ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Анна Болейн. Страсть короля
Я говорил, что ты нужна мне?
Твоя лишь сегодня
Анатомия скандала
Узнай меня
Ветер над сопками
Гортензия
Будда слушает

Миссис Бэджли просияла и с надеждой посмотрела на Дариуса.

Дариус сначала захлопал ресницами, потом прищурился, но отступать было поздно.

– Значит, вы разбираетесь и в человеческих недугах, мистер Карсингтон? – удивилась миссис Бэджли.

– Я знаю, как лечить артрит. – Дариус обреченно вздохнул, с опаской глядя на женщину, которая занимала большую часть кресла, предназначенного для двоих.

Он внимательно слушал миссис Бэджли, которая начала долго и нудно перечислять, что у нее болит и какое лечение она уже безуспешно применяла.

Шарлотта повернулась, собираясь уйти, но ее остановил неожиданный вопрос:

– А разве вам, леди Шарлотта, это неинтересно?

– Бедное дитя все это слышала много раз, но она слишком деликатна, чтобы признаться в этом, – добродушно заметила миссис Бэджли.

Хотя Шарлотта получила удобный предлог, чтобы улизнуть, тем не менее она колебалась: ей ужасно хотелось увидеть страдания Карсингтона, вынужденного выслушивать бесконечные излияния престарелой леди.

– Вы пробовали лечиться касторкой, миссис Бэджли? – спросил Дариус.

Касторкой? Он что, шутит? Шарлотта с подозрением посмотрела на молодого человека, однако не смогла прочесть хотя бы намек на насмешку на его лице.

– У меня проблема с суставами, а не с пищеварением, молодой человек, – строго заметила миссис Бэджли. – Что касается моего кишечника, он у меня в идеальном порядке, и я не собираюсь тревожить его, проводя очистительные процедуры и все такое прочее. Если хотите знать мое мнение, касторка – это не что иное, как шарлатанство.

– Полагаю, мне следовало более точно выразиться. – Дариус кашлянул. – Я хотел сказать, не попробовать ли вам втирать касторовое масло в больные суставы; недавно один врач представил научную работу, в которой описал свои эксперименты с применением этого средства. Я рекомендовал его своей бабушке. Хотя она меня терпеть не может, но тем не менее признала, что лечение на нее подействовало положительно.

– Ваша бабушка вас терпеть не может? – удивилась Шарлотта. Этот вопрос как-то сам собой сорвался у нее с языка, потому что удивление и любопытство одержали верх над правилами приличия. Лучше бы она помалкивала, потому что теперь Карсингтон переключил все свое внимание на нее.

– Да, это так, – спокойно сказал он.

– Вздор, – вмешалась миссис Бэджли. – Уверяю вас, молодой человек, хоть родители время от времени считают своих отпрысков несносными, но бабушки и дедушки в своих внуках души не чают; я знаю это из собственного опыта.

– Она на дух меня не выносит, – Дариус не сводил глаз с Шарлотты, – и недели две тому назад специально послала за мной, чтобы сообщить мне об этом.

– Если это правда, – Шарлотта была неприятно поражена, – то странно, что вы этим хвастаете.

– Я и не хвастаю. Я только хотел, чтобы миссис Бэджли поняла: даже скептик, который относится ко мне предвзято, убедился в том, что предложенное мной средство эффективно. Желаете знать, почему именно бабушка не жалует меня?

Шарлотте ужасно хотелось это узнать, но она была уверена, что Карсингтон не захочет ничего рассказывать. Скорее, он хочет, чтобы она сама угадала: имея за плечами восемь сезонов балов, Шарлотте не составило большого труда распознать приглашение пофлиртовать.

– По-моему, не слишком прилично обсуждать столь деликатный вопрос с посторонним человеком, – назидательно сказала она и не спеша удалилась.

Дариус смотрел ей вслед, любуясь грациозными линиями ее бедер. Даже здесь, среди толпы гостей он ловил себя на мысли о том, что не прочь прижаться губами к ее нежной шейке.

Тяжело вздохнув, он с тоской стал вспоминать те волшебные мгновения у пруда, когда его рука коснулась ее груди. Впредь ему следует обходить эту девушку стороной. Он не имел обыкновения сопротивляться искушениям и, напротив, привык им поддаваться. В этом заключалась его проблема.

