ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Когда говорит сердце
Паиньки тоже бунтуют
Похититель детей
Катарсис. Старый Мамонт
Справочник писателя. Как написать и издать успешную книгу
Разрушенный дворец
Любовь по-драконьи
Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве
Большой роман о математике. История мира через призму математики

Что касается Карсингтона, то для него перестройка дома тоже послужит развлечением, хотя и весьма сомнительного свойства. Шарлотте не терпелось увидеть, какое у их соседа будет лицо, когда он осознает, во что ввязался.

Она приняла самый невинный вид, какой только смогла изобразить.

– Я делала небольшие зарисовки и чертежи во время перестройки дома и после нее. Еще у нас имеются чертежи, сделанные архитекторами, и рисунки художников – это наш старый дом и хозяйственные постройки. Папа хранит все чертежи и эскизы, связанные с имением; может быть, вам будет интересно взглянуть на эти бумаги?

Дариус поднял бровь.

– Они находятся в библиотеке, – ехидно прибавила Шарлотта. – Если вам любопытно, буду рада показать их вам.

Дариус бросил взгляд на миссис Бэджли.

– Вы и представить себе не можете, как я счастлив, – обреченно сказал он и быстро отвел глаза.

Глава 4

Следуя за леди Шарлоттой, которая вывела его из гостиной, Дариус размышлял о том, что для него куда лучше было бы провести время в обществе мужчин. Он словно чувствовал грядущие неприятности, тем более что ему уже дано было знать, какие еще задумки у леди Шарлотты на уме.

Через большой зал они прошли к библиотеке. Было очевидно, что этой большой и удобно устроенной комнатой пользовались достаточно часто. Дубовые полки располагались по всему пространству стен, а в центре помещения располагалась механическая модель Вселенной. Еще Дариус отметил пару глобусов и телескоп, а также несколько столов разного вида и лестницу-стремянку. Другими словами, здесь имелись все необходимые для библиотеки предметы. Возле камина, откинув голову на спинку дивана, спал, похрапывая, священник; перед ним на столике лежала открытая книга.

– Похоже, я не единственный, кто предпочел убежать от придирок миссис Бэджли, – пробормотал Дариус.

Шарлотта искоса посмотрела на него холодными голубыми глазами и быстро отвела взгляд.

– Папа всегда позволяет гостям свободно перемещаться по Литби-Холлу. Он хочет, чтобы они чувствовали себя здесь как дома.

Затем она подвела Дариуса к большому столу, который стоял у окна, выходившего на северную сторону. За окном долгий летний день клонился к закату. Небо было затянуто тяжелыми облаками, и Дариус почти тут же услышал, как дождь забарабанил по террасе.

У стены, между двумя темнеющими окнами, находилось трюмо, на котором стояла пара канделябров. Языки пламени свечей отражались в зеркалах, как и то, что было у них за спиной: открытая дверь библиотеки, а за ней слуги, снующие по большому залу.

Шарлотта раскрыла лежащую на столе пухлую папку, а Дариус тем временем стал прохаживаться по комнате и внимательно ее осматривать. Он даже заглянул под стол, потом обошел его кругом и посмотрел, что находится за столом, после чего подошел к окну.

– Эскизы и чертежи находятся здесь, мистер Карсингтон. – Шарлотта постучала пальцем по папке.

– Возможно, но мне интересно знать, где спрятана ловушка, – сказал Дариус тихо. – В чем подвох на этот раз? Сначала – миссис С, затем миссис Б., потом леди Д. Любопытно, что последует за всем этим? Может быть, сейчас прямо у меня под ногами обрушится пол и я провалюсь в подземелье, в яму с ядовитыми змеями?

Шарлотта, не выдержав, усмехнулась:

– В Литби-Холле нет змей.

– Отнюдь. Одна разновидность змей может заговорить вас до смерти, другая готова наброситься и изводить нападками и упреками или разорить, ремонтируя ваш дом.

У Шарлотты снова дрогнули губы, но она тут же заставила себя успокоиться.

– У нас есть рисунок, на котором показан Литби-Холл в конце семнадцатого века, – произнесла она тоном экскурсовода. – Есть также изображение Литби-Холла спустя полтора века – оно более или менее похоже на то, что моя мачеха застала, когда впервые приехала сюда.

Дариус подошел ближе.

