ЛитМир - Электронная Библиотека

Дафна ничего не сказала. Руперт налил ей кофе. Она взяла чашку и сидела, глядя на нее.

— Надеюсь, вы понимаете, это очень хорошо, что Дюваля нет в Каире? — сказал Руперт. И мысленно добавил: «И Мерзавца Нокса тоже». — Вы же не хотите превратиться в заложницу, тогда ваш брат не осмелится сбежать.

Дафна подняла на него глаза:

— Я это понимаю. Беда в том, что я знаю, что Майлса нет в Каире, и не могу спросить лорда Ноксли, куда эти ужасные люди увезли брата, ибо лорд Ноксли тоже уехал. Я ходила кругами, понапрасну теряя силы, в то время как, имея хотя бы какие-то сведения, я могла бы в чем-то преуспеть.

— Ему это даже в голову не могло прийти. Он думает, что вы в ожидании послушно сидите дома в безопасности, под охраной большого глупого быка из консульства. Однако поставьте себя на место Мерзавца Нокса, — у него созрел блестящий план: не терять времени, разгадать тайну, спасти. Вернуться с братом и ценным папирусом под всеобщие аплодисменты. Леди зарыдает от благодарности… и дарует свое… э… сердце доблестному рыцарю.

Дафна выпрямилась.

— Другая леди, вероятно, — сказала она, — но не эта.

— О, мне тоже не хотелось так думать. — Руперт, конечно, на это и рассчитывал. Он надеялся, что она слишком умна, чтобы смириться с пассивной ролью, предназначенной ей Мерзавцем Ноксом.

Руперт видел, что она готова к сопротивлению. Дафна думала, что он тоже недооценивает ее.

— Как я понимаю, мы отправляемся вслед за ними? — спросил он.

Дафна взглянула на него, и ее напряженность спала, губы сложились в жалкую улыбку, но она взяла себя в руки и вскинула голову:

— Конечно, мы отправляемся вслед за ними.

Именно этого он и ожидал, но все равно его сердце бешено забилось.

— Я так и думал, — спокойно сказал он. — Ну так что же вы предпочтете, мадам, — лодку или верблюда?

Воскресенье, 8 апреля

Спустя два дня Дафна стояла на пороге своей расположенной на корме каюты, остро ощущая присутствие мистера Карсингтона за спиной.

— Ну и как? — спросил он.

— Здесь вполне… достаточно места, — ответила она. «Слишком мало места, — думала она, — слишком много людей».

Судно было дахабейя — нильский вариант яхты. Мистер Карсингтон, удививший ее своими знаниями древней мифологии, назвал ее «Изида» в честь египетской богини, по всему свету искавшей тело своего мужа.

«Изида» была большим удобным судном, которое могло похвастаться шестью каютами с необычно высокими потолками. Шейх Салим предоставил ее своему ученому (!!!) другу мистеру Карсингтону. Шейх позаботился, чтобы его высокому английскому другу не пришлось постоянно наклонять голову, от чего могла заболеть шея.

Если смотреть на «Изиду» с пристани, то ее размеры казались весьма внушительными, особенно при сравнении с другими судами. Чего, однако, нельзя было сказать о ее внутренних помещениях.

Дафна слишком поздно поняла, в каком ограниченном пространстве ей придется пробыть с мистером Карсингтоном в течение весьма неопределенного времени. Она совершила ошибку, избрав путешествие по реке.

На суше ей пришлось бы справляться лишь с песчаными бурями, капризными верблюдами и мародерством бедуинов. Но было уже поздно менять решение! Какую пользу принесет она Майлсу, если ее убьют, а путешествие по пустыне грозило иностранцам смертью. Отправиться в путь в сопровождении большого числа вооруженных людей было бы немного безопаснее, но, чтобы найти их, потребовалось бы слишком много времени.

Оказалось, что мистер Карсингтон мог творить чудеса. На то, чтобы нанять и снабдить судно всем необходимым, ушла бы не одна неделя. Он сделал это за два дня. Может быть, он все-таки был джинном?

— Ваши книги и тетради уложены в шкафы, — говорил ей джинн. — Большую часть вашей одежды и других необходимых вещей Лина взяла в свою каюту, она рядом с вашей. Остальные сундуки и ящики мы сложили в соседней каюте. Я не представлял, что вам потребуется так много вещей. Может быть, ваша коллекция маскарадных костюмов более обширна, чем я предполагал?

