ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем чьи-то сильные руки подхватили ее и подняли. Все это случилось так быстро, что Шарлотта и моргнуть не успела. Но как только она поняла, что попала в объятия Дариуса, ее воля мгновенно окрепла и она стала энергично высвобождаться из его рук.

И тут она увидела мальчика, который смотрел на нее широко раскрытыми глазами.

При этом он что-то говорил, и Карсингтон тоже что-то говорил, но Шарлотта не могла понять ни слова: у нее зашумело в ушах, в глазах потемнело…

Она судорожно вздохнула и на мгновение закрыла глаза, а когда открыла их, мальчик все еще стоял на том же месте, и он не был сном, не был ее фантазией.

Буйные кудри светло-золотистого цвета, веселый вихор.

Ее, Шарлотты, волосы.

Только глаза не ее: один – голубой, другой – карий. Глаза Джорди.

«Только бы не упасть в обморок, – приказала она себе. – Все, что угодно, только не в обморок!»

Глава 8

Дариус был уверен, что Шарлотта с праведным негодованием оттолкнет его, однако она как-то странно затихла, замерла в его объятиях. Дразняще нежная кожа ее шеи была всего в нескольких дюймах от его губ, и еще ему ужасно хотелось провести ладонями по ее бокам – вверх и вниз, гладить ее еще и еще – везде. А потом уволочь ее обратно в комнату, запереть дверь и…

«Отпусти ее сейчас же и беги прочь. Беги как можно дальше!»

Но Дариус не успел ничего сделать, потому что почувствовал, как внезапно Шарлотту охватила сильная дрожь. Может быть, она подвернула лодыжку при падении или растянула ногу?

– Вы как, целы? – осторожно спросил он. В тот же момент он услышал тихий голос:

– Извините, ваша светлость, я видел это ведро, когда в первый раз сюда приходил, и знал, что оно здесь не на месте. – Мальчик беспомощно озирался по сторонам и, кажется, готов был вот-вот расплакаться.

– Ничего страшного, Пип, – тебя ведь, кажется, так зовут? – Карсингтон погладил мальчика по голове, и тот кивнул, не отрывая беспокойного взгляда от Шарлотты:

– На самом деле мое полное имя Филипп, ваша светлость. Филипп Огден. Просто здесь все зовут меня Пип. Меня позвал мистер Тайлер, когда я собирался убрать ведро, и вот…

– Ничего страшного не случилось, – успокоил его Дариус. – Леди Шарлотта не пострадала. Теперь нужно как можно быстрее найти горничную, чтобы она вытерла пол.

– Да сэр. – Мальчик тут же исчез.

– С вами все в порядке? – обернувшись к Шарлотте, с тревогой спросил Дариус.

– Да, со мной все хорошо.

– И вы в состоянии стоять на ногах? Может быть, вы растянули ногу?

– Нет.

Дариус убрал ладонь с ее талии, но Шарлотта снова схватила его за руку.

Только тут Дариус заметил, что ее лицо смертельно побледнело.

– Что-то случилось? – озабоченно спросил он. – У вас такой вид, словно вы только что увидели призрак.

– Да-да, мне нужен свежий воздух, и, пожалуйста, поскорее, – сдавленно проговорила Шарлотта.

Странно: на этот раз не было ни грозного сверкания глазами, ни резкого ответа. Не на шутку встревоженный, Дариус схватил Шарлотту на руки, и она не сопротивлялась, а лишь, закрыв глаза, положила голову ему на плечо.

– Мне нужен свежий воздух, – повторила она.

Дариус не мешкая отнес ее обратно в комнату и усадил на стул возле окна, затем распахнул окно. Шарлотта тут же оперлась на подоконник и повернула голову в сторону сада; глаза ее были закрыты.

Сев рядом с ней, Дариус смотрел на нее со все возрастающей тревогой, но, к счастью, бледность ее постепенно стала исчезать.

Наконец она открыла глаза и, повернув голову к Дариусу, встретилась с ним взглядом.

– Как странно… В какой-то момент я почувствовала головокружение, но это, должно быть, из-за того, что я слишком долго перебирала вещи в затхлом сундуке. И еще в комнате было очень душно: нужно было сразу велеть открыть окна и проветрить. А может быть, я себя плохо почувствовала из-за того, что испытала потрясение, увидев, как вы упали передо мной на одно колено, и разволновалась из-за ваших извинений…

– Да уж, поверите ли, я и сам разволновался из-за этого!

