ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы, отметил Руперт, а не он или Майлс.

— Между тем вы предпочли бы находиться в другом месте, — сказал он.

— Я ничего бы не имела против, но мы тратим понапрасну время. Здесь ничего нет. Что я ожидала узнать от груды камней? — Раздражение в ее голосе сменилось отчаянием.

Руперт поднялся и направился к ней, стараясь придумать какую-нибудь глупость, чтобы рассердить ее и заставить встряхнуться.

Откуда-то из глубин пирамиды донесся ужасающий вопль.

— Нет! — прорычал Руперт, поворачиваясь к двери, но он уже опоздал.

Мигнул последний слабый отсвет факелов, которые уносили с собой убегавшие гиды, и все исчезло.

Темнота полностью поглотила их.

Глава 5

— Не падайте в обморок, — вполголоса предупредил Руперт. — Я вас не вижу и не смогу поддержать.

— Глупости, — сказала Дафна. — Я никогда не падаю в обморок.

Если бы не ее чуть изменившийся голос, он мог бы подумать, что она полностью владеет собой. Но Руперт научился распознавать изменения в ее голосе и заметил ее умение многое скрывать. Например, свое тело. И не только его. Он постарается раскрыть и другие секреты, когда они выберутся отсюда.

— Стойте на месте и продолжайте говорить, только тихо. — Он прислушался. Шаги гидов замерли вдали. За дверью царила тишина. Он не доверял ей. Кто-то там был, в этом Руперт не сомневался.

Ему надо было оценить положение. Темнота была неестественной, Карсингтон никогда не испытывал ничего подобного.

— Я не упаду в обморок, — заверила его Дафна. — Однако я понимаю, что наше положение не повод для веселья.

Руперт осторожно двинулся к ней, стараясь не споткнуться об один из камней, которые вытащили из пола древние грабители гробниц, или провалиться в яму, на месте которой когда-то лежал камень. Сломанные руки и ноги или трещина в черепе не только помешали бы им выбраться, но и лишили бы его способности разбить головы издевавшимся над ними негодяям.

— Обстоятельства далеко не благоприятны, — продолжала она тем же звенящим назидательным тоном. — Мы услышали нечеловеческий крик, после которого гиды мгновенно исчезли вместе с единственным источником света. Мы оставлены на милость того, кто был причиной этого крика.

Теперь ее голос звучал совсем рядом. Руперт протянул руку и провел ею по покрытой тканью выпуклости.

Сдавленно ахнув, она застыла. Затем ее холодные пальцы ухватились за его руку и оттолкнули ее.

— Я не вижу собственной ладони, когда подношу ее к лицу, — сказала Дафна, — а вы без труда нашли мою грудь.

— Так вот что я обнаружил? Какая удивительная удача, — изумился Руперт. «Какая великолепная грудь!» — в то же мгновение подумал он.

— Когда мы выберемся отсюда, если выберемся, я надеру вам уши.

— Выберемся, — заверил он.

— Я все время думаю о подъемной двери. Если они уберут камни, на которые она опирается, то мы окажемся в ловушке.

— Это слишком сложно, куда проще подкараулить нас в темноте и зарезать или застрелить, когда мы подойдем достаточно близко.

— Об этом я не подумала. Мои мысли были полностью заняты перспективой быть похороненной заживо рядом с вами. Представить не могу, о чем бы мы говорили, медленно умирая от голода и жажды!

— Говорили? Неужели вы собираетесь провести последние часы вашей жизни в разговорах? Как странно. Дайте мне руку. Пока, кажется, никто не спешит перерезать нам горло. Думаю, мы можем рискнуть выйти отсюда.

— Где ваша рука? — спросила Дафна.

Последовало неуверенное ощупывание, во время которого Руперт нашел другую грудь, вызвав еще один прерывистый вздох и нелестное тихое ворчание в его адрес. Но наконец он нашел ее руку, которая прекрасно умещалась в его руке.

— У вас рука теплая, — с упреком сказала она. Неужели ничто вас не пугает?

Руперт шагнул в ту сторону, где, по его предположениям, находилась дверь.

— Не это, — ответил он. — Я, как вы знаете, вооружен, и найти выход довольно просто.

—Довольно просто, если вы можете видеть, куда идете, — возразила Дафна.

