ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не чересчур ли вы критичны к себе?

– Просто я не заблуждаюсь. Согласитесь, я и правда не самый выгодный жених…

– Да, если не помнить о ваших достоинствах, например о вашем незаурядном уме.

– Ум не всегда является преимуществом, – заметил Дариус. – Многие женщины предпочитают выходить замуж за мужчин глупее себя, потому что болванами легко помыкать.

– Зато другие женщины обладают обостренным чувством прекрасного. А еще в них силен инстинкт, направленный на то, чтобы произвести на свет сильное и красивое потомство, – вот почему они предпочитают мужчин высоких, статных, сильных и красивых. Для полноты картины к списку ваших достоинств я бы добавила вашу привлекательность.

– И все же внешность – не единственное, чем мужчина может произвести впечатление на женщину, – упрямо продолжал твердить Дариус. – Привлекательной внешностью мало кого удивишь. Сегодня мужчины больше озабочены не своим внешним видом, а размером своего детородного органа.

– Но это просто безобразие! – возмутилась Шарлотта. – Мы все равно не видим эти органы у мужчин и поэтому не можем сравнивать их по этому принципу.

– И все же это правда. Все мы ведем себя так, словно любая молодая леди – с опытом или без всякого опыта – обязательно примет этот факт во внимание.

Шарлотта мгновенно представила своих юных кузин с портновскими лентами в руках, деловито оценивающих параметры джентльменов, и, прыснув со смеху, поспешно прикрыла рот ладонью. Однако Дариус по-прежнему оставался серьезным.

– Из-за вас я забыл, что собирался сказать. Нам нужно… – Он замолчал и вдруг поспешно закрыл Шарлотте рот ладонью.

Теперь и Шарлотта услышала голоса, доносящиеся снаружи. Затем Карсингтон потянул ее за руку и затолкал в дальний угол помещения, на ворох простыней, после чего поднял большую корзину белья и опрокинул на Шарлотту все содержимое корзины.

– Не двигайтесь, – прошептал он. – И не дышите слишком громко.

Прошло еще мгновение, и Шарлотта услышала его удаляющиеся шаги.

Дариус надеялся, что ничего страшного не случилось, просто слуги явились, чтобы оставить здесь грязное белье; однако, подойдя к двери, он услышал зычный голос миссис Бэджли и приятный голосок леди Литби.

Ему ничего не оставалось, как только открыть дверь.

– Ах вот вы где! – воскликнула миссис Бэджли. – Знаете, так дело не пойдет, сэр.

Стараясь не смотреть на груду белья в дальнем конце комнаты, Дариус вежливо посмотрел на миссис Бэджли.

– Мистер Карсингтон – одинокий мужчина, – принялась защищать его Лиззи. – Из тех, кто имеет обыкновение отправлять грязные вещи местной прачке.

– В апартаментах в Лондоне мистер Карсингтон живет не один, – возразила миссис Бэджли и повернулась к Дариусу: – Вы, сэр, солидный землевладелец, у вас в собственности находится усадьба внушительных размеров. Вы подадите окружающим дурной пример, допустив, что ваша прачечная будет стоять без дела. Поступая так, вы тем самым потворствуете аморальному поведению среди слуг: они то и дело тайно пробираются в конюшни, и этим постыдным и порочным проявлениям трудно противостоять.

«Возможно, но почему бы не оставить людей в покое? – подумал Дариус. – Это естественный инстинкт, заложенный самой природой, одна из двух радостей жизни, доступная нижним слоям общества».

В другое время он не постеснялся бы высказать свои мысли вслух, но, выразив открыто свое мнение, он потерял бы возможность быстро отделаться от миссис Бэджли – яростной поборницы чистоты нравов.

Нейтрализовать ее можно было, только прибегнув к методу семьи Литби: притвориться, что внимательно слушаешь, а затем поступить по-своему, поэтому Дариус вежливо сказал:

– Это очень ценные замечания, миссис Бэджли, и я обязательно приму их к сведению. Если вас это не слишком затруднит, может быть, вы подскажете мне наиболее удачную кандидатуру на должность прачки? Кроме вас, никто не знает досконально прихожан церкви. Миссис Эндикотт не знакома с местными семьями, и я уверен, что она будет признательна вам, если вы сможете дать ей совет.

