ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не больше, чем вы. Разве настоящим леди позволено делать что-то своими нежными ручками? А вы тем не менее сами разбираете книги.

– Я только хотела, чтобы работа была выполнена как следует. – Держа в руках том «Илиады» Гомера, Шарлотта спустилась с лесенки на пол. Дариусу было любопытно, знает ли она, что это за книга, и он решил проверить свои подозрения, поскольку сомневался, что Шарлотту обучали греческому языку. За исключением редких случаев – таких, как с его снохой Дафни, – классические языки не были включены в программу обучения для барышень, а по своему опыту он знал, что чем выше стояла дама на социальной лестнице, тем меньше значили для нее ум и эрудиция.

Получить ответ на его вопрос было проще простого.

– Интересно, куда лучше всего будет поставить греческую эротическую поэзию? – спросил он.

Шарлотта опустила глаза на книгу; ее лицо и шея мгновенно покраснели. По ее реакции он догадался, что по-гречески она читает не лучше, чем он разбирается в египетских письменах.

На Шарлотте было платье с высоким вырезом и с большим количеством рюшек и оборок; несколько верхних пуговиц расстегнулись, выставляя на обозрение ее шею и верхнюю часть груди.

– Под буквой «и», – ответила Шарлотта.

– «И»… – задумчиво повторил мистер Карсингтон; в этот момент он мог думать только о ее нежной шейке и груди, ощущать слабый мускусный запах, который казался ему чертовски приятным. В мире животных нечто подобное – запах разгоряченной самки – заставляло самцов совершать подкопы под заборами и перепрыгивать через высокие стены. – Возможно, вы захотите вытереть… э-э… Боюсь оскорбить ваш слух, назвав это… это самое… – Дариус вынул носовой платок.

– Благодарю вас. – Шарлотта взяла из его руки платок и вытерла пот со лба, а Дариус тем временем перевел взгляд на полки у нее за спиной. Определенно там что-то было не так. Впрочем, сейчас Дариус находился в чересчур расслабленном состоянии и не мог сразу определить, в чем дело.

Ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы сосредоточиться.

– «И»… – повторил он. – Что-то я не пойму: слово «греческий» начинается с буквы «г», «поэзия» – с «п», «эротика» – с «э».

– «И» означает «иностранная литература».

– Ах вот как, иностранная литература! Шарлотта кивнула.

Дариус недоуменно огляделся по сторонам, затем подошел к одной из полок и стал разглядывать корешки стоящих на ней книг.

– Вы расставили все в алфавитном порядке, – заметил он.

– Да. – Шарлотта явно гордилась собой.

– По названиям книг.

– Да, кроме произведений иностранных авторов. Я хотела расставить все остальные по фамилиям, но решила, что вам легче будет запомнить книги именно по их названиям.

Дариус продолжал внимательно разглядывать книги на полках.

– Я вижу, здесь очень много книг под буквой «о», – задумчиво заметил он. – «Основы законодательства», «Основы политики», «Основы сельского хозяйства», «Основы растениеводства», «Основы химии».

– Да я и сама удивилась, как много их тут оказалось, – беспечно согласилась Шарлотта. – Но под литерой «н» также оказалось немало книг: «Научные основы земледелия», «Научные основы скотоводства», «Научный анализ», «Наука и мораль», «Научный подход к лечению переломов у животных», «Научный метод в изучении природы». – Она показала рукой на другой стеллаж: – Вон там находится изрядное количество томов на букву «п» на самые разнообразные темы: это всевозможные практические пособия.

– Значит, под буквой «и» помешается иностранная литература?

– Да. – Шарлотта улыбнулась ему лучезарной улыбкой. – Но прошу вас, не благодарите меня: уверяю, это доставило мне истинное удовольствие. – Она вернула Дариусу носовой платок, положила томик Гомера на соседний стеллаж и с чувством хорошо исполненного долга направилась к двери.

Дариус молча смотрел, как она грациозно шествовала, покачивая бедрами.

Когда шаги Шарлотты стихли, он огляделся по сторонам. Кругом лежали открытые ящики; некоторые из них уже опустели, в других еще находились книги. Несколько пустых ящиков лежали вверх дном, а на них сверху громоздились большущие стопки, в любую минуту готовые упасть. Полки, где помешались разделы под буквами «о», «н» и «п», ломились под тяжестью громадного количества книг, зато другие полки оставались полупустыми.

