей работе, и почти никогда не рассказывал о ней.

— Я согласна, что это странно, — сказала Дафна, — но эти два дела должны быть как-то связаны между собой. Или вы думаете, что это совпадение?

— Нет, нет, и все же я не знаю, что и думать. — Виконт покачал головой. — Это ужасно, мне надо собраться с мыслями. Но я невнимателен! — Он указал на поднос с изящными серебряными блюдами. — Прошу, угощайтесь. Мистер Карсингтон, вы уже пробовали местные кулинарные шедевры?

Лорд Ноксли рассказывал о деликатесах, заботливо раскладывая их на тарелке для миссис Пембрук. С куда меньшей заботой он наполнил тарелку Руперта. Выполнив обязанности хозяина, Ноксли забыл о Руперте и все внимание переключил на леди.

Руперт позволил себе оглядеться. Обстановка комнаты выдержана в местном стиле. Акры турецких Ковров, лепнина на побеленных стенах, деревянный, расписной потолок с богатой резьбой, подвешенная к нему люстра. Высокие зарешеченные окна. Вдоль трех стен комнаты низкие диваны с горой подушек. Двери с панелями расположены почти напротив друг друга. Та, в которую они вошли, была закрыта, другая оставалась приоткрытой. С места, где сидел Руперт, было хорошо видно, что происходит за ней. Промелькнула какая-то фигура, затем вернулась. Закрытое вуалью лицо выглянуло из-за косяка, и взгляд черных глаз встретился с его взглядом.

Руперт притворился, что разглядывает рисунок на кофейной чашке, незаметно следя за женщиной, наблюдавшей за ним.

Через минуту она осмелилась показаться ему. Ей было что демонстрировать, ибо вуаль была самым скромным предметом ее одежды.

Но Руперт не забывал прислушиваться к разговору, происходившему рядом с ним. Миссис Пембрук пыталась заставить Ноксли напрячь память. Что мог сказать или сделать Арчдейл, что навело бы кого-то на мысль об открытии?

Но Ноксли по-прежнему выглядел озадаченным. Он описывал какой-то незначительный обед, на котором, кроме Арчдейла, присутствовали всего лишь три гостя, все англичане: один художник и два полковника.

— Я очень удивлен, — морща лоб, сказал он. — Причина, заставившая вашего брата в это время поехать в Гизу, кажется мне странной. Но вероятно, я его неправильно понял. Или это так, или у него там какие-то личные дела, о которых он предпочитал не распространяться.

Руперт насторожился. …

— Вы имеете в виду женщину? — спросил он. Миссис Пембрук бросила сердитый взгляд на Карсингтона. Ноксли тоже холодно посмотрел на него.

— Я не предполагал ничего подобного, — сказал он.

— В самом деле? Но это первое, что пришло мне в голову.

— Мистер Арчдейл не настолько глуп, чтобы связаться с какой-нибудь местной женщиной, — сухо ответил лорд Ноксли. — У мусульман очень строгие понятия о собственности, и нарушение их влечет за собой суровые последствия.

— Эти понятия не распространяются на танцовщиц, как я заметил.

— Мистер Карсингтон, — вмешалась Дафна.

Он с невинным видом вопросительно посмотрел на нее.

— Кажется, мы отклонились от сути дела, — сказала она. — Мы обсуждаем, чего вы, может быть, не расслышали, вероятность поездки моего брата в Гизу по иным причинам, нежели те, которые он указал мне.

10
{"b":"6028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Аромат от месье Пуаро
Стальное крыло ангела
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен
Владыка. Новая жизнь
Assassin's Creed. Преисподняя
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…