ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако у них не было вечности в запасе – только один краткий, но сладостный миг и этот островок тишины среди охваченного хаосом дома, переполненного толпами слуг и постоянно препирающихся строителей.

Наклонившись, Дариус нежно поцеловал Шарлотту в губы и почувствовал, как губы ее отозвались на его прикосновение. Он всегда считал, что у него холодное сердце, в котором нет места для нежности, однако в этот миг в груди у него что-то всколыхнулось – что-то похожее на настоящее чувство. Чтобы прекратить это, он поцеловал Шарлотту дерзко и уверенно, словно этим властным поцелуем пытался убедить себя в том, что на самом деле ничего не испытывает. Увы, это не сработало: ему по-прежнему хотелось длить и длить этот поцелуй, такой дивный, такой восхитительный; он купался в нем, упивался им до самозабвения.

В этот миг Шарлотта сильнее прильнула к нему, словно боялась упасть, и с ее губ сорвался слабый вздох. Дариус и не думал разжимать объятия; ему хотелось снова и снова узнавать Шарлотту, как узнают и раскрывают тайну. Каждый раз, когда он встречался с ней – сидела ли она на полу возле старого сундука, смотрела ли с тоской из окна, – он находил в ней что-то новое и неизвестное, тогда как в ее поцелуе сливались вместе невинность и порочность. В этом поцелуе были и сладость, подправленная каплей горечи, и соленый привкус недавних слез, и еще тысяча загадок. Дариусу казалось, что его увлекает неведомый поток, таящий в себе угрозу, несущий опасность и все же не позволяющий остановиться ни на миг.

Постепенно Дариуса охватило блаженное тепло: оно методично плавило его мысли вместе со всеми жгучими тайнами, которые ему хотелось раскрыть. Но вскоре и тайны отступили на второй план и осталось только желание.

– Нам нужно остановиться, – хрипло проговорил Дариус.

– Я знаю. Только еще одну минутку, всего одну…

Дариус гладил ее живот и бедра, ощущая под руками тонкую ткань ее платья.

– Нам нужно остановиться, – снова прошептал он.

– Да… – Это слово прозвучало как вздох.

Дариус уткнулся лицом в плечо Шарлотты и с наслаждением вдыхал запах ее кожи, а Шарлотта откинула голову, словно предлагая ему себя. От этого простого проявления согласия сердце Дариуса забилось быстрее, как будто сильный ливень забарабанил каплями по крыше. Словно во время грозы, все потемнело вокруг и весь окружающий мир вмиг исчез, а доводы рассудка и логики вмиг растворились в блаженстве и больше не имели значения.

Зато имели значение эта минута и этот мир, принадлежащий им двоим, где ей нужен он, а ему нужна она. И пока они оставались в объятиях друг друга, все на свете шло хорошо, просто отлично.

– Подожди еще чуть-чуть, – попросила Шарлотта. – Только не сейчас.

– Нет, не сейчас. Еще чуть-чуть. – Дариус отыскал застежки ее лифа и начал расстегивать их одну за другой. Когда лиф сполз вниз, он начал нежно гладить руками бархатистую кожу ее груди, а затем наклонился и стал ласкать грудь губами. От ее запаха, нежного, женственного, у него кружилась голова.

Пальцы Шарлотты словно заблудились в его волосах, а когда она прижала Дариуса к себе, он услышал учащенное биение ее сердца. Впрочем, возможно, это было его собственное сердце? Или это оба их сердца стучали в такт.

– Да! – хрипло прошептала Шарлотта.

Дариус поднял голову и попытался возразить, но Шарлотта закрыла ему рот страстным поцелуем. Ее руки дерзко завладели его телом – прокрались под жилет, потом под рубашку, опускаясь все ниже, к ягодицам.

Разум Дариуса окончательно померк: он властно привлек Шарлотту к себе, коленом раздвигая ей ноги, но вместо того, чтобы отпрянуть и отшатнуться, заставить его остановиться, Шарлотта теснее прижалась к его колену. Если до этого у Дариуса была еще самая последняя, отчаянная надежда сохранить контроль над собой, теперь она окончательно исчезла.

Застонав, Дариус поднял Шарлотту на руки и положил на стол. В эту минуту он с трудом отдавал себе отчет в своих действиях. Встав между ее ног, он обхватил Шарлотту за щиколотки, и его руки скользнули вверх по ее ногам.

С губ Шарлотты сорвался глухой стон.

– Ваши руки, – прошептала она. – Да-да, вот так, не останавливайтесь! – Она осыпала его лицо и шею горячими, торопливыми поцелуями, а затем откинулась назад; ее голубые глаза потемнели от желания. – Ласкайте меня, – прошептала Шарлотта и, взявшись за подол платья, задрала юбку до колен.

Дариус не заставил себя долго упрашивать: он и сам нетерпеливо хотел этого. Его рука дошла до ее подвязок, до шелковистой кожи над чулками, и Шарлотта, затрепетав от возбуждения, привлекла его к себе и жадно поцеловала. Он отвечал ей с такой же неистовой страстью, целиком отдавшись своему желанию, и ему казалось, что поцелуй никогда не кончится.

Пока Дариус целовал ее, Шарлотта расстегивала пуговицы на его брюках, а потом стала срывать с него одежду и нижнее белье. Ее рука скользнула вниз, и он едва не вскрикнул, когда она к нему прикоснулась.

– Шарлотта, прошу вас! – прохрипел он, на секунду оторвавшись от ее губ, но вместо ответа ее пальцы еще крепче сомкнулись вокруг его налившегося члена.

О, прекрасная Афродита и все божества, вместе взятые, – большие и малые! Когда ее тонкие пальцы заскользили вверх и вниз, словно желая исследовать всю длину, Дариус на минуту зажмурился и тут же решил довести Шарлотту до той же степени безумия, которой достиг сам.

Его рука скользнула к мягкому треугольнику внизу ее живота. Почувствовав, что она ждет продолжения, начал ее ласкать, и при его прикосновении она, судорожно вздохнув, стала извиваться под его рукой.

– Да-да. Я хочу вас!

В этот миг последние, тонкие нити, еще связывавшие Дариуса с сознательными мыслями и поступками, оборвались окончательно. Задрав ее ноги чуть ли не к потолку, он стремительно вошел в нее, и Шарлотта тихонько ахнула, а затем еще крепче прижалась к нему. Она была теплой и радостно приняла его. Ее сердце билось в унисон с его сердцем.

Это было все, чего он хотел от жизни. Она принадлежит ему, и он ее не отпустит; думая об этом, Дариус крепче прижимал к себе Шарлотту, пока они двигались в едином ритме, и наслаждение безостановочно пульсировало в них. Он вел ее через последний неистовый бросок – к пику ощущений, и когда был уже истощен, она все еще пульсировала рядом. А потом он продолжал также крепко прижимать ее к себе, пока она наконец не затихла и не опустилась на стол рядом с ним.

– Это было какое-то сумасшествие, – хрипло проговорил Дариус, в то время как Шарлотта все еще не пришла в себя и утопала в сладкой истоме.

Наконец она села, все еще слабо соображая, одурманенная счастьем, а Дариус поцеловал ее в висок. Затем он отодвинулся и своими чудесными руками стал застегивать лиф ее платья.

Заметив состояние возлюбленной, он негромко окликнул ее:

– Шарлотта!

Она посмотрела в его золотистые глаза и улыбнулась.

– Нам нужно одеваться.

– Да, конечно.

В этот миг Шарлотта словно, вернулась с небес на землю: она огляделась по сторонам, посмотрела на себя, потом перевела взгляд на Дариуса. Увидев, что он надевает брюки и заправляет в них свою рубашку, она опустила юбки. Ее лицо горело. Шарлотта тут же вспомнила, как задрала платье, предлагая себя, и потом вела себя как самая бесстыдная из распутниц.

– Этого не должно было случиться, – глухо сказал Дариус.

– Я знаю, но… – Шарлотта не могла продолжать, потому что в горле у нее встал комок. – Я не жалею о том, что это произошло. Это было… Это было… – Она безуспешно искала слова, чтобы выразить свои ощущения. – Я не представляла, что это может быть так.

– Я тоже.

Шарлотта подняла голову, боясь встретить его взгляд и зная, что ей все равно придется посмотреть ему в глаза.

– Правда? Нет, вы это говорите, чтобы успокоить меня. Но вам не обязательно лгать, потому что…

– Это другое, – объяснил он. – Вы и я. Это совсем другое. Я собирался остановиться, чтобы все не зашло слишком далеко, и не сомневался, что смогу вовремя сделать то, что необходимо. Однако я думаю… может быть… – Дариус нахмурился, и Шарлотта увидела, как его скулы покрываются румянцем. – Я… привязался к вам.

39
{"b":"6029","o":1}