ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я все время думаю о вас, – снова заговорила она. – Прошлой ночью, лежа в постели, я никак не могла заснуть…

Дариус приложил палец к ее губам:

– Не надо, не говорите…

Однако Шарлотта решительно убрала его руку.

– Это дурно? Я законченная распутница? Я слишком бесстыдна?

– Конечно, нет! – воскликнул Дариус. – Мне совсем так не кажется.

– И хорошо, что не кажется. – Шарлотта взяла лицо Дариуса в ладони и приникла к его губам. Это был долгий и сладкий поцелуй.

Не в силах более сопротивляться, Дариус обнял ее. Шарлотта тут же прильнула к нему, и они оба повалились на груду белья, а когда она тихонько рассмеялась, он рассмеялся в ответ.

Руки Шарлотты скользнули под сюртук Дариуса, и везде, где они прикасались к нему, он чувствовал тепло. Постепенно в его груди стало рождаться непонятное чувство, которое накатывало на него волна за волной. Хотя Дариус не знал, что именно Шарлотта в нем пробуждала, и не мог найти этому подходящее название, ему это, похоже, вовсе не было нужно.

Дариус поцеловал ее шею и стал ласково гладить ее тело, а Шарлотта вздыхала и извивалась под его прикосновениями. Потом их тела переплелись. Они исступленно целовались, катаясь по грудам белья, пока Шарлотта не взгромоздилась на Дариуса верхом.

Его руки поползли под ее юбки, и она стала торопливо расстегивать пуговицы на его брюках; волосы Шарлотты распустились по плечам, глаза блестели, и вся она была похожа на прекрасную дикарку.

– Я хочу вас…

– И я…

Некоторое время они не могли оторвать взгляда друг от друга, а потом Шарлотта стала исступленно ласкать его.

– Так? – спрашивала она. – Правильно?

– Что бы вы ни делали, вы все делаете правильно, – шепнул Дариус, качаясь на горячих волнах наслаждения; затем он протянул руку к ее лону и коснулся теплого облака женского естества.

– Ваши руки! – воскликнула она. – Ваши руки! – Ее голос дрожал.

– Идите ко мне!

Шарлотта мгновенно поняла его, и когда она немного приподнялась, он вошел в нее.

– Ах! – выдохнула она. – Это так… хорошо!

– Да, очень… – Дариус потянулся к ней, привлек ее к себе, и их губы соединились в долгом сладостном поцелуе, тогда как тела двигались в простом и счастливом ритме.

Наконец по тому, как затрепетало ее тело, Дариус почувствовал, что она приближается к вершине. Не отрываясь от нее, он скатился вместе с ней на бок; с каждым движением ее тело пульсировало, без остатка отдаваясь ему и всей гамме охвативших их обоих ощущений.

Дариус прижался губами к ее шее, его тело пульсировало в унисон с ее телом. Он слышал ее приглушенные крики, когда Шарлотта вместе с ним двигалась к максимуму наслаждения, которое только в состоянии дать человеческое тело.

Когда наконец их страсть утихла, Дариус обнял Шарлотту и поцеловал ее, а потом засмеялся. Он был в восторге от нее, от них двоих, соединенных в единое целое. Теперь для него никакого труда не составляло понять то, что говорило ему сердце, и высказать это вслух.

– Я люблю вас. Люблю. Люблю.

Глава 13

Шарлотта с трудом верила своим ушам, но она отлично знала, что мудрая женщина не станет искать подтверждения этих слов: она придержит свой язык и не станет рисковать, боясь испортить волшебство момента и спугнуть сказку.

Но увы, Шарлотта не относилась к числу мудрых женщин.

– Скажите это еще раз, – попросила она. Дариус чуть отстранился от нее. – Что?

– То, что вы сказали.

– Но я ничего не говорил. – Его голос казался веселым и беззаботным.

– Нет, говорили, – настаивала Шарлотта.

– Да нет же, вам послышалось.

– Ничуть не послышалось. Вы точно говорили. Последовала долгая пауза, после которой Дариус мрачно спросил:

– Мне обязательно это повторять?

– Да.

– Я забыл, что сказал.

– Ну так вспомните.

Дариус вздохнул, затем тихо кашлянул и наконец, смущаясь, шепнул ей на ухо:

– Я люблю вас. Надеюсь, теперь вы довольны, несносная девчонка?

