ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но миссис Тайлер пригрозила, что пошлет меня обратно в работный дом, хотя мне кажется, она просто погорячилась. К тому же мистер Карсингтон обещал, что не допустит ничего такого. Он даже дал мне слово джентльмена, а это кое-что да значит.

– Пожалуй, тут ты прав, – охотно согласился лорд Литби, после чего они некоторое время помолчали.

– Я знаю, что не должен сейчас находиться здесь, ваша светлость, – произнес наконец Пип. – Миссис Тайлер наверняка уже ждет меня, но мне очень нужно было немного побыть одному и подумать.

– Понимаю. Я тоже часто сюда прихожу, когда хочу подумать, – признался лорд Литби.

Пип удивленно посмотрел на него:

– Наверное, у вас это хорошо получается, а вот я так и не понял, как мне поступать, чтобы все делать правильно. Миссис Тайлер все время учит меня, что драться нельзя, но если моя мать умерла, разве я не должен вступиться за нее, когда ее оскорбляют? О мертвых нужно говорить либо хорошо, либо ничего, не так ли? Вот я и спросил миссис Тайлер: разве ее сын не бросился бы в драку, чтобы защитить ее честь? А она заявила на это, что честь существует только для господ; простым людям некогда забивать голову подобными глупостями. А еще она сказала, что я мог сломать себе руку или ногу и тогда не смог бы работать.

– В какой-то степени эта миссис Тайлер права, – осторожно заметил лорд Литби.

– В какой-то степени? Я не могу спокойно стоять и слушать, как говорят гадости о моей маме. – Пип взволнованно произнес: – Защитить ее – мой долг.

– И это тоже верно. Просто женщины иногда смотрят на вещи не так, как мы, мужчины. Тем не менее то, что ты хотел защитить честь матери, в любом случае похвально. – Он дружески протянул руку и похлопал Пипа по плечу.

Когда работавшие в саду слуги сообщили Карсингтону, что Дейзи разыскала отца Шарлотты, они все вместе направились на ферму.

– Разумеется, мы найдем его здесь, – с надеждой произнесла Шарлотта, когда они дошли до конца двора и приблизились к загону. – Папа всегда сюда приходит, когда…

Она замолчала, потому что в этот момент они обогнули здание и сразу заметили обоих – отца и Пипа. Лорд Литби, по своему обыкновению, стоял, опершись на ограду, а Пип, судя по его жестам, разыгрывал в лицах сцену драки с Робом Джоуэттом.

– Похоже, Пип нашел не только вас, мадам, но и своего дедушку, – довольно заметил Карсингтон.

Хотя Шарлотте очень хотелось броситься к ним обоим, она все же сдержала себя и лишь не отрываясь смотрела на сына. В этот момент сердце Шарлотты дрогнуло. Интересно, догадывается ли он о чем-нибудь? Чувствует ли он ее так же, как она чувствует его? Мог ли ее голос, который он слышал, когда был младенцем, остаться в его памяти навсегда? Она надеялась, что он жил в глубинах его сознания все эти годы, хотя сам мальчик этого не понимал.

«Я люблю тебя. Я всегда буду тебя любить. Пожалуйста, прости меня».

Внезапно Пип повернул голову и, взглянув на Шарлотту, улыбнулся.

Глаза Шарлотты наполнились слезами.

– Я так и знал, что это случится, – озабоченно сказал Дариус. – Теперь мне придется приводить вас в чувство.

– Его глаз! Ах, бедненький!

– А по-моему, Пип очень гордится таким роскошным фонарем под глазом. – Дариус усмехнулся. – Он ведь получил этот синяк, защищая вашу честь!

– Вот именно. – Шарлотта вздохнула. – Защищая мать, которая бросила его!

Дариус пристально посмотрел на Шарлотту:

– Надеюсь, эта полная пафоса тирада осушила ваши слезы и вернула вам присутствие духа.

– Пожалуй. – Шарлотта попыталась улыбнуться. – Но это труднее, чем я себе представляла.

– А теперь подумайте, каково сейчас вашему сыну. Вы собираетесь перевернуть вверх дном его мир, и хотя это счастливый поворот событий, к нему нужно привыкнуть. Ради Пипа мы оба должны держаться спокойно и уравновешенно. Берите пример с вашего отца: не сомневаюсь, ему тоже очень хочется схватить малыша в охапку и отнести его домой, но он сдерживает свои порывы.

