ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга земли
Станешь моим сегодня
Любовь яд
Омон Ра
Магия смелых фантазий
Мои дорогие девочки
Золотое побережье
Ненавижу эту сучку
Тринадцатая сказка

– Где бы он ни находился, мы с вами его обязательно разыщем, – уверенно произнес Дариус. – Хотя, если дело принимает такой оборот, нам потребуется больше средств, чем я предполагал. – Он неожиданно вздохнул. – Нам давно пора поговорить с вашим отцом: час настал. Теперь он должен наконец узнать всю правду, и будет лучше, если он узнает ее от вас, а не от полковника Морелла.

Шарлотта отвела глаза.

– Может быть, полковник уже все ему рассказал.

– Возможно. С другой стороны, Морелл наверняка пожелает дать вам возможность переменить ваше решение и одуматься. Почему бы не предположить, что он выжидает? Мужчины часто так поступают: в надежде, что эмоции улягутся и женщина взглянет на вещи более трезво и разумно.

– Пожалуй, это не исключено, – согласилась Шарлотта. – Когда я отказала ему, мне не показалось, что он убит горем. Тогда мне стало ясно, что, по его мнению, он спасает меня от самой себя.

– Что ж, в любом случае нам лучше поспешить в Литби-Холл. – Дариус по-прежнему стоял на своем. – Чем скорее состоится разговор с вашим отцом, тем лучше.

– Да, я знаю. – Шарлотта в отчаянии кусала губы. Хотя она была полностью согласна с Карейнгтоном, все ее существо сопротивлялось этому решению.

– Поверьте, он не отвергнет вас. – Дариус ласково погладил ее по плечу. – Он вас очень любит, и вам нечего бояться.

– Знаю, что любит! – Шарлотта всхлипнула. – Но почему из-за меня он должен страдать? Надеюсь, он не станет любить меня меньше, но это так трудно – узнать, что я совсем не такая, как он привык обо мне думать. Я недостойна его любви – вот настоящая правда!

– Тогда, может быть, нам поменяться отцами? – шутливо предложил Дариус. – Ваш отец считает свою дочь ходячим совершенством, а мой думает, что его сын – отъявленный шалопай.

– Мне и правда было бы легче предстать перед судом вашего отца, чем моего, – вздохнула Шарлотта. – Лорд Харгейт сказал бы мне, что мое поведение бесчестное и в крайней степени безответственное. Он заявил бы, что ему стыдно за меня, и потому мое поведение позорит честное имя нашей семьи. Мне кажется, услышав все эти упреки, я бы почувствовала громадное облегчение.

– А вот я в этом не уверен. Вы вряд ли представляете себе, что значит провести целый час в камере инквизиции, где вас постоянно смешивают с грязью, пытаясь уничтожить ваш характер, ваши привычки, вкусы, жизненные принципы, взгляды, ваши умственные способности и труд всей вашей жизни. А после этого то, что осталось, развевают по ветру одним взмахом руки.

– Думаю, это стало бы для меня облегчением, – твердо заявила Шарлотта, – но обсуждать фантазии нет смысла. Мне надо взять себя в руки и сохранять хладнокровие а я сейчас слишком напугана, чтобы суметь сделать это. К тому же я предам Лиззи, это после всего, что она сделала для меня. Разве это не ужасно?

Дариус взял Шарлотту за руку.

– Я понимаю, родная, это будет нелегко, но теперь вы не одни, потому что я всегда и всюду буду с вами.

Лорда Литби и Лиззи они застали в библиотеке. Отец Шарлотты сразу направился к ним навстречу и, пожав руку Дариусу Карсингтону, вернулся к жене, после чего они понимающе переглянулись и замерли в нетерпеливом ожидании. Шарлотта могла только догадываться, что они рассчитывали услышать, но скорее всего в этот момент у них в ушах звучал перезвон свадебных колоколов.

Единственным, о чем они вряд ли догадывались, было то, что им предстояло сейчас услышать.

– Что ж, кажется, нам пора ввести леди и лорда Литби в курс дела. – Дариус вопросительно взглянул на свою спутницу.

– Лучше уж сама все скажу. – Чувствуя, что руки ее дрожат, Шарлотта скрестила их на груди.

– Что с тобой, дорогая?! – воскликнула Лиззи. – Ты бледна как мел! Что стряслось? Молли сказала, что с Пипом случились какие-то неприятности, и я очень надеюсь, что ребенок не пострадал и эти ужасные Тайлеры не отослали его обратно в работный дом.

– Позвольте мне, прежде чем ответить, обратиться к лорду Литби, – попросил Дариус. – Сэр, леди Шарлотта и я обращаемся к вам за позволением пожениться.

