ЛитМир - Электронная Библиотека

После своего короткого заявления Дафна позволила мистеру Солту отвести ее в тень галереи, выходящей в сад. Она выпила густой крепкий кофе, принесенный слугой, чтобы приободриться.

Она, как ее попросили, рассказала все с самого начала.

Накануне ее брат, слуги и гребцы утром не вернулись из Гизы. В Старом Каире, едва Майлс успел выйти из лодки, как несколько человек, назвавшихся полицейскими, схватили и увели его. Когда Ахмед попытался проследить за ними, чтобы узнать, куда они повели хозяина и почему, его тоже схватили. «Полицейские» затащили Ахмеда в пустынное место, избили до потери сознания и бросили там.

— Я не поняла, зачем они били Ахмеда а потом бросили его, — сказала Дафна. — Он уверен, что эти люди не были полицейскими, и я с ним согласна. Если бы они были служителями закона, то почему не отвели Ахмеда в караульное помещение вместе с Майлсом? Более того, невозможно допустить, что мой брат совершил преступление. Ни один человек в здравом уме и не подумает ссориться с местными властями. Всем известно, что дипломатические соглашения здесь мало что значат.

— Это окажется, как я думаю, глупым недоразумением, — сказал мистер Солт. — Некоторые из этих низших чинов принимают любую мелочь за оскорбление. Да они и не такие честные, как бы хотелось. Все равно не надо впадать в панику. Если мистера Арчдеила посадили в тюрьму, то, не сомневайтесь, власти сообщат мне об этом еще до наступления вечера.

— Я не думаю, что его посадили в тюрьму, — сказала Дафна, повышая голос. — Я думаю, его похитили.

— Ну, ну, я уверен, что не произошло ничего подобного. Просто кому-то нужна взятка, это обыденное явление, — с горечью добавил консул. — Они, кажется, думают, что мы сделаны из золота.

— Если им нужны только деньги, почему они не послали Ахмеда со своими требованиями прямо ко мне? — спросила Дафна. — Зачем они избили его до потери сознания? В этом нет логики. — Она махнула рукой, нетерпеливо отказываясь обсуждать все эти неубедительные предположения. — Я не сомневаюсь, что слугу избили для того, чтобы он не мог сразу же сообщить о похищении. И так уже потеряно много времени, мы рискуем окончательно потерять след моего брата.

— След? — удивился консул. — Это несерьезно. Надеюсь, вы не думаете, что мистер Арчдейл стал жертвой какого-то заговора. Кто рискнет похитить безвредного ученого и поплатиться за это пытками и своей головой?

— Если вы, кто пробыл генеральным консулом в Египте в течение шести лет, не можете найти правдоподобный мотив этого преступления, то спрашивать об этом женщину, пробывшую здесь едва ли три месяца, — абсурд. Мне кажется также бессмысленно обсуждать цель негодяев. Намного разумнее найти виновных и допросить их! Вы так не считаете? И это следует сделать как можно скорее, я так думаю.

— Моя дорогая леди, прошу вас вспомнить, что вы не в Англии, — сказал мистер Солт. — Здесь нет сыщиков с Боу-стрит, которые провели бы расследование. Местная полиция не заменит их, ибо в ней служат помилованные воры. Я не могу позволить себе забросить свои обязанности и искать пропавших людей, как и не могу поручить это моему секретарю. В настоящее время ни один из моих агентов не находится ближе к Каиру, чем на сотню миль. Дела обстоят так, что мы, к сожалению, не имеем достаточно людей и денег, чтобы выполнять работу, которую от нас ожидают. Все мы ужасно заняты, едва ли находится минута, чтобы собраться с мыслями.

Чуть помедлив, он добавил:

— Все, за исключением одного.

Два часа спустя

Дафна совсем забыла, что глубокий траур, закрывающий ее до кончиков туфель, и вуаль на лице выдают в ней европейскую женщину. Пока она не вошла в крепость и не увидела, как смотрят на нее мужчины и затем, отвернувшись, тихо переговариваются между собой, она не задумывалась, что ее появление могло оказаться нежелательным.

Кроме Лины и секретаря консула мистера Бичи, ее сопровождало официальное лицо — один из местных шейхов. Следом за тюремным стражником они двинулись по стертым ступеням лестницы. Чем ниже они спускались в мрачную темноту, тем нестерпимее становились духота и зловоние.

