ЛитМир - Электронная Библиотека

— Можешь ласкать меня, где и когда тебе угодно. — Исмал взял ее руку. — Позволь показать тебе места.

Глава 18

Вдовствующая герцогиня Брентмор приехала как раз в тот момент, когда Лейла и Исмал решили выпить еще по одной чашке кофе.

Она вошла в столовую до того, как Гаспар успел возвестить о ее прибытии и, естественно, не дала возможности слуге спросить хозяйку, желает ли та принять гостью.

Исмал спокойно поздоровался с герцогиней и придвинул ей стул, Леди Брентмор окинула столовую и Лейлу с Исмалом испепеляющим взглядом, села и открыла свой гигантский ридикюль.

— Вам лучше на ней жениться, — сказала она Исмалу и швырнула на стол пачку бумаг.

— Рад доложить вам, ваша светлость, что мадам пересмотрела свои ошибочные взгляды и приняла мое предложение.

— Это была чистой воды благотворительность, — отозвалась Лейла. — Без меня он абсолютно бесполезен.

— Похоже на правду, — буркнула герцогиня и протянула Исмалу два документа. — Надеюсь, вы кое-что ей рассказали. В противном случае вам придется многое объяснить.

— Я признался в своем темном прошлом — во всем, кроме не принадлежащих мне тайн. — Исмал взглянул на документы и нахмурился. — Это почерк Джейсона.

— Он приехал вчера поздно вечером. Он все еще спит, а я не собиралась ждать весь день, пока он проснется. — Герцогиня обернулась к Лейле. — Джейсон приехал бы уже несколько недель назад, но он наконец-то получил мое письмо и остановился в Париже, чтобы кое в чем разобраться. Это касается денег, — ответила старая леди на удивленный взгляд Лейлы. — Я подумала, что с вашими деньгами не все в порядке — я имею в виду ваш счет в банке. Помню, когда-то очень давно Джейсон рассказал мне, что ваш отец отложил десять тысяч фунтов на ваше приданое.

— Десять тысяч?

— Джейсон искал вас, но безуспешно. Вскоре вы вышли замуж и ваши дела стал вести Эриар. И справлялся с этим весьма успешно. Поэтому Джейсон больше не занимался вашими финансами.

— Десять тысяч фунтов, — повторила Лейла. У нее голова пошла крутом.

— Джейсону пришлось многое подчищать после своего брата, который был партнером вашего отца в их преступных делах. Эсмонд из деликатности, вероятно, не назвал имени моего сына Джеральда. Теперь вы это знаете. Похоже, мы связаны одной веревочкой.

— Ваш сын был партнером моего отца? — медленно сказала Лейла, стараясь вникнуть в слова герцогини. — А у меня было десять тысяч фунтов приданого. Это… многое объясняет.

— Это, конечно, очень хорошо объясняет, почему Эндрю Эриар так рьяно заботился о никому не известной сиротке, защищая ее деньги от ее отупевшего от пьянства развратника мужа. Но так было вначале, когда Эриар только начинал свою практическую деятельность в качестве поверенного. Хотя даже после того, как он стал известным и влиятельным, он следил за вашими делами так, словно вы были членом королевской семьи. Но дело в том, что он не хотел, чтобы о вас заботился кто-либо другой — кто мог бы начать задавать нескромные вопросы.

Лейла обернулась к Исмалу.

— Этим объясняется беспокойство Эндрю, когда ты проявил ко мне интерес.

— Я, несомненно, начну задавать нескромные вопросы. — Исмал передал Лейле документы. — Это копии инструкций, которые твой отец предположительно передал в банк накануне своего исчезновения. Прочти хорошенько и обрати внимание на формулировки.

Лейле достаточно было прочитать несколько строчек, чтобы понять.

— Тебе знаком этот стиль, не так ли? — спросил Исмал. — Ведь за все эти годы ты получала от своего поверенного бесчисленное множество писем.

— Другими словами, Эндрю подделывал письма в банк?

— Равно как и завещание твоего отца. В этом я не сомневаюсь. Мы легко это установим, обратившись в Коллегию юристов гражданского права.

— Он украл мое приданое? А весь мир считает его святым. Я, во всяком случае, так считала. Он всегда был так ласков со мной и вертел мною, как хотел. Проклятый лицемер.

