ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К счастью, Гвендолин было не так легко испугать.

Быстро оправившись от потрясения, она склонилась над графом и решительно поднесла к его губам флягу с бренди.

– Никакая уважающая себя ведьма, – так же решительно сказала она, – не будет слушать приказов обычного смертного. Иначе она покроет себя позором. Вам известно, что все лучшие ведьмы находят подручных именно в Дартмуре, а черный кот – обязательный спутник ведьмы? Поскольку здесь только вы…

– Я вовсе не проклятый кот, маленькая дьяволица!

И я знаю, кто ты. Та самая кузина, да? Только родственница Берти может носиться как сумасшедшая по болоту, рискуя жизнью лошади и своей шеей, чтобы спасти мужчину от гибели, которую сама на него и навлекла. Я не просил, чтобы меня спасали, черт побери! Я все равно одной ногой уже в могиле… или они тебе не рассказали?

– Конечно, рассказали, – спокойно ответила Гвендолин. – Но я не для того проделала весь этот путь, чтобы испугаться первого же препятствия. Мне известно, что болото избавило бы вас от необходимости пускать себе пулю в лоб, вешаться или что вы еще там задумали.

Но это можно сделать с таким же успехом и после нашей свадьбы. Сожалею о причиненных неудобствах, милорд, однако я не могу позволить вам умереть до свадьбы, иначе я никогда не получу свою больницу.

Гвендолин часто добивалась нужных результатов, поражая собеседника неожиданным признанием. Прием сработал и на этот раз: граф слегка отодвинулся и ярость уступила место замешательству.

– Все очень просто, – терпеливо добавила она. – Мне нужны вы, а я нужна вам. Сейчас вы, разумеется, так не думаете, ибо ничего обо мне не знаете. – Гвендолин посмотрела на небо. – Кажется, нас скоро затопит.

Давайте найдем укрытие… хотя бы ради лошадей, раз вы сами не прочь умереть от воспаления легких. Кстати, это совсем неплохо, тогда мы сможем спокойно поговорить наедине.

Глава 2

– Ну уж нет, – сказал Дориан. В горле у него пересохло от криков и проклятий, которые она нагло проигнорировала.

Сделав вид, что не замечает ее протянутой руки, он с трудом поднялся на ноги. Стоять оказалось тяжелее, чем двигаться.

Зыбучие пески не просто тянут человека вниз. Амнита забыла рассказать, что они еще как бы пережевывают тело, пытаясь содрать кожу, превратить мышцы в желе.

Дориан приказал себе не обращать внимания на боль.

– Никаких бесед тет-а-тет! – Он схватил Гвендолин за руку и поволок за собой к тропе. – Нам нечего сказать друг другу. Я провожу тебя к дому, а потом ты вернешься туда, откуда приехала.

– Вряд ли это хорошая мысль. – Голос девушки оставался спокойным, и она не сделала ни малейшей попытки высвободиться.

Дориан вдруг отпустил ее, сожалея, что с такой силой вцепился в худенькую руку. Она и без того пойдет за ним, если не хочет навсегда остаться в болоте.

– Почему вы сбежали? – спросила Гвендолин, догоняя его.

– У меня был приступ безумия, – заявил он, еле переставляя ноги.

– Это часто случается с теми, кто долго общается с Берти. Иногда мне хочется встряхнуть его, иначе он будет говорить и говорить, совершенно утеряет нить разговора, а собеседник может лишиться рассудка, пытаясь уразуметь сказанное.

– Я люблю Берти, – холодно ответил Дориан.

– И я тоже. Но он на редкость глуп. Кузина Джессика уверяет, что он родился с ногой во рту и с тех пор не может вытащить ее оттуда. Наверное, Берти дал вам клятву вечной преданности. Он буквально рыдал, сообщая о вашем бегстве, поэтому мне не удалось получить от него разумное объяснение случившемуся. Абонвиль сказал только, что допустил ужасную ошибку и Женевьева отвезет меня в гостиницу.

– Очевидно, ты поняла его не лучше, чем меня, – раздраженно заметил Дориан. – Слова «уходи прочь», кажется, выше твоего понимания.

– Если бы я всегда выполняла приказания, то никогда бы ничего не добилась, – возразила Гвендолин. – К счастью, Абонвиль знает, что у меня нет привычки слепо повиноваться чужим приказам. Когда я решила ехать за вами, а моя бабушка с этим согласилась, герцог отвел Берти в библиотеку, и оба занялись бренди.

Тем временем они вернулись на тропинку. Дориан мечтал вскочить на Айзис и ускакать как можно дальше, лишь бы избавиться от этой девушки, но у него подкашивались ноги.

