ЛитМир - Электронная Библиотека

– Понимаю. Но теперь, кажется, это уже не имеет большого значения, не так ли? Судя по всему, ты с таким рвением взялся за это дело только для того, чтобы избежать женитьбы, но теперь ты помолвлен, у тебя скоро свадьба…

– И все равно, если в моих силах возродить Бичвуд, я это сделаю, – упрямо заявил Дариус. – Благодаря солидному приданому жены у меня появятся средства, чтобы сделать все быстро, а значит, в течение назначенного срока вложения в усадьбу окупятся и она станет приносить прибыль.

Граф кивнул:

– Я полагаю, тебе это удастся.

– Да? – Дариус удивленно посмотрел на него.

– Леди Шарлотта – хорошая девушка, хорошая и смелая. Я рад, что у тебя хватило мудрости оценить ее достоинства, и горжусь тобой.

Дариусу показалось, что он находится на грани обморока; он пытался что-то сказать, но язык его не слушался.

– Ну вот, а сейчас тебе пора повидаться с твоей бабушкой, – твердо сказал лорд Харгейт.

Дариус подходил к комнатам своей строптивой родственницы с таким же ощущением, с каким, вероятно, король Людовик XVI поднимался на гильотину.

Бабушка, по своему обыкновению, находилась в будуаре, считалось, что эта комната, как и ее спальня в Лондоне, украшена в стиле ее юности, однако Дариус всегда считал ее похожей на бордель.

Сама бабушка, одетая в стиле, который был моден много лет назад, важно восседала среди многочисленных подушек.

Дариус вежливо поцеловал ее в сморщенную щеку, затем торжественно вручил ей веер.

– Что это – взятка? – подозрительно спросила она. – Кажется, ты хочешь, чтобы я обеспечила моральную поддержку твоему падшему ангелу?

Хотя догадливая пожилая дама не присутствовала в гостиной, когда Дариус делал свое объявление, он не удивился, что до нее так быстро дошли последние новости. Он даже не исключал возможности, что ей все время была известна тайна, которую Шарлотта скрывала от всех столь тщательно.

– Считайте как хотите, но моя невеста вовсе не падший ангел. И вообще, не лучше ли вам обратить взгляд на себя – боюсь, вы уже потеряли счет своим любовникам.

– Я – другое дело, и хотя позволяла себе многое, но только после того, как стала вдовой.

– Это ложь! – воскликнул Дариус. – Вы завели любовников сразу же после вашего замужества, а Шарлотта согрешила до брака. Разница небольшая, и вы сами прекрасно это знаете. Ну же, бабушка, приходите на мою свадьбу, не огорчайте своего любимого внука!

– Ну ладно. Если это действительно так уж необходимо, я приду. Хотя кто станет слушать немощную старуху в таких вопросах?

Дариус округлил глаза, внимательно следя за тем, как величественная старуха с интересом разглядывает веер.

– Думаю, это веер леди Маргарет. Один из них. Маргарет всегда отличалась утонченным вкусом и в свое время слыла известной щеголихой, бедняжка. Я точно так же, как она, вышла замуж совсем юной за человека, который был старше меня на двадцать лет, но Харгейт знал, как сделать женщину счастливой. Не забудьте об этом, сэр. Сделайте вашу даму счастливой – и вы об этом не пожалеете. А теперь ступайте: мне нужно написать кое-какие письма и выбрать, что надеть на вашу свадьбу.

Девятнадцатого июля в десять часов утра леди Шарлотта Хейуард и Дариус Карсингтон обвенчались в присутствии многочисленных свидетелей.

Вел церемонию бракосочетания мистер Бэджли. Миссис Бэджли тоже присутствовала на этом торжественном мероприятии, что стало возможным после тяжелой внутренней борьбы. Естественно, она не могла позволить себе смотреть сквозь пальцы на рождение внебрачных детей и не была уверена, что в этом отношении можно было делать какие-нибудь скидки, даже для кузин, но, по правде говоря, ей в последнее время нечасто удавалось бывать в Лондоне, поскольку все ее дочери давно повыходили замуж. К тому же она не смогла найти никакой уважительной причины для того, чтобы не пойти на свадьбу. И еще ей ужасно хотелось познакомиться с последней модой, по которой наверняка будут сшиты наряды лондонских дам. В конце концов, после мучительных размышлений, старушка подавила угрызения совести, отбросила сомнения и решила насладиться вечером, о котором, как она знала, будут говорить даже спустя годы.