— Мне очень жаль, Лейла. Я знаю, что не должен говорить, что во всем была моя вина…

— Если только ты хочешь убедить меня в том, что ты сатана. Ты ведь не заставлял Эндрю воровать, а Фрэнсиса — забрать меня из дома отца и совратить.

— Тем не менее они воспользовались ситуацией, которую создал я: твой отец обезумел от страха и вина… слуги были одурманены… ты — без сознания и не могла даже позвать на помощь.

— Порядочные люди не воспользовались бы ситуацией. — Лейла швырнула документы на стол и встала. — Все было спланировано. Я в этом не сомневаюсь. Они уже знали про десять тысяч фунтов. О таких вещах не узнают вдруг, в течение каких-нибудь минут от обезумевшего от пьянства и страха человека. И про меня им все было известно. Они не пришли просто с улицы: экипаж был подготовлен, вещи упакованы. И письма, я могла бы в этом поклясться, были написаны заранее. Эндрю не мог написать их экспромтом.

Лейла попыталась вспомнить, как все было.

— Слуги тоже были заменены. Я хорошо помню, что чай мне принесла не моя горничная Габриэла, а служанка с кухни. Что-то произошло до того, как пришел ты. — Лейла закрыла глаза. — В коридоре были отец и ты, а с тобой — дюжий парень и маленький темноволосый человечек. Отец был раздражен.

Лейла открыла глаза и посмотрела на дверь.

— Потому что не было нашего дворецкого Антонио, и отцу пришлось самому открывать дверь.

— Все правда. Я удивился, почему у него так мало слуг. Ристо вошел в дом без проблем. Ему даже не понадобилась помощь Мехмета.

— Потому что Эндрю и Фрэнсис уже выманили из дома слуг, которые могли бы им помешать. Им оставалось лишь дождаться, пока непрошеные гости отца уйдут и они смогут войти в дом и привести в исполнение свой план.

— А когда ты очнулась в карете, Боумонт сообщил тебе, что твой отец мертв. Мне непонятно, откуда он это знал, ведь Джейсон сказал, что тело нашли только через два дня.

— Боумонт уверил меня, что отца увели твои люди. Но это лишено смысла, не так ли? Даже если они нарушили твой приказ, если бы убили моего отца, они не оставили бы в живых меня — я же была свидетелем. Это Эндрю и Фрэнсис столкнули отца в канал или сбросили туда его труп.

— Вот мы и нашли мотив, — сказал Исмал.

— Мы нашли убийцу.

— Жаль, что здесь нет Джейсона, — заявила герцогиня. — Он не поверит мне, если я скажу ему, что вы просто созданы друг для друга.

Мистер Эндрю Эриар, возвращавшийся в свою контору после ленча, остановился у дверей, чтобы оглянуться на человека, мимо которого он только что прошел. На этого человека смотрел не только он, хотя были и такие, кто отворачивался от бедно одетого субъекта с фонарем, клеткой и собакой. И хотя крысолов был в Лондоне необходимой фигурой, смотреть на него, да еще сразу после ленча, было не слишком приятно.

Войдя в контору, мистер Эриар все еще хмурился и старший клерк, Гливер, посмотрел на него с беспокойством.

— Надеюсь, что сегодня пирожки не были пережарены, сэр? Мистер Эриар объяснил, что пирожки были вполне съедобными, а вот встреча с крысоловом его расстроила.

— Надеюсь, это не у наших соседей в очередной раз возникли проблемы? Если у нас появятся крысы, это произведет плохое впечатление на клиентов.

— Никакой опасности нет, — уверил его Гливер. — Этот человек заходил к нам, но, как оказалось, по ошибке. Он перепутал улицу. Как только мы спустились в подвал, он тут же понял, что зашел не в тот дом. Он извинился, сэр, и даже вызвался — раз уж он пришел — осмотреть дыры, которые мы заделали в прошлый раз, и нашел, что они забиты крепко.

— Рад это слышать.

— Он сказал, что иногда может появиться мышь, только и всего.

— Я бы предпочел, чтобы у нас не было никаких паразитов. Давайте спустимся вниз и посмотрим, что можно сделать.

Через полчаса мистер Эриар стоял у окна и смотрел на улицу. Он понял — и от этого у него похолодело все внутри: что-то уже было сделано до него. Он заметил, что исчезла маленькая пыльная склянка с синильной кислотой, которую хозяин дома держал в подвале.

71
{"b":"6031","o":1}