ЛитМир - Электронная Библиотека

Дариус принялся внимательно разглядывать эскизы, а Шарлотта продолжала свой рассказ о новых колпаках для домовых труб, об окнах, о полах, выложенных плиткой, о туалетах со смывом, умывальниках, колокольчиках для вызова слуг, об окраске, штукатурке, побелке и прочих работах, так что вскоре у Дариуса отпали последние сомнения в том, что приведение в божеский вид Бичвуд-Хауса обойдется ему в кругленькую сумму. Между тем он не желал думать о деньгах, трубах и варочных панелях, когда рядом с ним уютно расположилась такая красавица. Он так близко подошел к ней, что почувствовал ее аромат. Леди Шарлотта говорила о вентиляции, а он мог думать только о витавшем вокруг нее легком запахе цветов и травы.

Дариус наклонил голову и вдохнул этот запах, при этом ее нежная шея оказалась всего в нескольких дюймах от его губ.

«Ты на волосок от своей погибели», – шепнул Дариусу голос разума, и он, сделав над собой усилие, выпрямился, но заставить себя думать о ремонте дома так и не смог. Пока Шарлотта говорила о хозяйственных вопросах, в мыслях у него было только одно: поскорее схватить ее на руки и бросить в постель.

И вдруг он увидел, как она хитро улыбнулась. Такая же довольная улыбка была на лице Шарлотты, когда она передавала его в распоряжение миссис Стиплтон.

«Смотри, она же играет с тобой! – не унимался голос разума. – Однако она совсем не так наивна, как тебе кажется».

– Похоже, работы впереди непочатый край, – заметил он. – Не представляю, как леди Литби со всем этим справится. Несмотря на то что у нее будут многочисленные помощники, ей придется руководить всем и вникать в каждую деталь.

– Нет, не придется, если вы наймете компетентного управляющего. – Склонив голову набок, Шарлотта внимательно изучала эскизы; при этом серьги у нее в ушах слегка покачивались. – Ваш земельный агент Кейстед наверняка сможет найти подходящего человека на эту должность.

– В настоящее время он как раз подыскивает мне управляющего земельными угодьями, – сообщил Дариус. – Полагаю, с таким же успехом управляющий сможет не только распоряжаться моей землей, но и руководить моим домашним хозяйством.

Шарлотта нахмурилась:

– Так было организовано дело у покойной леди Маргарет, и мой отец тоже так поступал. Однако эта система доказала свою неэффективность и вышла из моды. Никто сейчас не ведет дела по старинке.

– Бичвуд – это не Литби-Холл, – парировал Дариус, – и у меня более скромные нужды, чем у пэра-жизнелюба с многочисленным потомством и широким кругом знакомых.

Шарлотта пододвинулась, и Дариус оказался так близко, что почувствовал тепло, которое шло от ее тела. Он никуда не мог деться от ее чистого запаха. Его губы очутились всего в нескольких дюймах от ее губ, и тут Шарлотта вдруг спросила:

– Полковник, каково ваше мнение относительно управляющих имением?

Дариус был раздосадован, он посмотрел в ту же сторону, куда был обращен взор Шарлотты, и увидел полковника Морелла, который, стоя в дверях, внимательно слушал и наблюдал за происходящим.

– Мне кажется, для небольшого дома, особенно для такого, где обитает холостяк, будет вполне достаточно нанять дворецкого, – отозвался он. – Мы, солдаты, привыкли к спартанскому образу жизни. Я считаю разумным нанять экономку, камердинера и еще, возможно, нескольких слуг. Однако мне говорили, что в глазах света это ужасная скупость, позорящая человека и несоответствующая его положению в обществе. – Морелл подошел к столу и взглянул на рисунки. – Это ваша работа, леди Шарлотта? Все сделано очень профессионально.

Потянувшись за очередным наброском, Морелл пододвинулся ближе к Шарлотте, заставив ее отступить. При этом Шарлотта невольно прислонилась к Дариусу, отчего у нее перехватило дыхание.

Стараясь дышать ровнее, Дариус как ни чем не бывало потянулся за следующим рисунком.

– А вот и маслобойня, – удовлетворенно заметил он. – Одна из вещей, по которым я скучаю в Лондоне, – это парное молоко и свежее масло. Городское молоко на вкус совсем другое.

