ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Небесный капитан
Любовь. Секреты разморозки
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Вместе навсегда
Вольные упражнения
Микро
Такая дерзкая. Как быстро и метко отвечать на обидные замечания
Эгоист
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси

И он охотно забыл о своих благих намерениях. Она была теплой, податливой и такой страстной и полностью принадлежала ему. Наконец Дафна всем своим совершенным телом соприкасалась с ним, как будто была создана для его объятий.

Он опустил руки на ее талию. Так естественно было держать ее в своих объятиях. Он забыл о медленной осаде, постепенном преодолении препятствий. Руперт забыл, что еще слишком рано, и он не должен торопиться, иначе в следующий раз она будет настороже. Но слишком многое ему следовало помнить. Он был опьянен ею.

Когда Руперт неуверенно коснулся ее груди, он только смутно услышал, как она неслышно ахнула, а затем вздохнула. Ее грудь была мягкой и теплой и так уютно лежала в его ладони. И самой естественной вещью во всем мире казалась потребность касаться ее кожи и расстегивать лиф ее платья…

— Боже мой! — Дафна оттолкнула его с такой силой, что Руперт пошатнулся и едва не упал. — Что вы делаете?

— Снимаю с вас одежду, — сказал он.

— Нет, нет и нет. — Дафна распахнула дверь, пошатываясь, вошла в каюту и захлопнула за собой дверь.

«Ты знал, что так и будет, — тихо упрекнул он себя, — и все равно расслабился».

Он вышел из коридора и, тихо посвистывая, направился на открытую палубу.

Завиет-эль-Амват, против Миньи

Майлс собирался подплыть к более близкому и малонаселенному восточному берегу, избавиться от кандалов, найти потайное местечко, где бы он мог поспать несколько часов и набраться сил, а затем на рассвете отправиться в путь. В лодке у него были инструменты и оружие, которое он подобрал вместе с корзиной египетского хлеба. Он, как и чечевица, составлял основную пищу команды. На этом он должен продержаться неделю, к концу которой, плывя в дневное время в маленькой лодке, подгоняемой течением, он должен добраться до Каира.

Все, что ему требовалось, если не считать избавления от проклятых оков, — это изменить внешность. Надежнее всего не привлекать к себе внимания. В дневное время Майлс не мог изображать призрака и не мог плыть под покровом темноты, рискуя натолкнуться на другую лодку или сесть на мель. И с опытными нильскими лоцманами происходили несчастные случаи даже в светлое время дня. Ветры приносили из пустыни песок, и русло реки постоянно менялось, и труднее всего плавать было в это время года, когда Нил мелел.

Майлс жалел, что не подумал украсть одежду перед тем, как покинуть тонущее судно, но он займется этим потом. Но оказалось, что он сумел сделать это позднее, чем рассчитывал.

Всю ночь он снимал с себя кандалы. К тому времени, когда это ему удалось, кровь стучала у него в висках, и тряслись руки. От подступившей к горлу тошноты и головокружения он упал на колени. Его вырвало, но тошнота лишь усилилась, голова была в огне.

Всходило солнце, безжалостное египетское солнце, по сравнению с которым английское солнце казалось фонарем в тумане.

Больной то ли чумой, то ли чем-то еще, Майлс не мог идти под палящим солнцем. Он только смог спрятать лицо насколько было возможно, забрал все, что был в силах нести, и поволок свое трясущееся, охваченное жаром тело через полоску плодородной земли к смутно видневшимся за ней скалам.

Много часов спустя, когда он проснулся внутри склепа, Майлс не мог вспомнить, как там очутился. Он подумал, не видел ли его кто-нибудь. Подумал о Дафне с надеждой, что доживет до встречи с ней. Это были его последние ясные мысли. К ночи у него началась горячка.

Среда, 11 апреля

Когда дахабейя «Мемнон» лорда Ноксли прибыла в Минью, у причала его ждал Гази и еще двое мужчин.

Ни один из них не был Майлсом Арчдейлом, обстоятельство, которое несколько омрачило ангельское лицо его милости. Хотя внешне он казался достаточно спокойным, те, кто его знал, без труда определили, что над их головами собираются грозовые тучи.

Гази это понимал. Честно говоря, он ожидал этого, вот почему он поспешил в Минью, как только услышал о катастрофе похитителей. Он позволил двум мужчинам рассказать хозяину их историю. Она была довольно короткой.