– Да уж, хороша расстановочка! – с обреченным видом пробормотал Дариус. Дариус перевел растерянный взгляд на Дейзи, которая все еще оставалась в библиотеке. При звуке его голоса она перестала жевать книгу и подняла голову.

Дейзи нельзя было назвать симпатичной, если уместно вообще сказать такое о собаке. Бульдогов разводят и ценят не за их внешний вид, а за их жестокость и беспощадность. Глядя на ее приплюснутую морду, любой мог предположить, что когда-то, возможно, на охоте на медведей, огромный зверь сел на одного из предков Дейзи. Ее кривые клыки пугали, из ее пасти сочилась слюна. С другой стороны, коричневая с белым шерстка была гладкой и ухоженной, а нрав Дейзи – миролюбив и дружелюбен. Она казалась слишком мелкой даже для молодой самки.

Впрочем, разве ему надо думать об этом?

– «И» означает «иностранная литература», – повторил Дариус и перевел взгляд на носовой платок, который все еще держал в руке. – Черт побери! – печально сказал он и, поднеся платок клипу, вдохнул легкий аромат.

Глядя прямо перед собой, Шарлотта так торопилась, идя по коридору, что чуть не столкнулась с Лиззи.

Резко остановившись, она заставила себя успокоиться и попыталась привести в порядок свои чувства.

Лиззи удивленно поглядела на нее; от ее пристального взгляда не укрылись ни пыльные туфли Шарлотты, ни ее грязный чепец.

– Боюсь даже спрашивать, что с тобой приключилось на сей раз.

– Просто я расставляла книги мистера Карсингтона, – сказала Шарлотта.

– Сама? Она кивнула.

– Слуги были заняты более важными делами.

На самом деле Шарлотту одолело любопытство, и она не смогла устоять перед искушением: ей ужасно хотелось увидеть вещи, принадлежащие Карсингтону. Книги человека могут очень многое рассказать о нем. Правда, это правило действовало только в отношении тех людей, которые в самом деле читали книги, а не просто хранили их в личных библиотеках, чтобы поражать воображение гостей. Вряд ли Карсингтон относился к этой категории людей – выскочек, изо всех сил пытающихся пролезть наверх по социальной лестнице; его не заботило впечатление, которое он производил на окружающих. Вот почему Шарлотта надеялась, что книги прольют свет на его личность. Обычно ей без особого труда удавалось раскусить мужчину и понять, что он собой представляет, а затем направить его интерес в нужном ей направлении, и при этом не позволить уличить себя в хитрой уловке. Однако, судя по всему, Карсингтон был крепким орешком.

Шарлотта предполагала, что трудности с новым соседом возникли из-за того, что своим неожиданным появлением он застал ее врасплох и потом она все делала не так. Будучи неготовой к встрече, она вела себя необдуманно, и до сих пор ей не удалось выработать верный стиль общения с ним.

– Карсингтон – ученый, – сообщила она, – вот я и подумала, что для него важнее всего доступ к книгам.

– Я видела ящики в библиотеке, – сказала Лиззи. – У мистера Карсингтона очень много книг. Неудивительно, что ты вся взъерошенная и разгоряченная.

Шарлотта была сильной деревенской девушкой, и ее мачеха это прекрасно понимала. Каждый день Шарлотта проходила несколько километров, и едва ли ее так сильно перенапрягла расстановка книг по полкам в библиотеке в течение нескольких часов. Вынимать книги из ящиков, раскладывать их по полкам не такой уж большой труд, и это не могло подействовать на Шарлотту так, как повлияло на нее неожиданное появление на пороге библиотеки Карсингтона – без шляпы и с растрепанными золотистыми волосами. При одном взгляде на него Шарлотта вспотела, словно целый день носила камни под палящим солнцем.

– Господи! – пробормотала она. – Мне и правда нужно принять ванну!

17
{"b":"6029","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Опыт «социального экстремиста»
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Редизайн лидерства: Руководитель как творец, инженер, ученый и человек
Неожиданное признание
Бизнес: Restart: 25 способов выйти на новый уровень
Колыбельная звезд
Ищи в себе
Сегодня – позавчера. Испытание сталью