– Тогда вам не обойтись без коров. – Шарлотта наступила Дариусу на ногу и постаралась надавить посильнее, но Дариус не уступил.

– Я – деревенский житель, – сказал он, – и прекрасно знаю, откуда берутся молоко и сливки.

Шарлотта перенесла весь свой вес на ногу, и Дариусу стало больно. На этот раз он чуть не вскрикнул и сдался.

– Я думал, что вы – лондонец, – удивился полковник Морелл, внимательно разглядывая чертеж дома. – По-моему, вы там часто читаете лекции.

Следя затем, чтобы носки его туфель находились вне пределов досягаемости для Шарлотты, Дариус взял со стола еще один лист бумаги; при этом выполненный цветным карандашом рисунок, который был прикреплен сверху чертежа, упал на стол.

Шарлотта потянулась к рисунку, но Дариус ее опередил.

– В Лондоне я действительно читаю лекции, а в деревне я учусь. Это в Дербишире, недалеко отсюда. Скажите, кто это прелестное создание, леди Шарлотта? Никак не разберу надпись. На рисунке какая-то женщина сидела на крылечке домика, качая на руках маленького ребенка. Шарлотта вырвала рисунок у него из рук.

– Наверное, этот листок случайно упал на пол, – раздраженно объяснила она. – Скорее всего одна из служанок подняла его, когда убирала комнату, и по ошибке положила вместе с другими бумагами. Рисунок не имеет никакого отношения к этой папке. Здесь изображена одна жительница деревни со своим малышом: что-то наподобие деревенской пасторали. Итак, я оставляю вас, джентльмены, чтобы вы без помех обсудили все детали молочного скотоводства. – С этими словами Шарлотта поспешила прочь из библиотеки.

Все это как-то странно. Дариус задумчиво покрутил в руках карандаш.

Морелл, вероятно, подумал то же самое. Недоуменно сдвинув брови, он повернулся и посмотрел вслед удаляющейся Шарлотте, однако воздержался от каких-либо замечаний по этому поводу.

Подчеркнуто вежливо мужчины обменялись мнениями относительно маслобоен, пивоварен. Они дружно согласились, что двор кухни Литби-Холла расположен и организован очень удобно. Затем вошла миссис Бэджли и разбудила своего супруга, после чего они все вернулись в гостиную.

Теперь Дариус держался на значительном расстоянии от Шарлотты; он до сих пор не мог поверить, что пошел на огромный риск и позволил себе в библиотеке ужасные дерзости. Ему же не пятнадцать, и он отлично знал, как нужно себя вести с леди. Сейчас, как никогда, от него требовалось сохранять трезвую голову: он собирался возродить Бичвуд, а не влипнуть в историю с незамужней девицей благородного происхождения.

Однако его неприятности уже начались. Винить никого, кроме себя, в этом он не мог. Каким образом он собирается оплачивать ремонт и обновление интерьера дома, затеянное леди Литби, интересно узнать?

Пожалуй, ему пора как-то выпутываться из этой истории.

Пока Карсингтон обдумывал то, как именно он собирается отделаться от участия в делах леди Литби, вечер подошел к концу. Прощаясь с хозяевами, он все время мрачно размышлял о том, что сегодня его ждет ночь, полная бесконечных самообвинений, и тут ему неожиданно подвернулось решение проблемы.

– Супруга сообщила, что собирается заняться вашим домом, – добродушно сказал лорд Литби. – Я советую вам быть осмотрительным, сэр. Леди Литби выглядит утонченной и милой, однако, если вы потеряете бдительность, она станет помыкать вами.

– Надеюсь, на самом деле я не столь опасна! – смеясь, сказала Лиззи. – Я только желаю создать уютный дом для мистера Карсингтона – настоящий островок спокойствия, куда можно возвращаться после тяжелого дня.

– Боюсь, ваши с мистером Карсингтоном представления об уюте и удобстве кардинальным образом расходятся, – заметил лорд Литби. – Мистер Карсингтон – человек науки; не думаю, что он будет развлекать в своем доме многочисленных гостей, как это делаем мы. И, разумеется, он едва ли станет гнаться за модой. – Граф перевел взгляд на Дариуса: – Вы должны постоять за себя, молодой человек. Скажите моей жене прямо, чего вы хотите.

14
{"b":"6029","o":1}