– Да. – Шарлотта хихикнула. – Очень довольна. То, как они занимались сегодня любовью, было еще лучше, чем в прошлый раз, и это казалось Шарлотте похожим на чудо. Она и предположить не могла, что можно быть такой счастливой. После того как Дариус произнес заветные слова, у нее словно камень с души свалился.

– А теперь ваша очередь.

– Очередь? – не поняла Шарлотта.

– Я знаю вас гораздо лучше, чем вы думаете. Вы живете, руководствуясь чувствами, и ни за что не стали бы заниматься любовью, если бы не испытывали ко мне никаких чувств.

– Может быть, мне признаться, что сегодня хорошая погода?

– Вы несносны: вам нравится меня дразнить.

– Да. – Она кивнула.

– Ну же, Шарлотта, – продолжал настаивать Дариус, – скажите мне что-нибудь.

Она тихо рассмеялась и слегка толкнула его кулаком в грудь, потом набрала в легкие воздуха и шумно выдохнула.

– Я люблю вас, – торжественно произнесла Шарлотта.

Дариус испытующе посмотрел на нее, и его золотистые глаза вспыхнули восторженным огнем.

– Правда любите?

– Ничего не могу с собой поделать: кажется, это сильнее меня. Вы стали моей дурной привычкой…

– Что ж, я не возражаю против того, чтобы стать одной из ваших привычек, – с облегчением сказал Дариус. – И я нахожу вас невероятно очаровательной. – Он крепко поцеловал ее. – Но сейчас нам нужно потихоньку разойтись: у нас слишком мало времени. Не уверен, что из моей идеи долгого ухаживания что-нибудь выйдет. – Дариус вздохнул. – Если мы и впредь будем продолжать в том же духе, дело может закончиться публичным скандалом. Удивительно, как нас с вами до сих пор еще не поймали с поличным.

– Боюсь, тут вы правы, – кивнула Шарлотта. – Так легко потерять голову и действовать неблагоразумно! Нет ничего удивительного в том, что длительные помолвки обычно не приветствуются. Если ты неравнодушен к человеку, очень трудно сохранять с ним дистанцию. К тому же миссис Бэджли была права, прачечные – это все равно что Содом и Гоморра: здесь столько соблазнов, а еще кипы мягкого белья, на которых можно лежать…

– Поэтому нам лучше забыть сюда дорогу, – заметил Дариус. – По крайней мере до свадьбы.

– Но сначала нам нужно найти прачек, – напомнила Шарлотта.

На лице Дариуса появилось страдальческое выражение.

– Не напоминайте мне о прачках. То прачки, то доярки. Впрочем, так и быть – я их найду.

Пока они говорили, Дариус привел в порядок свою одежду и помог одеться Шарлотте, проделав все без излишней суеты. Затем он помог Шарлотте подняться, что было нелишне, поскольку после бурных занятий любовью она чувствовала себя слабой и утомленной.

И тут в голове Шарлотты внезапно пронеслось: «Усадьба!» Как бы им не забыть о важном деле, из-за которого Дариус появился в Бичвуде!

– Послушайте, мистер Карсингтон, – официальным тоном сказала она.

– Дариус, – поправил он. – Учитывая ситуацию, думаю, мы можем обращаться друг к другу менее официально.

– Хорошо, пусть будет «Дариус», – произнесла Шарлотта, наслаждаясь звучанием его имени, и тут же покачала головой: – Боюсь, еще не время: я пока не готова, и так мне будет еще труднее сохранять с вами должную дистанцию. К тому же я обязательно попаду впросак и назову вас так на людях. Лучше не будем торопить события. Может быть, я стану вас так называть после того, как произойдет официальная помолвка, или даже после того, как мы поженимся. А что касается всех этих вещей – ухаживания, свадьбы…

– Что касается этих вещей – я не уверен, что мы сможем ждать целый год. С вами я с трудом сдерживаю себя.

– И возможно, я тоже виновата, потому что выступаю в качестве подстрекателя.

Дариус, не выдержав, снова улыбнулся:

– Мне очень нравится то, как вы меня подстрекаете…

– О Господи, моя туфля! – внезапно вспомнила Шарлотта. – Я о ней совсем забыла. Я не могу вернуться домой, обутая в одну туфлю. – Она опустилась на колени и стала ощупывать белье.

46
{"b":"6029","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Блондинки тоже в тренде
Брачная игра
Буревестники
Попрыгунчики на Рублевке
Аврора
Посеявший бурю
Обреченные на страх
Закон охотника
Подвал