– Я, кажется, знаю почему, – прервала его мысли миссис Бэджли, и Дариус обернулся; он словно только сейчас вспомнил о существовании миссис Бэджли, которую ни в коем случае не хотел обидеть. Очень часто жены священников обладают большим влиянием, и эта дама, похоже, всем здесь заправляла. К тому же она была двоюродной сестрой лорда Литби.

– Извините, что вы сказали?

– Ваша бабушка не может всерьез вас ненавидеть, но я легко могу предположить, почему она говорит вам подобные неприятные вещи. Оставим в стороне касторку. Я, разумеется, не должна напоминать вам о вашем долге как землевладельца. От вас зависит процветание вашей земли и тех людей, которые на ней трудятся.

– Если быть точным, в настоящее время я не являюсь в полном смысле этого слова законным владельцем земли, – заметил Дариус. – Видите ли, мой отец…

– Прошу вас, не морочьте мне голову всяким юридическим вздором, – оборвала его миссис Бэджли. – Вы несете ответственность за Бичвуд.

– Верно, и я собираюсь как можно скорее привести все в порядок.

– А дом? – Миссис Бэджли вскинула брови. – Я слыхала, вы остановились в «Единороге» в Олтринхеме, а в Бичвуде проживает только небольшая часть прислуги, и к тому же почти все они – лондонцы. Вы привезли лондонских слуг в деревенский дом, а местные жители, которые служили в Бичвуде на протяжении нескольких поколений, лишились работы. Представляете, сколько молодых людей были вынуждены оставить свой дом и свои семьи, чтобы заработать себе на жизнь, – и все из-за этой проволочки с тяжбой в Чансери…

Миссис Бэджли еще долго продолжала разглагольствовать о долге мистера Карсингтона по отношению к Бичвуду и его окрестностям. Она рассказала, что сделали другие, как они пытались сохранить собственность и найти работу, а также место проживания для тех, кто внезапно остался не у дел.

Не выдержав, Дариус стал возражать и попытался объяснить экономическую подоплеку вопроса. По его мнению, самое главное – земля, адом – дело второстепенное. Но миссис Бэджли была явно не в ладах с логикой, она и слушать ничего не желала.

Наконец Карсингтон бросил взгляд в сторону Шарлотты, которая стояла рядом с мачехой и полковником Мореллом. Полковник был статным привлекательным брюнетом одного возраста с Алистэром, третьим сыном лорда Харгейта. От миссис Бэджли Дариус узнал, что Мореллу принадлежало имение к югу от имения лорда Литби. Хотя семья полковника, как и семья Литби, проживала здесь на протяжении нескольких поколений, большую часть своей жизни полковник провел за границей и поселился здесь меньше года назад. Возможно, он не собирался задерживаться здесь надолго, потому что вскоре должен был унаследовать графство в Ланкашире от своего престарелого дядюшки. Нетрудно было заметить, что он наметил леди Шарлотту себе в графини. Хотя этот молодой человек не выказывал своих намерений слишком явно, Дариус видел его насквозь и не сомневался, что Морелл имел виды наледи Шарлотту.

– Вы прекрасно знаете, что случается, когда закладывают собственность, – не унималась миссис Бэджли. – Ни один нормальный человек не захочет таскаться по судам: все боятся быть втянутыми в тяжбу. Так можно погубить самые лучшие и благородные начинания. Даже лорд Литби оказался связан по рукам и ногам. Ему было сказано, чтобы он не вмешивался, так что все это просто возмутительно, сэр. Неужели вы настолько бессердечны, что готовы увековечить произвол?

Услышав слово «бессердечны», Дариус стиснул зубы – он едва сдерживал гнев. С него достаточно было однажды услышать это слово от отца, и бабушка Харгейт тоже так его называла! Лицемеры! Они говорят, что им взбредет в голову, немало не заботясь о чувствах других людей.

– У меня нет ни малейшего намерения увековечивать произвол. – Он вздохнул. – Однако ваша филантропия и добрые намерения не принимают в расчет определенные экономические законы. Этот дом стоит на земле, а не наоборот, поэтому логичнее начинать с земли и хозяйственных помещений, необходимых для скотоводства и земледелия.

– Чепуха! – Миссис Бэджли презрительно фыркнула. – Давайте выясним мнение леди Литби на этот счет.

11
{"b":"6029","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Рыцарь Смерти
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Жестокая красотка