Они были единственными, кто уцелел из группы, которую Гази отправил отбить англичанина, друга хозяина, как им сказали. Все остальные умерли, включая и всех похитителей.

Будь эти двое чуточку умнее, они бы тоже притворились мертвыми. И уж конечно, они бы не торчали в Минье, чтобы сообщить своему хозяину плохие вести. Но как и многие из тех, кого нанимал лорд Ноксли, они были людьми недалекими. Они имели дело с его подручными и никогда непосредственно с Золотым Дьяволом.

— Похитители убили англичанина? — спросил его милость. — Как странно. Зачем им убивать ценного заложника?

Этого они не могли объяснить.

— Надеюсь, вы по крайней мере нашли тело моего друга? — поинтересовался его милость.

Они переглянулись. Затем рассказали ему, как на них напал призрак, как раз тогда, когда они привязывали свою маленькую лодку к большой.

Лорд Ноксли почти ничего не сказал, слушая рассказ о призраке, только кивал, как им казалось, с сочувствием и пониманием, и они не замечали, как тучи превращаются в шторм. Он отпустил их, сказав, чтобы они постарались быть полезными на борту «Мемнона». Затем он вместе с Гази направился к кашефу, местному представителю паши.

По дороге Гази представил ему более точную картину событий:

— Мои люди напали на судно. Кто-то обрезал швартовы, и его понесло течением, потому что все дрались и некому было управлять им. Судно село на мель. Эти двое пришли последними, немного позже остальных.

— И сбежали от призрака, «высокого, как великан, и бледного, как саван», — процитировал его милость, качая головой.

— Это ваш английский друг, — сказал Гази. — Он не знал, кем были мои люди, он, вероятно, подумал, что это грабители одной из деревень. Он решил убежать. Ему была нужна лодка. Сделано очень умно.

— Меня это не удивляет. Арчдейл, знаешь ли, гений…

— Я пришел, как только об этом услышал, — продолжал Гази. — У Дюваля есть свои люди на юге, туда и направлялся Фарук. Теперь они узнают о призраке, и Фарук тоже догадается, кто он, потому что совсем не глуп. Я пришел, чтобы найти вашего друга раньше, чем это сделают люди Дюваля.

Грозовая туча немного посветлела.

— Очень разумно, — сказал его милость. Получив одобрение, Гази продолжал:

— Этого призрака часто видят на восточном берегу, среди могил, в местах между Завиет-эль-Амват и Бени Хасан. — Он указал на восточный берег Нила.

— Расстояние около пятнадцати миль, — заметил лорд Ноксли. Он замолчал и посмотрел туда. — И всюду могилы прячутся в скалах. Не говоря уже о том, что многим призрак просто померещился. Арабы так легковерны. Одному показалось, что он видит призрака, и вот уже все видят целые полчища. Не сомневаюсь, Арчдейл будет появляться в нескольких местах одновременно, на поиски потребуется не одна неделя.

— Это правда, они повсюду видят его. Но, я думаю, умный человек держится подальше от деревень и поближе к гробницам. Найти его можно, особенно если кашеф поможет. У него много шпионов.

— Значит, все упирается в бакшиши, — сказал лорд Ноксли и зашагал дальше. — Я позабочусь об этом. — Он задумался, а затем сказал: — Я бы поручил поиски Арчдейла тебе. Фарук все еще не пойман.

— Он знает, что мы идем по его следам, и он изменит свои планы. Думаю, он не задержится в Бени Хасан, чтобы дождаться там, как они договорились, Дюваля. На его месте я бы двинулся на юг. В Дендере находится большая группа французов. Думаю, он пойдет туда.

— Я знаю, зачем там эта группа французов, будь они прокляты, — сказал его милость. — Эти твари получили разрешение забрать великолепный потолок со знаками зодиака из храма богини Хатор. Они не должны получить еще и папирус. Я отправлюсь туда, как только мы договоримся с кашефом.

Дальше они до резиденции чиновника шли молча. Возле нее Гази спросил:

— Эти двое моих людей — трусы. Как вы желаете поступить с ними?

31
{"b":"6028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Экспедитор
Дневник жены юмориста
Влюбленный граф
Анатомия счастья
Тайна третьей невесты
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Копия
Пятизвездочный теремок