– Ах, мистер Карсингтон! – быстро сказала Шарлотта. – Я ценю ваше стремление смягчить удар…

– Ничего я не собирался смягчать. Просто в первую очередь нам надо решить наиболее важные вопросы и прежде всего объяснить, почему я сейчас здесь. Видите ли, как только я разобрался в своих чувствах к леди Шарлотте и убедился в том, что они являются взаимными, я начал ухаживать за леди Шарлоттой, соблюдая все правила, которые требуются от джентльмена в высшем обществе. Однако в последние дни мне стало ясно…

– Довольно! – прервала его Шарлотта. – Остановитесь! Отец, Лиззи, мне нужно сообщить вам кое-что.

– Боже милосердный, ты и в самом деле выглядишь нездоровой, детка! – воскликнул лорд Литби, не на шутку встревоженный. – Думаю, тебе лучше присесть.

– Дело не в этом, отец. Я не заболела. Просто я сожалею, ужасно сожалею.

– Дорогая, если ты желаешь сообщить мне о том, что помолвлена и скоро вы собираетесь пожениться, то здесь не о чем сожалеть. Я высоко ценю и уважаю того джентльмена, который стоит сейчас рядом с тобой. Разумеется, мне будет очень жаль с тобой расстаться, что вполне естественно для любящего отца; и все же мне совсем не боязно передавать тебя на попечение мистера Карсингтона и вверять тебя его заботе.

Шарлотта тяжело вздохнула. Ее первая попытка провалилась, и теперь ей надо было начинать все сначала.

– Однажды я совершила огромную ошибку, отец, – печально сказала она. – Это было очень давно и… – Шарлотта перевела взгляд на мачеху, которая при этих словах притихла и замерла. – Прости меня, Лиззи, ты пошла ради меня на все и спасла мою жизнь. А еще ты сделала меня сильной, сильнее, чем я была раньше. Я очень люблю тебя, и я бы все отдала за то, чтобы мне не пришлось доставлять тебе неприятности. И все же я… – Она замолчала, стараясь собраться с мыслями.

– О, моя дорогая!.. – начала Лиззи.

– Нет, пожалуйста, ничего не говори сейчас! – Шарлотта взяла мачеху за руку. – Позволь мне сделать признание самой. – Она снова сложила руки на груди. – Ты спросила меня насчет Пипа. Он… Он и есть тот самый ребенок, которого мы когда-то отдали в чужие руки. Теперь он нашел меня и вернулся ко мне. – Шарлотта с трудом заставила себя посмотреть на отца. – Это мой ребенок папа.

Наступила гробовая тишина.

– Пип? – Лиззи всплеснула руками. – Это точно он? Может быть, ты что-то путаешь?

– Что она путает? – Лорд Литби был откровенно растерян. – Какой еще ребенок? Объясните наконец, о чем речь и о каком ребенке ты говоришь, Шарлотта? Похоже, ты просто бредишь – не было у тебя никакого ребенка!

– Ребенок был, папа. – Шарлотта опустила голову, но тут же снова вскинула ее. – Он родился у меня десять лет назад.

Лорд Литби вцепился в спинку стула и медленно перевел взгляд на супругу, а она не мигая смотрела на мужа.

– О чем это толкует моя дочь, дорогая?

Лиззи коснулась его руки.

– Десять лет назад, когда я увезла Шарлотту в Йоркшир, она была беременна, и это правда.

– Нет, я не верю! – воскликнул лорд Литби. – Не могу поверить. Как мне помнится, ты тогда говорила, что она больна.

– Но Шарлотта и в самом деле была больна: ее состояние казалось мне близким к помешательству, и я боялась, что она сделает с собой что-нибудь ужасное…

– Лиззи не посмела рассказать тебе об этом, папа, – добавила Шарлотта.

– Не посмела? Что значит «не посмела»?

– Пожалуйста, папа, не обвиняй ее, – взмолилась Шарлотта. – Я одна во всем виновата. Мне было так стыдно, я чувствовала себя мерзкой, гадкой и, если бы не Лиззи, наложила бы на себя руки. Лиззи спасла мне жизнь, папа, и я никогда не забуду об этом.

– Боже мой, Шарлотта! Почему ты тогда не поделилась своим горем со мной? Как ты могла так поступить? Неужели я в твоих глазах – настоящее чудовище?

– Конечно, нет, папа, но мне просто было ужасно стыдно. И я не хотела, чтобы ты узнал, что я натворила; сама мысль об этом была мне невыносима.

50
{"b":"6029","o":1}