Вытянув свободную руку перед собой, Руперт нащупал проем двери.

— А если не можете? — спросил он.

— Я могу придумать десяток способов умереть с помощью или без помощи бандитов.

Дафна понимала, что несет вздор, но разговор помогал ей держать себя в руках.

До сих пор она позволяла себе лелеять слабую надежду на то, что ее тревога за брата была глупостью, как и говорили ей в Каире. Однако умом она понимала, что Майлс скорее всего в опасности и вряд ли Ахмед солгал или неправильно истолковал то, что произошло в Старом Каире. Крик и внезапное исчезновение гидов только подтвердили ее опасения. В подобные совпадения Дафна не верила.

— Дорога, по которой мы пришли, — одна из двух, ведущих в пирамиду. Параллельно ей под первым коридором, в который мы сначала вошли, есть другая, ведущая к Наклонному коридору. Они обе встречаются у шахты, однако нижний вход закрыт.

— Значит, выход только один, — сказал Руперт.

— Да, но легко заблудиться. Мы можем попасть не в тот коридор. В нижнем тоже есть шахта и, если я правильно запомнила, боковая камера. — Паника, которую Дафна пыталась заглушить, путала ее мысли. Она не могла ясно представить чертеж Бельцони.

Но Дафна не собиралась показывать мистеру Карсингтону, в каком она состоянии, и спокойно продолжала:

— Надеюсь, вы обладаете способностью безошибочно определять правильное направление?

— Да, конечно, — ответил этот в высшей степени самоуверенный мужчина.

— Рада слышать, потому что в абсолютной темноте так легко потерять ориентацию и можно до бесконечности бродить по коридорам или свалиться в колодец.

— Я советую вам держаться поближе ко мне, если вы не хотите потерять ориентацию.

— Я также должна вам напомнить, — язвительно продолжала Дафна, — что единственный вход может быть замурован. Ничего не стоит закатить в проход несколько больших камней.

— Я полагаю, гиды не позволили бы заблокировать вход. Вспомните, проводя людей в пирамиду и обратно, они зарабатывают себе на жизнь.

Да, да, разумеется. Почему она не подумала об этом?

Да потому, что она переживала самый страшный в ее жизни кошмар, запертая в замкнутом пространстве, в полной темноте. Паника заглушала здравый смысл.

Дафна была растеряна и, судорожно ухватившись за его большую сильную руку, слепо следовала за ним. Они медленно, но беспрепятственно продвигались сначала по довольно высокому горизонтальному коридору, затем по более узкому и наклонному. Здесь ей пришлось отпустить его руку и ощупью двигаться за ним.

Убеждая себя не быть ребенком, Дафна старалась держаться как можно ближе к Руперту, слушая его шаги и скользя пальцами по стенам коридора. Казалось, прошло очень много времени, хотя она знала, что они не могли продвинуться на большое расстояние, прежде чем он протянул назад руку и дотронулся до ее тюрбана.

— Думаю, мы у колодца, — тихо сказал он. — Здесь по крайней мере вы можете выпрямиться. Но постойте минуту, пока я поищу лестницу.

Последовало долгое ожидание. Дафна услышала шорох, затем знакомое ворчание, но слишком тихое, чтобы она могла его понять. Затем Руперт сказал чуть громче:

— Лучше я понесу вас, если позволите.

— Мерзавцы сломали лестницу? — спросила она.

— Нет. Черт, где же вы? — Голос звучал холодно и раздраженно. Одна большая рука нашла ее плечо, другая бедро. — Где ваша талия, черт побери?

Она отступила.

— Я и без вашей помощи могу взобраться по лестнице, — заявила она. — Я же спускалась, не так ли?

— Как пожелаете, мадам, только не наступите на трупы.

— Трупы? — переспросила она.

— Они умерли не так давно — упали или их сбросили на кучу камней около лестницы.

— Боже мой!..

— Не падайте в обморок, — предупредил он. — Я попытался оттолкнуть их в сторону, но там мало места. Если я сумею поднять вас на третью ступеньку, вы их не заденете.

Дафна сдерживалась из последних сил. Если бы она дала себе волю, ее бы уже била безудержная дрожь.

14
{"b":"6028","o":1}