Его волосы покрывала корка грязи, за ворот капала холодная вонючая жижа, однако он слишком устал, чтобы обращать на это внимание. Покачнувшись, Дориан быстро сел на землю и ждал, пока успокоится сердцебиение.

– Мне кажется, произошло недоразумение, – сказала Гвендолин.

Ну почему она стоит рядом, зная, что он ненормальный? У него самого на этот счет не было ни малейших сомнений. Откинув со лба волосы, Дориан посмотрел на девушку. Сейчас она уже не казалась ему порождением дьявола, хотя чем-то действительно походила на ведьму – молоденькую ведьмочку с остреньким носиком, слегка раскосыми зелеными глазами и массой рыжих волос. Это была не просто рыжина, а какой-то странный темно-бордовый цвет, горевший огнем даже во мраке приближающейся бури.

Пусть она кажется необычной, но Дориан все равно не может считать юную англичанку подручной Сатаны.

Ему не стоило вести себя так импульсивно. Если бы он остался с мужчинами, поговорил бы с ними разумно…

Вместо этого он сбежал… от искушения. А они подумают, что от девушки: значит, он настоящий сумасшедший. Абонвиль, возможно, заставит его показаться врачам и объявит умственно неполноценным.

– Черт возьми, – пробормотал он.

– Не хочу выглядеть навязчивой, – заметила Гвендолин, – и все-таки я ничего не понимаю. Что такого они могли сказать обо мне, если вы предпочли сбежать?

Я долго ломала голову, но кроме Берти…

– Не знаю, что с ним делать! – взорвался Дориан. – Проклятый идиот решил остаться со мной… до трагического конца… и я могу избавиться от него только силой.

«Тогда они обязательно посадят меня под замок», – закончил он про себя.

– Я заставлю его уехать, – пообещала Гвендолин. – Я одна из немногих, кто может общаться с Берти. Это все?

– Все? – эхом отозвался Дориан. – Нет, не все!

Я хочу, чтобы вы тоже уехали. Мне не нужен Берти, который заливается слезами всякий раз, когда слышит намек на мою болезнь. Мне не нужен Абонвиль, который говорит мне, что я обязан делать. Я вдоволь наслушался подобных советов от деда. И тем более мне не нужна жена, черт побери этого герцога!

Внутренний голос кричал Дориану, что именно жена нужна ему больше всего на свете, и он с трудом прогнал эротические образы.

Гвендолин нахмурилась:

– Странно. Никогда бы не подумала, что Абонвиль может чего-то не понять. Его английский безупречен. Или вы передумали жениться? Мне бы хотелось услышать ваши объяснения, милорд. Трудно о чем-то судить, если блуждаешь в потемках.

– Я не передумал, – сказал Дориан, борясь с абсурдным желанием разгладить морщинки у нее на лбу. – Смутно припоминаю визит Абонвиля и вашей бабушки… и его объяснения, что мы с ним кузены, хотя очень дальние. Больше ничего не помню. Удивительно, что я понял хоть это, ведь перед самым его приездом я выпил галлон лауданума.

– О, теперь понимаю. – Лицо Гвендолин прояснилось. – Некоторые люди под действием опиума становятся очень послушными. Должно быть, вы соглашались с ними, не понимая, о чем они толкуют.

Вдалеке прогремел гром. В небе висели тяжелые свинцовые облака, но девушка, казалось, их не замечала. Она внимательно смотрела на него, и ее зеленые глаза будили опасное томление в груди Дориана.

– Я попытался объяснить ему, но он не захотел слушать.

– Неудивительно, – отозвалась Гвендолин. – Наверняка он думает, что в прошлый раз граф Ронсли находился в состоянии умственного просветления, так как соглашался с ним. Сегодня же граф Ронсли стал возражать, и он приписал это временному помешательству.

– Подобная мысль приходила и мне, – пробормотал Дориан.

– Многие люди реагируют таким образом на иррациональное поведение, – сказала она. – Вместо того чтобы прислушаться к вашим словам, герцог вновь и вновь повторял свои аргументы, как будто втолковывал таблицу умножения глупому ребенку. Даже светила медицины, а уж им ли не знать, верят, что это единственный способ общения с человеком, находящимся в стадии возбуждения. – Гвендолин потерла острый носик. – Это ужасно раздражает. Поэтому вы потеряли терпение и сбежали.

6
{"b":"6030","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Hygge. Секрет датского счастья
Замок Кон’Ронг
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Единственный и неповторимый
Точка наслаждения. Ключ к женскому оргазму
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Темные тайны
Вместе навсегда
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса