ЛитМир - Электронная Библиотека

И почему она не мальчишка? Тогда можно было бы скинуть с себя одежду и окунуться голышом в озеро, которое располагалось всего в двух шагах отсюда.

Наверное, Карсингтон, когда был мальчишкой, так и делал, и скорее всего он до сих пор купается нагишом.

Шарлотта представила его купающимся в озере – широкие плечи, узкие бедра, длинные, мускулистые ноги…

Она попыталась об этом не думать, но было слишком поздно. На нее нахлынула волна болезненной тоски и одиночества, и одновременно с ними пришло томление. Шарлотта вспомнила лицо Карсингтона, который неожиданно поверил, что она проделала трюк с книгами не нарочно. Ее шутка, похоже, удалась на славу. Шарлотта тогда еле-еле удержалась от смеха. Ей хотелось показать ему язык; а еще хотелось, чтобы он снял ее с лесенки и она угодила бы прямо в его объятия.

Ее переполняло целое половодье чувств… До боли знакомые, щемящие ощущения. А она-то думала, что давным-давно похоронила эти чувства. Ей бы лучше как можно быстрее убежать отсюда – убежать из этого дома, но разве это возможно?

– Я буду готова к отъезду через минуту. – Лиззи улыбнулась.

– Что ж, буду ждать тебя возле экипажа. – Шарлотта повернулась и отправилась к выходу.

– А где Дейзи? – внезапно поинтересовалась Лиззи. Только тут Шарлотта сообразила, что собака не пошла за ней следом.

– Наверное, все еще в библиотеке…

– Одна? – удивилась Лиззи. – Рядом с ценными книгами?

– Нет, не одна. С мистером Карсингтоном. – Шарлотта невольно замедлила шаг, но тут же снова заторопилась дальше.

Двадцать минут спустя

Проезжая мимо бичвудского озера, Шарлотта заметила, как что-то мелькнуло среди деревьев.

На озере в парке Литби имелись мостки, с которых ее маленькие кузены, приезжая в гости, прыгали нагишом в воду, что девочкам было категорически запрещено.

Шарлотта представила, что обнаженный мистер Карсингтон с разбегу бросается в воду, как это делали ее двоюродные братья, и вдруг услышала у самого уха голос Лиззи:

– Давай-ка лучше я стану управлять экипажем, ты не смотришь, куда едешь…

Два часа спустя

Оставшись один, Дариус предался гневу, а когда выпустил пар, дал Гудбоди задание восстановить порядок в библиотеке. При таком количестве слуг его камердинеру не составит большого труда быстро расставить книги так, как они должны стоять. Обычно среди слуг порядок соблюдался неукоснительно: у каждой горничной имелся свой круг обязанностей и свой участок дома, за уборку которого она отвечала. Распределение и соблюдение расписанного до мелочей графика уборок закрепили за Гудбоди, который знал толк в этих вещах и любил ими заниматься.

Дариус интересовался бы этими вещами больше, будь хоть кто-то из служанок посмазливее, но так как его глазу не на ком было остановиться, он возложил на своего камердинера обязанности по руководству армией слуг, а сам направился к конюшням, где его уже ждал конюх – Джоэл Роджерс. Вдвоем им предстояло решить, что делать с полом – менять его или ремонтировать старый. Кроме того, нужно было думать, как поступить с устаревшей канализацией.

Когда Дариус подходил к конюшне, навстречу ему выбежал взволнованный конюх:

– Полагаю, вы уже слышали, сэр? Я оседлал для вас кобылу – вы ведь все равно велели бы это сделать…

– Слышал о чем? – Дариус насторожился.

– О несчастном случае, разумеется. Там на дороге, которая ведет от вашего дома.

Дариус похолодел.

– Что ты несешь? – поспешно спросил он.

– Чистая правда, сэр, леди Шарлотта и леди Литби – такая незадача! Их экипаж угодил в рытвину на дороге, колесо сломалось и…

Дариус мысленно представил, как бездыханное искалеченное тело Шарлотты несут к дому, и тут же засыпал конюха вопросами, но тот больше ничего не мог ему сообщить. Сам он услыхал эту неприятную новость от кузнеца, который случайно проходил мимо и увидел на дороге сломанный экипаж.

Не в силах дольше медлить, Дариус вскочил на лошадь и вскоре уже был на месте.