— Мы с Майлсом собирались поехать в Фивы. Мы уже все упаковали для поездки: лекарства, ковры, маты, сетку от москитов, зонтик, фонарь, метлу и свечи, все, что требуется каждый день. А в остальных сундуках в основном его вещи.

Дафна осторожно повернулась и направилась по узкому проходу дальше по коридору. Она заглянула в заставленную багажом каюту горничной, Лина будет спать в каюте Дафны. Однако Дафна не могла день за днем оставаться в каюте с ней или с кем-либо другим остальное время суток. Лишенная уединения, Дафна чувствовала бы себя как зверь в клетке. И та и другая женщина также не могли находиться на палубе целый день. Обычаи и полуденная жара не позволяли этого.

«Я буду работать день и ночь», — пообещала себе Дафна. Иероглифы требовали всего ее внимания, не допуская тревожных мыслей и желаний. Она не позволит себе терзаться мыслями о Майлсе. Не станет сожалеть о потерянном времени. И самое главное, она не будет обращать внимания на… достоинства мистера Карсингтона.

Она хотела бы не обращать на него внимания и сейчас, но эта задача была выше ее душевных сил.

Формально Руперт был полностью одет. Но он развязал шейный платок и расстегнул пуговицы сюртука и жилета. Дафна не могла оторвать взгляда от его шеи и бронзового треугольника на его груди. Она помнила жар и тяжесть его тела, прижатого к ее спине там, в пирамиде.

Было невозможно подавить трепет от сознания близости его высокой фигуры. Ей требовалась вся сила воли, чтобы не дать воли рукам. Один шаг, и она коснется этого мускулистого тела.

Дафна проскользнула мимо него к двери каюты, предназначенной для багажа.

— Мы собирались провести некоторое время в Фивах, изучая монументы и гробницы, — торопливо продолжала она. — В этих сундуках находятся секстант Майлса, кипрегель, хронометр, большой и малый телескопы, барометр и рулетка. И его одежда. Похитители, как вы помните, не дали ему времени собраться. — При этих словах ее голос чуть дрогнул.

— Мы найдем его, — пообещал Руперт.

— Да, мы должны. — Живым, надеялась она.

— Дюваль лишь на несколько дней опередил нас. И помните, ваш брат представляет для него большую ценность.

— Пока похитители не узнают правду, — возразила она.

— Он ученый, — сказал Карсингтон. — Он должен знать, как держать их в неведении, заставить поверить, что они должны хорошо с ним обращаться, если хотят найти свои сокровища. На их месте я бы не рисковал, а взял его в Фивы, чтобы он помог найти гробницу.

Он умеет пользоваться непонятным для других научным жаргоном и мог бы месяцами водить их по пустыне в ее поисках. Или он мог бы заставить их копать в любом месте. Такие раскопки занимают недели. Так что, как видите, время работает на нас.

Эти слова извлекли ее ум из мрачных глубин. Несмотря на то что Арчдейл не был ученым, весь мир считал его таковым, и в любом случае Майлс был далеко не дурак.

— Да, я это знаю, — сказала она, — или должна знать. Просто… — Она вспомнила, какой женщиной была неделю назад. Тогда все ее помыслы были устремлены на решение научной загадки.

Дафна посмотрела на Руперта, в его черные глаза, в которых ей, читающей на многих языках, было так трудно что-либо понять и так легко было утонуть.

— В отличие от вас я не привыкла к бурной жизни, — сказала Дафна. — Мой ум работает с ровной, размеренной скоростью. Возможно, в некотором отношении я вела жизнь, подобную жизни тех женщин, которые заперты в гаремах. Они плохо приспособлены к внешнему миру.

— И это все? — Он широко улыбнулся. — Не надо волноваться, я позабочусь о вас.

Руперт стоял так близко, что стоило ей лишь немного сдвинуться, и ее тяжелые одежды, скрывающие фигуру, коснулись бы его.

Ему нравилось это судно. Каюты совсем рядом, узкие, полутемные проходы. И качающаяся палуба, на которой она легко может оступиться и ее надо будет поддержать.

Дафна направилась к носовой части судна.

21
{"b":"6028","o":1}