Лицо Шарлотты немного порозовело, но к ней еще не вернулся обычный румянец, а ее голос был слабым и дрожащим. Заметив страдание в ее глазах, Дариус торопливо произнес:

– Надо было послать мальчика за стаканом воды, но это легко исправить. Сейчас я вызову слугу. – Он огляделся по сторонам. – Надеюсь, колокольчик работает?

– Спасибо, мне не нужна вода, – остановила его Шарлотта. – Это было просто легкое головокружение, и сейчас я вполне хорошо себя чувствую.

Однако Дариус так не думал: он не забыл, что когда-то давным-давно Шарлотта очень долго болела. Неужели болезнь к ней вернулась?

– Наверное, вы плохо себя почувствовали, потому что на вас навалилось слишком много всего, – предположил он, стараясь, чтобы его голос звучал бодро. – Вы завершили крайне тяжелую работу, и я даже не спрашиваю вас, почему вы вздумали сами разбирать старый сундук. Поручили бы это горничной…

– Ну что тут непонятного? – Шарлотта усмехнулась. – Ужасно скучно, когда кто-то за тебя делает даже самую легкую и простую работу. Ничего не делать очень утомительно! Боюсь, вам этого не понять, потому что вы мужчина и ведете себя как абсолютно беспомощное и безмозглое существо.

– О, я вижу, вы совсем не в себе, – холодно заметил Дариус. – Может быть, все дело в месячном цикле? – И куда только девалось его недавнее волнение за нее?

Шарлотта бросила на него уничтожающий взгляд, и он тут же решил, что это хороший знак. Значит, она потихоньку начинает приходить в себя.

Некоторое время Шарлотта пристально смотрела на него, затем презрительно сказала:

– Разве вам не ясно, насколько вы надоедливы и несносны?

О, она определенно приходит в норму. У Дариуса отлегло от сердца.

– Да как же я могу это не понять, если домочадцы мне об этом все уши прожужжали? Особенно постаралась моя бабушка: она считает, что из всех мужчин в семье я самый несносный. По ее мнению, это единственное, чем я могу похвастаться.

Шарлотта вздохнула и сложила руки на коленях, а затем перевела взгляд на сундук.

– Я знаю, как умаслить вашу строгую бабушку. Достаточно будет подарить ей один из этих чудесных вееров, и все будет в порядке, поверьте.

– Бабушку Харгейтов невозможно умаслить, – уверенно заявил Карсингтон. – Легче расплавить гранит. Однако она действительно любит безделушки. – Он подошел к сундуку и, наклонившись, взял одну из масок. – Любопытная коллекция древностей. Леди Литби сказала, что вы нашли этот сундук не где-нибудь, а на молочной ферме.

Шарлотта встала и подошла к нему; Дариус краем глаза видел подол ее платья и мокрые туфли из мягкой кожи. Он вспомнил, как его рука поднималась выше и выше по ее ноге, как шуршали ее чулки у него под ладонью. А еще она трепетала всем телом, когда он к ней прикасался…

Внезапно Дариуса одолело странное чувство. Сожаление? Досада? Разочарование? Трудно сказать. Просто какое-то непонятное чувство. Только этого ему не хватало!

Он решительно отбросил ненужные мысли и, поставив их на самую дальнюю полку своей памяти, сосредоточился на содержимом сундука.

– Представления не имею, как этот сундук оказался в коровнике, – продолжала размышлять Шарлотта. – Мы нашли там массу всяких других вещей, помимо сломанной мебели и тому подобного хлама. Когда слуги открыли сундук, я боялась, что найду там мышиное гнездо и всякую гниль, но все было в превосходном состоянии.

– Этот сундук очень похож на сундук моряка, – задумчиво сказал Дариус. – Он не боится ни влаги, ни тряски. Смотрите, там какие-то письма… Может, это новые безумные завещания леди Маргарет?

– Не знаю. – Шарлотта вздохнула. – Не исключено, что у этого сундука есть своя история. Я оставляю вам возможность заняться ею и расследовать все досконально.

Сказав это, Шарлотта вышла, оставив Карсингтона наедине с загадочным сундуком.

«Не ищи его», – сказала себе Шарлотта, выйдя в коридор и закрыв за собой дверь.

27
{"b":"6029","o":1}