Коляска завалилась набок на обочине дороги, ее колесо действительно было сломано, но разум подсказывал ему, что это еще не самое большое несчастье. Если бы произошла трагедия, страшная новость мгновенно распространилась бы по окрестностям и слуги барабанили бы ему в двери, чтобы сообщить о случившемся.

Однако сейчас Дариус был не в состоянии внимать голосу разума.

Переведя лошадь в галоп, он сломя голову помчался в Литби-Холл.

Подъехав к особняку Литби, Дариус обнаружил, что там все шло как обычно: работающие в усадьбе слуги не толпились возле дома, ожидая вестей, как было бы, если бы стряслось что-то страшное.

Мысленно представляя Шарлотту такой, какой он видел ее в последний раз, Дариус посмотрел в сторону окон второго этажа; воображение рисовало ему приятную картину: выходящую из ванны даму, обнаженную, как Венера Боттичелли. Длинные белокурые волосы струились по ее плечам, предзакатное солнце покрывало золотом нежную кожу.

«С ума, что ли, я сошел?» – спросил он себя. Теперь нужно думать о том, чтобы с ней не случилось ничего плохого, а не о том, как она купается в ванне. И молить Бога, чтобы она осталась целой и невредимой.

Подойдя к конюшне, Дариус услышал ругань и крики, и это не предвещало ничего хорошего. Один из конюхов стоял в дверях, принимая участие в оживленном споре; заметив Карсингтона, он повернулся и поспешил к нему.

Дариус спешился, передал ему лошадь и собирался уже справиться о последних новостях, как вдруг услышал знакомый женский голос.

– Нет, – громко заявила леди Шарлотта в ответ на недовольное ворчание слуг. – Ее нужно мыть теплой водой. Дайте вон ту тряпку, Дженкинс, а вы помолчите, мне надо подумать!

У Дариуса мгновенно отлегло от сердца, и он стал с интересом наблюдать за происходящим.

Двое мужчин в конюшне были поглощены спором: они стояли, выпятив вперед груди и исподлобья глядя друг на друга, старший, с рыжими волосами и красным лицом, наверняка был кучером, другой, поменьше ростом, жилистый и худощавый, – главным конюхом.

– Если вы сделаете так, как он говорит, ваша светлость, кобыле станет только хуже, – утверждал кучер. – Из-за раны силы ее покидают, и она теряет тепло. Чтобы поднять ее дух, вам нужно применить для лечения специальную черную мазь.

– Мазь на такую царапину? – с иронией в голосе произнес конюх. – Вот тогда у нее точно будет жар. Ей нужно поскорее поставить припарки, если только вы не хотите ее убить.

– Я работаю здесь с юных лет и ни разу не убил ни одной лошади…

– Просто они все умирали своей смертью, так?

– Но, ваша светлость…

– Ваша светлость знает, что припарки – это действенное средство…

Лицо кучера покраснело от гнева; всем своим видом он демонстрировал агрессию, но конюх не отступил.

– Почему бы тогда ей вдобавок ко всему еще и не пустить кровь? – язвительно спросил кучер. – Тогда она лишится последних сил, которые у нее остались. Вот что выходит, когда некоторые не знают свое дело. Я смотрю за лошадьми с юных лет, с тех пор, когда вы еще были маленькой девочкой, ваша светлость. Эта кобыла приписана к каретному сараю, и я за нее отвечаю.

– Если бы ее светлости нравилось то, как ты ухаживаешь за лошадью, разве она привела бы ее сейчас ко мне?

– Все, хватит! – прикрикнула Шарлотта. – Да что это с вами такое: Белинда повредила ногу, а вы только сильнее пугаете ее.

Дариус тихо кашлянул, и спорящие мгновенно повернули к нему головы. Шарлотта была явно ошеломлена: она даже не заметила, что вода капает с мокрой тряпки на ее платье.

Пройдя в конюшню, Дариус ощутил знакомые запахи лошадей и сена. Стойла выглядели просторными и аккуратными. Хотя его конюшня была гораздо меньше по размеру, чтобы довести ее до такого же порядка и чистоты, ему придется приложить немало усилий.

К счастью, непохоже было, что Шарлотта пострадала, и к тому же, судя по всему, она не потеряла присутствия духа.

18
{"b":"6029","o":1}