Дафну тошнило от вони, когда они добрались до дна, и она жалела, что настояла на своем желании отправиться вместе со всеми. Она могла бы поручить мистеру Бичи устроить все дела, в ее присутствии не было никакой необходимости. Но она в тот момент плохо соображала. Дафна лишь сознавала, что время уходит и с каждой минутой возрастает опасность, угрожающая Майлсу.

Дафна нуждалась в поддержке, и единственная доступная для нее помощь, как выяснилось, находилась в темнице, глубоко под землей, очевидно, затопляемой во время наводнения. «Неужели это одна из пыток, применяемая здесь?» — подумала она. Неужели они приковывают к стене человека и оставляют его смотреть, как поднимается вода, пока он не захлебнется? Неужели и Майлса ждет нечто подобное? Дафна решительно прогнала ужасный образ и расправила плечи. Возле нее Лина тихо бормотала заклинание против злого духа.

Мужчины, разгоняя мрак, помахали факелами, заменявшими фонари. Свет не пробивался сквозь омерзительный воздух.

— Радуйся, инглизи, — крикнул стражник. — Смотри, кто идет! Не одна, а сразу две женщины.

Звякнули цепи, поднялась очень высокая, темная фигура. Дафна не могла разглядеть лицо узника. В окружении охраны ей нечего было бояться, но все равно ее сердце заколотилось, по коже пробежали мурашки, и каждый нерв натянулся как струна от ощущения опасности.

— Мистер Бичи, — сказала она невольно дрогнувшим голосом, — вы уверены, что это именно тот человек, который мне нужен?

Звучный голос, определенно не принадлежавший мистеру Бичу, насмешливо ответил:

— Это зависит от того, мадам, для чего я вам понадобился.

Глава 2

Руперт не ожидал, что его так обрадует английская речь. Ему смертельно все надоело, и его раздражение нарастало. Звуки женского голоса мгновенно вернули ему хорошее настроение.

Он знал, которая из женщин заговорила. Его глаза уже успели привыкнуть к темноте. Хотя лица обеих были скрыты вуалью, более высокая была одета по-европейски. Карсингтон понял, что она не только англичанка, но и леди. В ее мелодичном голосе, хотя и слегка дрожащем сейчас, он услышал чистое произношение образованного человека.

Однако Руперт не мог определить, старая она или молодая, хорошенькая или нет. Он также знал, что нельзя судить о фигуре женщины, пока не увидишь ее голой. Но если надеяться на лучшее, у нее, должно быть, все было на месте, и если она смогла спуститься по сотням ступеней — значит, достаточно молода.

— Миссис Пембрук, позвольте мне представить мистера Руперта Карсингтона, — сказал Бичи. — Мистер Карсингтон, миссис Пембрук великодушно согласилась заплатить за ваше освобождение.

— В самом деле, мадам? Чертовски благородно с вашей стороны.

— Ничего подобного, — холодно ответила она. — Я вас покупаю.

— Покупаете? Я слышал, что турки жестоки, но никогда бы не подумал, что они продадут меня в рабство. Ну и ну, узнаешь что-то новое с каждым…

— Я покупаю ваши услуги, — ледяным тоном оборвала она его излияния.

— А, признаю свою ошибку! А какого рода услуги вам потребуются?

Руперт услышал, как она резко вдохнула.

Дафна не успела ответить, вмешался мистер Бичи.

— Это поручение, сэр, — вкрадчиво объяснил он. — Мистер Солт освободил вас от выполнения ваших обязанностей в консульстве затем, чтобы вы помогли миссис Пембрук разыскать брата.

— Если вам так нужен брат, то предлагаю вам одного из моих, — сказал Руперт. — У меня их четверо. Все святые, спросите у любого.

Вот его никто и никогда не принимал за святого! Леди повернулась к мистеру Бичи:

— Вы уверены, что это единственный человек, которого вы можете предложить?

— Между прочим, как вы умудрились потерять своего брата? — поинтересовался Руперт. — Я всегда считал, что это невозможно. Куда бы я ни пошел, братья всегда были там. Только здесь их нет. В этом одна из причин, почему я ухватился за представившуюся возможность, побывать в Египте. Должен признаться, я испытал огромное облегчение. Когда отец позвал меня к себе в кабинет, я подумал, что последует что-то вроде того, что он предложил три года назад Алистеру: «Женись, или тебя ждет кое-что похуже смерти». Но мне он сказал: «Почему бы тебе, хороший мой мальчик, не поехать в Египет и не найти там для твоей кузины Трифены еще несколько камешков с картинками. Камни или что еще ей нужно? Эти коричневые, свернутые в трубку штуковины. Папки из рисовой бумаги, что ли?

3
{"b":"6028","o":1}