– Вот-вот, – поддержала Дариуса Лиззи, – я и сама хотела попросить вас помочь нам в одном важном деле. Мы ломаем голову, что делать со старинными платьями леди Маргарет, которые совсем недавно нашлись. Думаю, мы можем оставить парочку для маскарада, но что делать с остальными – ума не приложу. К тому же сохранилось большое количество отрезов превосходных тканей, слишком изящных для слуг, не говоря уже о бедняках.

– Платья и отрезы тканей? Неужели? – Миссис Бэджли явно была заинтригована. – Леди Маргарет в свое время слыла в округе законодательницей мод.

Как бы ни была сварлива миссис Бэджли, она все равно оставалась женщиной, и Дариус видел, как загорелись ее глаза, когда зашла речь о платьях.

Через минуту обе женщины удалились, совершенно позабыв о прачечной, и Дариус, подождав, пока дамы уйдут достаточно далеко, быстро прикрыл дверь, а затем торопливо подошел к вороху грязного белья, лежащему в углу.

И тут же из дурно пахнущей кучи показалась голова Шарлотты: она запуталась в белье и энергично пыталась из него выбраться.

Наконец Шарлотта села поверх кучи.

– Вы… – с негодованием пробормотала она. – Вы…

Дариус закусил губу, пытаясь не рассмеяться, но в конце концов все же громко расхохотался. Шарлотта хмуро взглянула на него.

– Я боялась дышать, – сказала она, – и даже когда у меня начал чесаться нос, боялась шевельнуться, а потом… Впрочем, не важно. Теперь мне надо идти, иначе Молли может пойти меня разыскивать.

Шарлотта начала подниматься, но затем остановилась и озадаченно поглядела прямо перед собой. Затем она повернулась и, наклонявшись, начала ощупывать рукой белье.

– Ох, кажется, я потеряла туфлю… – В ее голосе звучала растерянность. Встав на четвереньки, она стала ползать по простыням и судорожно разгребать их, потом, внезапно повернув голову, раздраженно посмотрела на Дариуса. – Ну что вы стоите как истукан? Давайте, помогайте. Не могу же я идти домой в одной туфле!

Дариус опустился на колени и тоже начал перебирать белье; при этом он изо всех сил старался не смотреть на Шарлотту, хотя это и было очень нелегко.

– Поверить не могу, что я потеряла туфлю, – бормотала Шарлотта, и Дариус краем глаза увидел ее легкое муслиновое платье с пеной кружев и оборок. Он тут же отчетливо вспомнил, как в прошлую пятницу Шарлотта, сидя на письменном столе, задрала свои юбки до колен, желая, чтобы он ее ласкал.

– Вы сказали, что отсылаете белье в стирку, – раздраженно сказала Шарлотта. – Не могу поверить, что при этом все может валяться здесь вперемешку.

Дариус почти физически ощущал изящные щиколотки Шарлотты под своими руками.

– Послушайте, – поспешно сказал он. – Вам лучше встать и отойти от меня подальше, в другой конец прачечной.

Шарлотта удивленно взглянула на него:

– Это еще почему?

– Потому что миссис Бэджли была права: прачечные – средоточие греха.

Шарлотта начала подниматься, но тут же снова плюхнулась на кучу белья.

– Это миссис Бэджли навела вас на грешные мысли?

– Нет, вы. Так дело не пойдет. Я принял решение ухаживать за вами, как положено по правилам этикета, а значит, следующий раз, когда мы будем заниматься любовью, произойдет не раньше, чем мы поженимся. Тогда у нас будет уйма времени и нам не придется спешить. Я медленно раздену вас и не торопясь исследую каждый дюйм вашего тела.

Дариус услышал, как дыхание Шарлотты участилось. Она скрестила руки на груди, словно стараясь сдержать себя.

– Обожаю, когда вы ласкаете меня.

Дариус замер. Он тоже отлично помнил, как Шарлотта ласкала его, помнил ее нежные прикосновения.

– Нам нужно отыскать вашу туфлю, – хрипло сказал он.

– Да, – согласилась Шарлотта. – Вы правы.

Тем не менее она не двинулась с места и продолжала сидеть, пристально глядя на него, скрестив руки на груди.

И тут Дариус пополз к Шарлотте по скомканным простыням.

45
{"b":"6029","o":1}