– Это ров? – спросил он, беря со стола один из рисунков.

Шарлотта кивнула:

– Был. Сейчас от него уже ничего не осталось. Один из участков дедушка превратил в декоративное озеро. Там, где расположены кухни и комната слуг, когда-то находилась оранжерея. На этом рисунке видно, как выглядел кухонный двор. Лиззи добавила переднюю, вот здесь. – Шарлотта показала на рисунке, где именно. – Но самые большие перемены произошли внутри. Прежде дом выглядел мрачным, унылым, холодным и нагонял тоску; по крайней мере так мне казалось, когда я была ребенком. С появлением Лиззи дом наполнился теплом и светом.

Дариус повернулся и посмотрел на Шарлотту, удивленный тем, как потеплел у нее голос, когда она заговорила о том, как ее мачеха преобразила имение.

– Вижу, вы очень привязаны к ней, – заметил он.

– Да, – призналась Шарлотта. – Знаю, для большинства людей это звучит странно. Многие считают, что мачех всегда ненавидят.

– Это и вправду несколько необычно, – согласился Дариус. – Женские особи могут охранять свою территорию даже более рьяно, чем самцы.

– Правда? – Шарлотта подняла глаза, и у Дариуса появилось ощущение, что она его толи оценивает, толи проверяет. – Выходит, вы, мистер Карсингтон, проводили исследование женщин? Удивлена, что до сих пор ничего об этом не слышала. Папа вас цитирует столь часто, что вы невольно представлялись мне умудренным опытом старцем. – Она отвела взгляд и сдвинула брови. – Да-да, сутулый седовласый старец, который носит очки. Должно быть, ваши лекции производят на людей неизгладимое впечатление…

Ах, какая она умница – взяла и незаметно повернула русло беседы, переведя разговор с себя на него! Удивительно, что ей в ее возрасте так легко удается это делать.

Впрочем, напомнил себе Дариус, ему в его возрасте тоже кое-что известно.

– Я еще не читал лекции о семейных взаимоотношениях, – заметил Дариус. – Однако я их изучал. Ваш случай весьма занимателен и ставит меня в тупик. Когда ваш отец повторно женился, вы уже вышли из детского возраста и вам пришлось искать общий язык с женщиной, которая была всего на девять лет старше вас. Потом эта женщина родила вашему отцу четверых сыновей, старший из которых наследует титул и имущество. Тем не менее непохоже, чтобы вы негодовали по этому поводу.

– Верно, потому что для меня это все равно что иметь старшую сестру, – призналась Шарлотта.

– Однако многие злятся на своих сестер и братьев и ревнуют к ним родителей, – со знанием дела заметил Дариус.

– Беру на себя смелость предположить, что вам это известно из собственного опыта. Кажется, у вас четыре старших брата?

Проклятие, а она не промах! Пожалуй, даже чересчур сообразительная.

– Мне не придется до скончания века жить с ними под одной крышей, а женщинам очень часто приходится это делать. Поэтому они обычно стремятся завести собственную семью.

– Моя семья здесь, – уверенно сказала Шарлотта и тут же достала из папки несколько эскизов, явно стремясь показать, что тема закрыта.

Дариус пожал плечами. В конце концов, он не привык разговаривать с юными особами из высшего общества.

Хотя миссис Стиплтон болтала без умолку, ко всем известным ему слухам о леди Шарлотте она добавила всего один: он был связан с тем таинственным заболеванием, которое случилось с ней в юности. Тогда окружающие некоторое время даже думали, что леди Шарлотта вскоре последует за своей матушкой в могилу, однако после того, как мачеха отвезла ее на север Англии, а потом в швейцарские Альпы, где они пробыли довольно продолжительное время, Шарлотта полностью оправилась от своей болезни и впоследствии, в возрасте двадцати лет, впервые появилась в свете.

Именно из-за ее заболевания, как полагала миссис Стиплтон, лорд Литби предоставлял своей дочери гораздо больше свободы, чем это принято в обществе. И все равно это мало что объясняло. За семь сезонов у леди Шарлотты, конечно же, была возможность найти себе мужа.

– Не все перемены, которые произвела Лиззи, касаются внешнего вида дома, – заметила Шарлотта. – Внутри тоже были произведены необходимый ремонт и переустройство.

13
{"b":"6029","o":1}