Шарлотта посмотрела на отца: он ласково улыбался Пипу спокойной, доброй улыбкой, которая была ей очень хорошо знакома.

– Папа ни за что не станет это делать: он хочет, чтобы я сама сообщила Пипу радостную новость.

– Тогда я забираю назад все, что говорил раньше о вашем отце. Мой отец выводит меня из себя, но ваш держится молодцом, и, глядя на него, я испытываю стыд.

– Поверьте, ваш отец не виноват, он ведет себя так не нарочно. Просто по-другому он не может, – предположила Шарлотта. – Не существует математической формулы, помогающей стать хорошими родителями. Мне кажется, как мой, так и ваш отец стараются изо всех сил и делают все, на что способны.

– Возможно, но теперь настала наша очередь сделать все от нас зависящее. Ну что, вы готовы?

– Да, благодаря вам. – Шарлотта поднялась на цыпочки и быстро поцеловала Дариуса в щеку.

– Только договорились: никаких слез. – Дариус прищурился. – Рыдать будете позже. А сейчас ради блага вашего сына вам надо быть сильной и стойкой.

– Хорошо, я постараюсь.

– Тогда пошли.

Взяв Шарлотту за руку, Дариус направился к загону.

– Дорогой лорд Литби, вы не будете возражать, – вежливо спросил Карсингтон, – если ваша дочь немного поговорит с мальчиком наедине?

Лорд Литби кивнул, и Пип, спрыгнув с забора, подошел к Шарлотте, крепко сжимая в руках свою кепку.

Шарлотта вытерла глаза краем перчатки, тихонько вздохнула, расправила плечи, улыбнулась и вдруг, не сдержавшись, воскликнула:

– Боже, какой ужасный синяк!

– Я подрался, ваша светлость, – объяснил Пип.

– В самом деле? Мистер Карсингтон уверен, что ты защищал честь своей матери.

– Да, и лорд Литби говорит, что в этом нет ничего плохого, вот только женщины этого не понимают.

– Нет. Я понимаю. – Шарлотта снова улыбнулась. – И очень-очень тобой горжусь.

Она наклонилась, заглянула мальчику в глаза, чувствуя, как ее сердце переполняется счастьем, а потом тихо проговорила:

– Потому что я – твоя мать.

Глава 16

Библиотека Литби-Холла, вечер того же дня

После обеда все присутствующие собирались вместе обсудить свадебное торжество, но к этому времени Дариус уже решил, что и как нужно делать.

– Когда мы будем венчаться в церкви, там должна присутствовать вся моя семья, – заявил он, – и бабушка тоже.

– Господи милостивый, только не это! – Шарлотта всплеснула руками.

– Только так мы сможем добиться хорошего отношения окружающих, – принялся объяснять Дариус. – Люди не захотят обидеть лорда и леди Литби или упустить возможность воспользоваться их гостеприимством. Также очень многие не захотят обидеть моих родителей, а присутствие моей бабушки – верный способ вселить страх в мелкие душонки лицемеров и фанатичных блюстителей ханжеской морали. Если бабушка возглавит наш сплоченный единый фронт, победа будет за нами.

– Если тебе кажется, что чьи-то косые взгляды могут меня задеть, то ты глубоко заблуждаешься, – гордо заявила Шарлотта. – У меня есть мои родные, и это самое главное. Меня даже не страшит то, что я потеряю положение в обществе: временами атмосфера высшего света кажется мне удушающей, так что, думаю, я вполне смогу прожить и без него.

– Я тоже. – Дариус согласно кивнул. – Во всяком случае, по компании надоедливой миссис Бэджли я точно скучать не буду. Но главное не в этом. Родился ли твой ребенок в браке или вне брака, это не должно повлиять на отношение людей к тебе.

– Полагаю, это все же радикальная точка зрения, мистер Карсингтон, – вступил в разговор лорд Литби. – Я не уверен, что будет хорошо, если женщины станут вести себя так же, как мужчины; боюсь, как бы нам тогда не вернуться обратно к варварству.

– Тогда давайте рассматривать мою бабушку как важный фактор облагораживающего воздействия, – предложил Дариус. – И не будем больше фиксировать на этом внимание, дабы избежать ночных кошмаров.

Хотя Дариус сомневался, что Пипу ночью будут сниться кошмары, он все же поднялся на второй этаж, чтобы перед отъездом в Бичвуд пожелать мальчику спокойной ночи.

53
{"b":"6029","o":1}