ЛитМир - Электронная Библиотека

— Лучше пропусти меня вперед, — сказал он, хотя его разум восставал против этого: узкая погребальная шахта, тесное помещение на дне, где стоит саркофаг, и, вероятно, больше ничего. Если кто-то желал им смерти, то легко мог это устроить.

— Нет, позволь мне, — сказала она. — Я знаю, где это. О, побыстрее! Я их слышу. Наклонись, лучше ползком. Кто-то раскопал… а-а, вот оно. Ты его чувствуешь?

Она схватила его руку и положила на край отверстия.

— Вот оно. До дна все чисто, я проверяла.

— Я спущусь первым, — сказал он.

Наклонная шахта шла вниз под крутым углом. Руперт спускался спиной вперед и соскользнул на дно. Дафна следовала за ним. Погребальная камера оказалась на удивление большой, но пол был засыпан мусором, и знакомый неприятный запах свидетельствовал о близости мертвых. Но ему некогда было думать о мертвецах. Едва Дафна достигла дна, как он услышал голоса. Он оттолкнул ее как можно дальше от отверстия. Свет упал на то место, где они только что стояли, и голоса что-то крикнули вниз по-арабски.

Руперт зарядил пистолет.

Раздался новый голос, на этот раз говоривший по-французски, но с сильным акцентом. Им нечего бояться, сказал голос. Он и его друзья пришли, чтобы спасти английскую леди и джентльмена. С захода солнца, когда утих ветер, все в Ассиуте их ищут.

Руперт приложил палец к губам миссис Пембрук, чтобы она молчала, и осторожно оттащил ее еще дальше от шахты, пока они не оказались в углу камеры.

Дальше идти было некуда.

Он встал впереди нее. Тишина длилась долго, нарушаемая лишь их дыханием. Без сомнения, те, наверху, тоже прислушивались в ожидании каких-нибудь признаков жизни. Но они должны были бы находиться гораздо ближе, чтобы что-то услышать. Наконец кто-то заговорил. К нему присоединился другой голос. Казалось, они спорили. Руперт уловил слова «инглизи», «джинн» и «ифрит».

Они говорили о нем?

Том часто рассказывал нелепые сказки о якобы магических возможностях Руперта, заставившего кашефа Миньи оказать им содействие. Мальчишка бессовестно приукрашивал разные случаи, происходившие во время их путешествия вверх по реке, используя их как доказательства о близких связях своего хозяина со сверхъестественными силами. Отсюда следовало, что Руперт обладал ужасным даром сглаза, то есть мог насылать проклятия и несчастья на тех, кто вызывал его недовольство.

С другой стороны, они могли просто спорить, застрелить ли его или отрубить ему голову, или обсуждать, продать ли английскую леди в рабство, или воспользоваться ею и убить. Они могли упоминать демонов только потому, что было известно, что они обитают в гробницах.

Руперт повернулся и прижался губами к уху Дафны.

— Что они говорят?

— Что в гробнице привидения, — прошептала она. — Зачем лезть вниз, когда демоны или голод скоро заставят нас выйти наружу? Так говорит один. Другой боится, что мы найдем выход. Кажется, они… — Она замолчала, потому что шум над их головами прекратился.

Руперт услышал какое-то движение над шахтой, шорох и скрип. Очевидно, кто-то решил рискнуть и встретиться с демонами. Руперт взвел курок.

Они сразу увидели этого человека еще до того, как он спустился. В руке он держал факел, кроме того, его сверху освещали факелы или фонари, но внизу, в темноте, он еще не заметил Руперта и Дафну. Судя по звукам, за ним спускался еще один человек. Руперт прицелился.

Но тут что-то пролетело мимо него, и человек свалился на пол. Миссис Пембрук прижала к боку Руперта какой-то твердый, неопределенной формы предмет — осколок камня. Она ничего не сказала, но Руперт понял. Он наклонился и подобрал с пола несколько камней. Когда спустился второй бандит, Руперт со всей силой швырнул в него камень. Бандит упал. Кто-то сверху окликнул их.

Пока находившиеся наверху звали своих потерявших сознание товарищей, Руперт поспешно схватил одного из них за ноги и оттащил в глубину камеры. Дафна не нуждалась в указаниях и сделала то же самое с другим.