Среди других членов семьи Карсингтон, которые пришли на свадьбу, была правнучка вдовствующей леди Харгейт, Оливия Уингейт-Карсингтон, тринадцати лет от роду.

После торжественной церемонии Пип повел Оливию любоваться чудо-свиноматкой Гиацинтой и нечаянно упал в загон для свиней. Оливия помогла ему подняться, после чего, дурно пахнущие и грязные, дети вернулись в Литби-Холл, где им пришлось выслушать немало неприятных слов от своей прабабки. Только после чего детей помыли и переодели, и они перешли в учебную комнату, где Оливия научила Пипа некоторым хитрым фокусам при игре в карты и в наперсток. Затем пришла ее мать, леди Ратборн, и положила этому конец.

– Но, мама, как же Пип поймет, что его обманывают? Он должен знать, как делаются эти хитрые трюки, – заявила Оливия, глядя на мать невинными глазами.

– А чему ты научишь его потом? Как заложить мамины фамильные драгоценности? – усмехнулась леди Ратборн. – Сейчас же перестань, Оливия, иначе я не разрешу тебе смотреть фейерверк.

Стоя в тихом уголке сада, новобрачные любовались фейерверком, устроенным в честь их свадьбы. При этом Дариус нежно обнимал Шарлотту.

– Полагаю, ты думаешь о том же, о чем думаю я? – спросил он.

– Нет, я ни о чем не думаю, – ответила она. – Я просто счастлива.

– Грандиозное зрелище, – снова попытался завязать разговор Дариус. – Достойное самых важных событий, например коронации короля или совершеннолетия сына.

– Или долгожданной свадьбы единственной дочери.

– Или свадьбы – не менее долгожданной – младшего сына, вызывавшего опасения у всей семьи.

– Папа и Лиззи обожают устраивать праздники, – заметила Шарлотта. – Когда дело доходит до праздников, они веселятся как дети.

– А по-моему, они совсем не похожи на детей. Я подозреваю, что против нас существует тайный семейный сговор. Никто даже бровью не повел и ничуть не удивился, когда я объявил, что мы собираемся пожениться. Я также до сих пор не могу понять, что привело мою бабушку в Дербишир: она терпеть не может деревню.

– В прошлом году все хотели, чтобы я вышла замуж за лорда Ратборна, – вспомнила Шарлотта.

– Но это же смешно. – Дариус пожал плечами. – Любой человек, имеющий хоть каплю здравого смысла, поймет, что вы абсолютно не подходите друг другу. Ты для него недостаточно скандальная особа, и хотя леди Ратборн происходит из рода ужасных Делюсиусов, по сравнению с ними ты – образец чистоты и целомудрия.

– В любом случае твой брат, вероятно, решил, что я настоящая зануда. Бьюсь об заклад, что папа и Лиззи впали в отчаяние, потому и остановили свой выбор на тебе. В конце концов, их можно понять. – Шарлотта рассмеялась.

– Конечно, им было отчего впасть в отчаяние, – прищурился Дариус. – Ты ведь практически уже старуха, и хотя еще не вышла из возраста, подходящего для рождения детей, но находишься в конце этого периода – Он крепче обнял Шарлотту. – А посему, может быть, нам не стоит терять время и следует начать производить на свет детей как можно скорее.

– Но, кажется, мы уже начали…

– Я имел в виду занятия этим на регулярной основе, – объяснил Дариус.

– Прямо сейчас? – удивилась Шарлотта – Здесь? Боже, какая… прелесть!

– Ну нет, все-таки не здесь. – На этот раз даже Дариус был смущен. – И не сейчас, не скрытно и в спешке, как мы делали это раньше. На этот раз все произойдет на удобной постели и так, как положено.

– Методично, да? – съязвила Шарлотта.

– Не смейся над методичностью, пока не опробуешь этот подход на деле. Итак, домой!

«Домой… Теперь это и мой дом», – думала Шарлотта, пока Дариус вел ее в спальню Бичвуд-Хауса.

Она приложила немало сил к тому, чтобы создать уют в запущенном доме леди Маргарет, но впереди ее ждало еще немало работы. Однако, несмотря на то что время от времени в доме можно было наткнутся на леса или стремянки, Лиззи позаботилась о том, чтобы хозяйская спальня перед свадьбой была завершена и молодожены могли провести здесь свою первую брачную ночь, не опасаясь, что им на головы обрушится кусок потолка.

55
{"b":"6029","o":1}