Видит Бог, она была удивительной женщиной! Камни вместо пистолетов, почти бесшумная расправа. Не сравнить с выстрелами — пули рикошетом отлетали бы от стен, и, вполне возможно, все ветхое сооружение обрушилось бы им на голову.

Все, что могли услышать находившиеся наверху, — это шум падающих камней, это могли осыпаться груды обломков. Им трудно было судить, что там находилось внизу: их жертвы или голодные вампиры.

Теперь уже несколько голосов звали Амина и Омара. Пользуясь шумом, Руперт тихо сказал:

— Если они придут…

— Помоги мне положить эту пару в саркофаг, — шепнула она.

— Сарко… Что?

— Я не могу хладнокровно убить человека, — сказала она. — Нам нечем связать их. Он вот здесь. Крышка сломана.

Факелы бандитов лежали на полу, куда их уронили, один еще горел. Он почти ничего не освещал. Сначала Руперт не мог разглядеть саркофаг. Но Дафна уже подтаскивала одно из неподвижных тел. Руперт потащил другого, ориентируясь на ее дыхание.

Засунуть бандитов в гроб оказалось довольно просто. Другое дело — удержать их в нем. Руперт водрузил сверху несколько кусков разбитой крышки. Это задержит их на некоторое время.

Он не был уверен, что они окажутся достаточно любезны и не очнутся до того, как их приятелям надоест ждать.

Он сомневался и в том, что эти приятели бросят все и уйдут с миром.

Может быть, разумнее просто убить этих двоих сейчас и улучшить соотношение сил. Кинжал сделает это без большого шума. Все его существо содрогнулось от отвращения. Он никогда никого не убивал, и, как и Дафну, мысль о хладнокровном убийстве приводила его в ужас.

Вдруг она сказала:

— Я ошиблась.

Он повернулся на звук ее голоса. Он едва различал ее силуэт в окружавшей их темноте.

— Позади саркофага есть отверстие.

Глава 16

Проход был более узким и не таким гладким, как шахта погребальной камеры. В некоторых местах Руперту приходилось ползти на животе, к тому же путь оказался намного длиннее. В каком-то месте бесконечного подземного хода он предложил остановиться и передохнуть.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

— Не трать воздух на ненужные заботы, — рассердилась Дафна. — Воздуха и так мало. Я не нуждаюсь в отдыхе. А ты не можешь двигаться побыстрее?

— Миссис Пем… Черт, я даже не знаю твоего имени!

— Дафна, — сказала она.

— Дафна, — повторил он, — звучит мило.

— Господи, какое это имеет значение? Ты сдвинешься с места наконец?

— Тебе надо отдохнуть, по-моему, ты задыхаешься.

— Я хочу выбраться отсюда. Сейчас же.

Только теперь Руперт вспомнил, как она панически боялась замкнутого пространства. Он снова пополз, на этот раз стараясь двигаться как можно быстрее. Вероятно, она близка к истерике, и не без оснований. Здесь было жарко, а затхлый воздух действовал удушающе. Ему тоже хотелось выбраться отсюда.

Он полз, надеясь в конце увидеть свет или по крайней мере вдохнуть свежего воздуха. Больше всего Руперт надеялся, что они не попадут из огня в полымя.

Стоявший над погребальной шахтой Хариф понял, что не всегда бренди придает людям храбрости. Никто из оставшихся наверху не хотел спускаться вслед за Омаром и Амином. Там, внизу, слишком тихо, сказали они. Там на дне что-то плохое.

— Это нечистое место, — сказал один трус. — Ослица одержима злыми силами.

Позади них, у входа в пещеру, ослица англичан продолжала вопить дурным голосом.

— Мы слишком шумели, — сказал другой. — Англичане услышали нас и убежали.

— Куда они могли убежать? — спросил Хариф. — Здесь только один вход и один выход.

— А как же лаз, пробитый грабителями? — спросил кто-то еще.

Хариф засмеялся.

— Если они и найдут его, то далеко не уйдут. Он осыпается. Им придется повернуть назад.

— Может, камни свалятся им на голову.

— Значит, они умрут.

— Дюваль будет недоволен.

— Женщину нельзя трогать.

Хариф, как и остальные, был пьян. Упоминание о Дювале отрезвило его. Женщина предназначалась в заложницы Дюваля. С какой целью, Хариф не знал и не особо интересовался. Он не знал и не задумывался о том, что будет с ним, если он не справится с этим заданием.

49
{"b":"6028","o":1}